Книжный каталог

Смит У. Золотой Лис

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Африка. Арена Большой игры множества иностранных держав, преследующих здесь свои интересы. Семье Кортни — одной из самых влиятельных в ЮАР — предстоит взять на себя в этой игре главную роль. Спецслужбы сразу нескольких государств пытаются склонить непокорных магнатов к сотрудничеству, пытаясь найти их слабое место, и к дочери посла ЮАР в Англии Изабелле Кортни приставляют особого агента по прозвищу Золотой Лис. Его задание — принудить Изабеллу к повиновению. Любой ценой.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    AST000000000113239

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Смит У. Золотой Лис Смит У. Золотой Лис 317 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Смит У. Золотой Лис Смит У. Золотой Лис 286 р. book24.ru В магазин >>
Уилбур Смит Золотой Лис Уилбур Смит Золотой Лис 283 р. ozon.ru В магазин >>
Нелл Уайт-Смит Лис, который раскрашивал зори (сборник) Нелл Уайт-Смит Лис, который раскрашивал зори (сборник) 60 р. litres.ru В магазин >>
Бортик-гнездышко Золотой кит «Рыжий лис» Бортик-гнездышко Золотой кит «Рыжий лис» 1199 р. korablik.ru В магазин >>
Набор в кроватку Золотой кит «Рыжий лис» 15 пр. Набор в кроватку Золотой кит «Рыжий лис» 15 пр. 3499 р. korablik.ru В магазин >>
Смит У. Уилбур Смит. Лучшее. Охотники за алмазами. Ассегай. Взгляд тигра. Полет сокола (комплект из 4-х книг) Смит У. Уилбур Смит. Лучшее. Охотники за алмазами. Ассегай. Взгляд тигра. Полет сокола (комплект из 4-х книг) 508 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Уилбур Смит Золотой Лис скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Золотой Лис

В центре драматических событий – богатая и влиятельная семья Кортни, роковую роль в жизни которой сыграл высокопоставленный агент КГБ по кличке Золотой Лис…

Место действия – от фешенебельных кварталов Лондона до старинных испанских замков, от залитых кровью пустынь Эфиопии до охваченных пожаром гражданской войны джунглей Анголы.

Дорогой читатель. Книгу "Золотой Лис" Смит Уилбур вероятно стоит иметь в своей домашней библиотеке. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. Периодически возвращаясь к композиции каждый раз находишь для себя какой-то насущный, волнующий вопрос и незамедлительно получаешь на него ответ. Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы "видишь" происходящее своими глазами. На развязку возложена огромная миссия и она не разочаровывает, а наоборот дает возможность для дальнейших размышлений. Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Всем словам и всем вещам вернулся их изначальный смысл и ценности, вознося читателя на вершину радости и блаженства. Юмор подан не в случайных мелочах и не всегда на поверхности, а вызван внутренним эфирным ощущением и подчинен всему строю. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. "Золотой Лис" Смит Уилбур читать бесплатно онлайн будет интересно не всем, но истинные фаны этого стиля останутся вполне довольны.

Добавить отзыв о книге "Золотой Лис"

Источник:

readli.net

Уилбур Смит - Золотой Лис - читать книгу бесплатно

Смит У. Золотой Лис

В центре драматических событий - богатая и влиятельная семья Кортни, роковую роль в жизни которой сыграл высокопоставленный агент КГБ по кличке Золотой Лис…

Место действия - от фешенебельных кварталов Лондона до старинных испанских замков, от залитых кровью пустынь Эфиопии до охваченных пожаром гражданской войны джунглей Анголы.

Посвящается Дэниэл Антуанетт, с чьей помощью моя жизнь превратилась в чудесное приключение

Человек в белой сатиновой рубашке, стоявший на высокой сцене прямо перед ней, поднял над головой еще один ящик и с громким смехом вытряхнул из него новую легкокрылую волну. Желтая, белая, переливающаяся всеми цветами радуги, она взметнулась ввысь под восхищенные вздохи толпы.

Вдруг одна из бабочек прервала свой полет и резко устремилась вниз; и хотя сотни рук пытались поймать ее, она, словно заколдованная, облетела все препятствия и села прямо на лицо девушки. Счастливый смех долетел до него сквозь монотонный гул толпы, и он сам невольно улыбнулся.

Она подняла руку ко лбу и осторожно, почти благоговейно, взяла бабочку в ладонь. Поднесла к самому лицу, рассматривая этими сине-фиолетовыми, столь хорошо знакомыми ему глазами. Взгляд внезапно стал задумчивым, губы что-то шептали, он видел, как они двигались, но не мог расслышать слов.

Но грусть была мимолетна, и через мгновение улыбка вновь заиграла на прелестных губах. Девушка вскочила на ноги, встала на цыпочки и вытянула руки высоко над головой. Бабочка будто колебалась - сидела на кончиках пальцев, лениво шевеля крылышками, и в этот момент он услышал голос:

И возглас был тут же подхвачен окружающими:

- Лети! Да будет мир!

В эту минуту она завладела всеобщим вниманием, все взоры устремились к ней, позабыв об одинокой экстравагантной фигуре на сцене.

Девушка была высокой и гибкой, обнаженные руки и ноги покрывал загар, и от нее прямо-таки веяло здоровьем и молодостью. В полном соответствии с модой юбка на ней была такая короткая, что, когда она потянулась вверх, все смогли свободно лицезреть полукружия ее маленьких упругих ягодиц, слегка прикрытые белоснежным кружевом трусиков.

Застыв на мгновение в этой позе, она как бы символизировала все свое поколение, свободное, необузданное и в то же время такое беззащитное, и он кожей ощутил тот единый порыв, что охватил всех смотревших на нее. Даже человек на сцене наклонился, чтобы получше ее рассмотреть, и его толстые, лиловые, будто искусанные пчелами губы раздвинулись в улыбке, и он прокричал все то же слово: «Мир!» И его голос разнесся над толпой, тысячекратно усиленный мощными динамиками, которые возвышались по обеим сторонам сцены.

Бабочка вспорхнула с руки, промелькнула над головой и затерялась в пестром облаке своих подруг, а девушка прижала пальцы к губам, посылая ей вослед воздушный поцелуй.

Она опустилась на траву, и все сидевшие рядом потянулись к ней, чтобы обнять или хотя бы дотронуться.

На сцене Мик Джаггер широко раскинул руки, требуя тишины. Дождавшись, заговорил в микрофон. Голос, искаженный усилителями, звучал глухо и невнятно; акцент был столь силен, что наблюдатель едва мог разобрать слова; он произнес довольно путанную речь в память одного из членов своего ансамбля, который несколько дней назад утонул в бассейне во время веселой воскресной попойки.

Ходили слухи, что покойный вошел в воду, уже будучи практически в коматозном состоянии от чрезмерной дозы наркотиков. Это была воистину героическая смерть в век наркотиков и секса, «травки» и «колес», в век свободы, мира и чрезмерных доз.

Джаггер закончил маленькую речь. Она оказалась настолько краткой, что никак не повлияла на жизнерадостное настроение аудитории. Взвыли электрогитары, и Джаггер всем своим существом погрузился в коронную песню «Женщины притонов». И вот уже сто тысяч сердец забились в унисон с его сердцем, сто тысяч молодых, здоровых тел задергались в такт и двести тысяч рук взметнулись вверх, раскачиваясь, как колосья пшеницы на ветру.

Космическая музыка наполнила воздух, грохоча, как пушечная канонада; рвала барабанные перепонки, врывалась в мозг, разрывая его на части, оглушая и отупляя. В мгновение ока она превратила слушателей в безмозглых маньяков, в некий единый организм, подобный гигантской амебе, корчащейся и пульсирующей в процессе размножения, сжигаемой неприкрытой, неудержимой похотью; и от этой живой массы разило пылью и потом, одуряющим ароматом горящей конопли и мускусным запахом возбужденных молодых тел.

Наблюдатель был единственным человеком в толпе, не охваченным всеобщим безумием; грохочущая музыка ничуть не волновала его. Он не отрывал глаз от девушки, выжидая подходящий момент.

И хотя та раскачивалась в первобытном ритме, вместе со всеми остальными, стиснутая их телами, даже здесь ее отличала какая-то особая грация. Блестящие черные волосы, приобретшие на солнце красноватый оттенок, были собраны на затылке, но их густые пряди спадали вниз темными струящимися потоками, подчеркивая элегантную линию шеи и гордую посадку головы - точь-в-точь, как тюльпан на стебле.

Прямо под сценой низким заборчиком была отгорожена специальная площадка, что-то вроде мест для избранных. Там сидела Марианна Файсфул в длинном ниспадающем платье, правда, при этом босая, в окружении других жен и сподвижников. Ее красота казалась отрешенной и неземной. Глаза были затуманены и неподвижны, как у слепой, а движения замедлены и сонны. У ног ползали дети, и все они были окружены цепью Ангелов Ада.

В черных вермахтовских касках, увешанные цепями и железными нацистскими крестами, с волосатой грудью, выпирающей из-под черных кожаных курток, усыпанных сверкающими металлическими бляхами, в мотоциклетных сапогах со стальными подковами, с замысловатой татуировкой на руках, они стояли в угрожающей позе, руки в бока, полицейская дубинка на поясе, сжатые кулаки в тяжелых заостренных стальных кольцах. Они окидывали толпу мрачными вызывающими взглядами, ища малейшего повода для вмешательства.

А музыка все гремела и гремела, час, затем другой, жара все усиливалась, пахло уже как в звериной клетке, ибо кое-кто из присутствующих, причем обоих полов, зажатых толпой и не желающих пропустить ни единой минуты представления, мочились прямо там, где сидели.

Подобная безнравственность, дикая разнузданность и разгул самых низменных страстей вызывали глубокое отвращение у наблюдателя. Это было надругательством над всем, во что он верил. Песок запорошил ему глаза, голова раскалывалась, в ушах билась музыка в такт аккордам гитар. Пора уходить. Еще один день потерян; еще один день прошел в тщетных ожиданиях подходящего случая. Но терпения у него не меньше, чем у хищного зверя, подкарауливающего добычу. Что ж, будут и другие дни; спешить некуда. Главное - дождаться именно того, что ему нужно.

Он начал пробираться сквозь толпу, сгрудившуюся на небольшом возвышении, где простоял все это время, бесцеремонно расталкивая публику; впрочем, все были в таком гипнотическом трансе, что не обращали на него ни малейшего внимания.

Оглянулся, и глаза сузились: он увидел, как девушка что-то сказала сидящему рядом парню, улыбнулась, покачала головой в ответ на его слова и поднялась на ноги. Затем она тоже стала пробираться сквозь толпу, перешагивая через сидящих, опираясь на их плечи и мило улыбаясь вместо извинений.

Наблюдатель тут же изменил направление, повернув вниз по отлогому склону ей наперерез; охотничий инстинкт подсказывал, что судьба неожиданно дарит ему тот самый шанс, которого он ждал.

За сценой рядами стояли грузовики телевидения, каждый размером с двухэтажный автобус, припаркованные вплотную друг к другу, так что между ними оставались считанные сантиметры свободного пространства.

Девушка повернула назад вдоль низкого заборчика, пытаясь обогнуть сцену и выбраться из толпы; но здесь скопилось столько народу, что она не могла пройти дальше. Упершись в стену из человеческих тел, она в отчаянии озиралась по сторонам.

Внезапно направилась прямо к заборчику; энергично работая локтями, вскоре достигла его, легко перескочила через это невысокое препятствие и скользнула в узкий промежуток между двумя огромными грузовиками. Один из Ангелов Ада, заметив столь вопиющее нарушение неприкосновенной границы, с громким возгласом устремился за ней; проход был настолько узок, что ему пришлось протискиваться боком, при этом он на мгновенье повернулся лицом к наблюдателю, и тот ясно увидел довольную ухмылку, промелькнувшую на губах.

Наблюдателю понадобилось почти две минуты, чтобы добраться до того места, где девушка перемахнула через заборчик. Кто-то попытался остановить его, но он отшвырнул протянутую руку, в свою очередь пересек запретную зону и оказался между высокими стальными бортами припаркованных грузовиков.

Ему также пришлось продвигаться боком; широкие плечи в данном случае были явной помехой. Он как раз поравнялся с дверью водительской кабины, когда услыхал прямо впереди себя приглушенный крик. Этот звук подстегнул его, он быстро обогнул капот и на секунду приостановился, чтобы лучше оценить создавшуюся ситуацию.

Настигнув девушку, Ангел Ада прижал ее к переднему крылу грузовика. Резко завернул ей руку назад и вверх. Она стояла к нему лицом, а он наваливался на нее бедрами и животом, заставляя откинуться назад на стальное крыло. Навис над ней, пытаясь дотянуться до губ. Девушка, изогнувшись дугой, отчаянно мотала головой из стороны в сторону, но он только смеялся; широко разинув свою пасть, высунул язык и старался затолкать его ей в рот.

Одновременно правой рукой задрал коротенькую юбочку до пояса, и его волосатые, испачканные машинным маслом пальцы по-хозяйски шарили в кружевных трусиках. Девушка колотила его свободной рукой, но он втянул голову в плечи, пряча лицо от ее ногтей, и в результате все удары приходились на обитую металлом черную кожу и массивные плечи - гору жира и мускулов. С громким утробным ржанием Ангел стаскивал с нее трусики, кружево с треском рвалось в его пальцах, сползая вниз по гладким загорелым бедрам.

Наблюдатель сделал шаг вперед и дотронулся до плеча Ангела; тот замер, но тут же резко обернулся. Его мутный взгляд моментально прояснился, и он с такой силой отшвырнул девушку в сторону, что она с размаху шлепнулась на грязную вытоптанную траву между грузовиками. Затем потянулся к дубинке, висевшей на поясе.

Наблюдатель протянул руку и еще раз дотронулся до него, на этот раз под ухом, чуть ниже кромки стального шлема. Нажал в этом месте двумя пальцами, и Ангел застыл как вкопанный; судорога свела его конечности, в горле что-то заклокотало, затем все тело забилось в конвульсиях, он мешком рухнул на землю и остался лежать, извиваясь и дергаясь, как эпилептик. Девушка стояла на коленях, машинально натягивая разорванные трусики и с благоговейным ужасом наблюдая за происходящим. Наблюдатель перешагнул через распростертого Ангела и поднял ее на ноги как пушинку.

- Идем, - сказал негромко. - Пока его дружки не сбежались.

Взял за руку и быстро повел за собой, и она с детской доверчивостью последовала за ним.

Прямо за припаркованными грузовиками начинались заросли рододендрона, испещренные узкими тропинками. Они бежали по одной из них. Девушка, задыхаясь, спросила:

- Нет. - Он даже не обернулся. - Не пройдет и пяти минут, как очухается.

- Ты разделался с ним, как с младенцем. Как это у тебя получилось? Ведь ты едва до него дотронулся.

Не ответил, но после очередного поворота тропинки остановился и повернулся к ней.

- С тобой все в порядке? Она отрывисто кивнула.

Он внимательно смотрел на нее, не отпуская руки. Знал, что ей двадцать четыре года; эту молодую женщину только что пытались зверски изнасиловать, но взгляд ее темно-синих глаз был ровным и оценивающим. Ни слез, ни истерики, розовые губы ни разу не дрогнули, а хрупкая теплая ладонь твердо сжимала его-руку.

Что ж, по крайней мере в этой части характеристика, данная ей психиатром и досконально им изученная, подтвердилась: несомненно, человек жизнерадостный и уверенный в себе; и уже почти полностью оправилась от пережитого потрясения. Тут он заметил, что на ее щеках и у основания длинной изящной шейки появился нежный румянец, дыхание заметно убыстрилось. Она явно была охвачена новыми и весьма сильными эмоциями.

- Как тебя зовут? - спросила, и он сразу узнал этот пристальный взгляд. Обычно все женщины именно так смотрели на него при первой встрече.

- Рамон, - тихо повторила она, как бы вслушиваясь в музыку этого слова. Господи, до чего же он красив. - А как твое полное имя?

- Ты не поверишь. - Он говорил по-английски безукоризненно, даже, пожалуй, чересчур безукоризненно. Наверное, иностранец, но в любом случае его красивый, глубокий и в то же время сдержанный голос полностью соответствовал внешности.

- А все-таки, - она почувствовала, как голос ее дрогнул.

- Рамон де Сантьяго-и-Мачадо. - Прозвучало как прекрасная мелодия; невероятно романтично. Это было самое красивое имя из всех, что она когда-либо слышала; идеальное имя для такого лица и такого голоса.

- Надо идти, - сказал он; она все еще не могла оторвать от него глаз.

- Я устала. Не могу больше бежать.

- Тогда тебя повесят на руль мотоцикла вместо талисмана.

Она рассмеялась, ей пришлось прикусить губу, чтобы остановиться.

- Перестань. Не смеши меня. Мне надо в туалет. Я больше не могу терпеть.

- А, так вот ты куда направлялась, когда этот сказочный принц воспылал к тебе страстью.

- Я же тебя просила. - Она еле сдерживала смех, и он сжалился.

- Туалет есть у входа в парк. Дотерпишь?

- Ну тогда можешь воспользоваться кустами.

- Ну уж нет. На сегодня представлений хватит.

- Тогда пошли. - Он вновь взял ее за руку. Они обогнули Серпентин, и Рамон оглянулся.

- Пыл твоего приятеля явно поутих. Что-то его не видать. Какое непостоянство.

- А жаль. Я бы с удовольствием посмотрела этот твой фокус еще разок. Долго еще?

- Да вот. - Они были уже у входа; она отпустила его руку и направилась к маленькому красному кирпичному домику, деликатно укрывшемуся за кустами возле дорожки; но у самой двери вдруг остановилась в нерешительности.

- Меня зовут Изабелла, Изабелла Кортни, а для друзей я Белла, - бросила через плечо и быстро скрылась за дверью.

«Да, - пробормотал он про себя. - Я знаю».

Даже в кабинке она слышала музыку, легко преодолевавшую расстояние и кирпичные стены; слышала и шум вертолета, пролетевшего, казалось, над самой крышей, но все эти звуки не могли отвлечь ее от новых мыслей. Она думала о Рамоне.

У умывальника внимательно рассмотрела себя в зеркале. Волосы совершенно растрепались; она быстро привела их в порядок. Волосы Района были густыми, темными и волнистыми. Длинными, но не слишком. Стерла с губ бледно-розовую помаду, затем вновь их накрасила. Губы Района были пухлыми и в то же время мужественными. Мягкими, но сильными. «Интересно, какие они на вкус?»

Бросила помаду обратно в сумочку и нагнулась к зеркалу, чтобы получше рассмотреть свои глаза. Глазных капель ей явно не требовалось. Белки были такими чистыми, что отдавали синевой, как у здорового младенца. Она знала, что глаза были ее лучшим украшением, синие, как у всех Кортни, что-то между васильковым и сапфировым оттенками. Глаза Рамона были зелеными. Именно они прежде всего поразили ее. Эти чистые, ярко-зеленые глаза, такие красивые, но (долго не могла подобрать определение)… смертельно опасные. Да, именно так. Чтобы это понять, не нужно было видеть расправу над Ангелом Ада. Достаточно один раз посмотреть в эти глаза. Сомнений быть не могло: этот человек опасен. Почувствовала, как по спине пробежал восхитительный холодок страха и сладостного предвкушения. Может быть, это и есть Он. Рядом с ним все остальные казались бледными и скучными тенями. Может быть, ей повезло и она нашла, наконец, того, кого так долго искала.

«Рамон де Сантьяго-и-Мачадо», - промурлыкала вслух его имя, пробуя его на вкус, следя за движением своих губ. Затем выпрямилась и направилась к выходу. Заставила себя не спешить. Шла медленно, расслабленной походкой, раскачивая бедра при каждом шаге, упругий зад двигался из стороны в сторону подобно метроному, белое кружево то и дело выглядывало из-под донельзя укороченной юбки.

Оказавшись снаружи, она слегка надула губки, опустила длинные густые ресницы и застыла на месте.

Его нигде не было. Белла судорожно вздохнула; внутри что-то екнуло, будто она проглотила камень. Огляделась по сторонам, отказываясь верить своим глазам.

- Рамон… - произнесла неуверенно и выбежала на дорожку. Навстречу ей шли сотни людей, первая волна беглецов, пытавшихся избежать столпотворения, неминуемого по окончании концерта, но элегантной фигуры, столь желанной ее взору, среди них не было.

- Рамон… - повторила еще раз и кинулась ко входу в парк. Машины с грохотом проносились мимо по Бэйсуотерскому шоссе, она в отчаянии озиралась вокруг себя и не могла в это поверить. Он ушел и бросил ее. Никогда еще с ней не случалось ничего подобного. Она ясно показала ему, что хочет познакомиться с ним поближе - не понять этого было невозможно, а он взял и ушел.

Источник:

blikwomen.com.ua

Уилбур Смит - Золотой Лис - чтение книги онлайн

Смит У. Золотой Лис

услышанный от десантника Хосе. Она едва не поперхнулась соком.

— Ты знаешь, что это означает? — осведомилась она с нервной дрожью в голосе.

— Само собой, — гордо заявил он. — Мне показала одна большая девочка в школе. — Изабелла благоразумно решила не развивать далее эту тему.

Уложив его в постель, они с Адрой прошлись до ее хижины; улучив момент, Изабелла прошептала ей на ухо:

— Где Рамой? Маркиз уже здесь?

Адра осторожно огляделась по сторонам, прежде чем ответить.

— Нет. Но он скоро будет. Думаю, завтра или послезавтра. Он сказал, что обязательно придет. Он просил передать, что очень вас любит.

Оставшись одна, Изабелла обнаружила, что вся дрожит от одной мысли о новой встрече с Рамоном, теперь, когда она знала его подлинное лицо. Она сомневалась, что сможет вести себя с ним естественно, не возбуждая подозрений. А если ей придется с ним спать? Эта перспектива приводила ее в ужас. Он без сомнения почувствует перемену в отношении к нему. И тогда он может увезти отсюда Николаса или посадить ее под замок.

«Боже, сделай так, чтобы Шон добрался до меня раньше, чем Рамон. Не дай ему прийти до Шона». Всю эту ночь она пролежала без сна, в холодном поту; каждую секунду ей мерещилось, что Рамон вот-вот появится перед ней из темноты, и ей придется лечь с ним в постель.

Как прежде, они с Николасом следующие два дня провели вместе, купаясь, ловя рыбу и играя на пляже с Двадцать Шесть. За это время щенок вырос в долговязого, длиннохвостого и косоглазого пса с висячими ушами, которого Николас просто обожал. Он даже спал с ним на одной кровати; Изабелле так и не удалось отучить его от этой привычки, хотя длинные ноги Николаса были постоянно искусаны блохами, обитавшими в собачьей шерсти.

Поздно вечером в понедельник, когда Николас уже укладывался спать, а Изабелла наблюдала за его приготовлениями, она как бы невзначай протянула руку и достала с полки над его кроватью, где самое почетное место занимал новый футбольный мяч, велосипедный насос. Она повернула рукоятку и услышала легкий щелчок внутри; импульсный повторитель заработал. Она вернула насос на полку как раз в тот момент, когда Николас появился из ванной, благоухая зубной пастой «Пепперминт», которую она также привезла ему из Кейптауна.

Когда она склонилась над его кроватью, чтобы поправить противомоскитную сетку, он неожиданно потянулся к ней и обеими руками обнял ее за шею.

— Я люблю тебя, мама, — застенчиво прошептал он, и она поцеловала его в губы.

Они были мягкими, влажными, теплыми, на них все еще ощущался вкус зубной пасты, и сердце ее запылало от нестерпимой и сладкой боли, ей казалось, что оно не выдержит такой силы любви к сыну. Но тут Николас, явно смутившись своего порыва, быстро перевернулся на бок, натянул простыню до подбородка, крепко зажмурился и нарочито громко захрапел.

— Спи спокойно, Никки. Я тоже тебя люблю — всем сердцем, — прошептала она.

Когда она возвращалась в свою хижину, внезапно прогремели раскаты грома, и ночное небо прорезала ослепительная молния. Она посмотрела вверх, и первая тяжелая капля теплого ливня ударилась о ее лоб.

В кабине «Лира» стояла мертвая тишина. Они были на высоте сорока тысяч футов, почти предельной для самолетов этого класса; они забрались как можно выше, чтобы иметь максимальный запас времени и скорости.

— Прямо по курсу вражеский берег, — тихо произнес Шаса, и Гарри непочтительно фыркнул.

— Да будет тебе, отец. Такие фразы выдают разве что в фильмах о второй мировой войне.

Они находились намного выше облаков, в волшебном мире серебристого лунного сияния. Облака под ними напоминали альпийские снега, сверкающие так, что глазам больно.

— До устья реки Конго осталось сто морских миль.

— Шаса проверил их местонахождение на экране спутниковой навигационной системы. — Судя по всему, мы должны быть прямо над «Лансером».

— Попробую-ка связаться с ними, — предложил Гарри, и Шаса настроил рацию на нужную частоту.

— Дональд Дак, я Сказочный Дракон. Вы меня слышите?

— Дракон, я Дак. Слышу вас на все сто, — ответ был молниеносным, и Шаса облегченно улыбнулся, узнав голос своего старшего сына. «Шон, наверное, все время держал палец на кнопке», — пробормотал он себе под нос и включил свой микрофон. — Дак, оставайтесь на связи. Мы направляемся в Диснейленд.

— Удачного путешествия. Дак остается на связи. Шаса развернул вращающееся кресло второго пилота, в котором сидел, и заглянул вглубь пассажирского отсека «Лира». Два техника из «Кортни Коммюникейшнз» склонились над своим оборудованием. Им понадобилось целых десять дней на то, чтобы установить на борту всю эту хитрую электронику. Большую ее часть составляли уникальные приборы, которые только проходили испытания в «Армскоре» и еще не были приняты на вооружение южноафриканскими ВВС. Соответственно, они не были встроены в корпус «Лира», а просто закреплены и привинчены к полу. Напряженные лица техников были освещены колдовским зеленоватым мерцанием дисплеев, а их головы казались огромными и бесформенными из-за чудовищных размеров наушников, надетых на них.

Шаса нажал кнопку внутренней связи.

Старший техник поднял голову.

— Никаких радарных лучей. Слышны обычные радиопереговоры из Луаны, Киншасы и Браззавиля. Никаких сигналов от цели.

— Продолжайте слежение. — Шаса отвернулся. Он знал, что новейшее оборудование радиочастотного поиска непрерывно отслеживает весь частотный диапазон. Оно моментально засечет любые военные самолеты, поднятые в воздух с авиабаз в Луанде или Сауримо. Специальная антенна, смонтированная под брюхом «Лира», предупредит, если их обнаружит луч неприятельского радара. Радиотехник Лен был выбран для этого полета благодаря знанию испанского языка. Он сможет разобрать любые радио-переговоры кубинцев и вовремя принять необходимые контрмеры.

— Порядок, Гарри. — Шаса дотронулся до его руки. — Мы над устьем Конго. Новый курс сто семьдесят пять.

— Понял, новый курс сто семьдесят пять. — Гарри поставил «Лир» на крыло и круто изменил направление полета с восточного на южное, чтобы двигаться параллельно линии побережья.

В эту минуту, по какой-то причудливой прихоти погоды и ветра, в плотной массе облаков под ними образовалась сквозная дыра. До полнолуния оставалось всего два дня, и большой лунный диск висел прямо над их головами. Его свет струился в эту бездонную пропасть, и с высоты сорока тысяч футов они разглядели платиновый отблеск водной равнины и темные контуры африканского берега.

— Через четыре минуты устье реки Амбриз, — предупредил Шаса.

— Приступаем к поиску сигнала цели, — подтвердил через свои наушники Лен.

— Амбриз под нами, — объявил Шаса.

— Сигнал от цели не обнаружен.

— Через шесть минут устье реки Катакана, — сказал Шаса.

По правде говоря, он и не ожидал каких-либо результатов от Амбриз. Она находилась у внешней границы обследуемой зоны. Он посмотрел вперед и скорчил недовольную гримасу. Прямо по их курсу вставала исполинская черная стена грозовых туч; ее вершина, похожая на головку гигантского молотка, уходила куда-то в стратосферу. Он на глаз прикинул ее высоту примерно в шестьдесят-семьдесят тысяч футов, что на порядок выше потолка «Лира».

— Как тебе нравится это безобразие? — спросил он Гарри; тот только покачал головой и бросил взгляд на экран радарной метеорологической системы. Чудовищная тропическая гроза расплылась по экрану зловещим и устрашающим малиновым пятном; оно росло на глазах, подобно некой фантасмагорической раковой опухоли.

— Она в девяносто шести милях от нас. Да, это что то. Похоже, она зависла аккурат над одной из наших целевых точек, устьем реки Чикамба.

— Если это так, то она заглушит любой сигнал Беллы; импульс через нее не пробьется. — Шаса выглядел крайне обеспокоенным.

— Нам все равно не удастся пролететь сквозь эту махину, — прорычал Гарри.

— Под нами Катакана, Лен. Что-нибудь есть от нашей цели?

— Ничего, мистер Кортни. — Вдруг его голос резко изменился. — Минутку! Ах, зараза! Кто-то щупает радарным лучом.

— Гарри, — Шаса энергично затряс сына за плечо, — они засекли нас радаром.

— Переключись на международную частоту, — распорядился Гарри, — и слушай внимательно.

Они замерли в своих креслах, напряженно вслушиваясь в треск электрических разрядов, исходящий от бушующего пред ними шторма.

Внезапно на основной частоте что-то зашипело, и в кабину ворвался громкий отчетливый голос.

— Неопознанный самолет. Говорит авиадиспетчерская служба Луаны. Вы находитесь в запретной зоне. Немедленно сообщите, кто вы. Повторяю, вы находитесь в запретной зоне.

— Луанда, это борт «БА» ноль пятьдесят один, Британская авиакомпания. У нас неполадки с двигателем. Просим уточнить наши координаты. — Шаса затеял бестолковую дискуссию с Луандой, пытаясь выиграть время. Каждая секунда была на вес золота. Он запросил разрешение на посадку в Луанде, затем притворился, что не слышит или не понимает их отказа и настойчивых требований незамедлительно покинуть национальное воздушное пространство.

— Они не клюнули на это, мистер Кортни, — предупредил его Лен, прослушивавший военные частоты.

— Они вызвали «МИГи» с авиабазы в Сауримо. Они наводят их на нас.

— Сколько времени нам осталось до устья Чикамбы? — спросил Гарри.

— Четырнадцать минут, — рявкнул Шаса.

— Господи, спаси и помилуй нас, грешных! — ухмыльнулся Гарри. — Мы идем как раз встречным курсом с этими «МИГами». Правда, они ползут чуть быстрее, на двух махах[17]. Сейчас начнется потеха.

Они по-прежнему мчались на юг, окутанные серебристым лунным светом.

— Мистер Кортни, мы зафиксировали еще один радар. Думаю, что это «МИГи» засекли нас на своем радаре.

— Благодарю вас, Лен. До Чикамбы минута тридцать секунд лета.

— Мистер Кортни. — Голос Лена звучал все более тревожно. — Командир «МИГов» докладывает, что цель обнаружена. Они приближаются, сэр. Луч радара все интенсивнее. Командир «МИГов» просит санкции на применение оружия.

— По-моему, ты что-то там говорил насчет того, что они не смогут нас перехватить, — доброжелательно напомнил Шаса сыну.

— Я полагал, что мы вне пределов их досягаемости. Черт побери, па, каждый может разок ошибаться.

— Мистер Кортни! — голос Лена сорвался на крик. — Я засек сигнал, очень слабый, пульсирующий. Примерно в шести километрах. Прямо по курсу!

— Это наш импульсный повторитель, вне всякого сомнения!

— Устье Чикамбы. Белла на Чикамбе! — проорал Шаса. — Скорее уносим ноги отсюда.

— Мистер Кортни, «МИГи» получили команду на уничтожение; они атакуют. Луч радара очень силен и интенсивен.

— Ну, теперь держитесь, — сказал Гарри. — Не потеряйте шляпы.

«Лир» перевернулся и вошел в крутое пике.

— Что ты делаешь, черт тебя подери? — завопил Шаса, вдавленный силой тяжести в кресло второго пилота. — Разворачивайся и дуй в открытое море.

Источник:

litread.info

Смит У. Золотой Лис в городе Томск

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Смит У. Золотой Лис по разумной цене, сравнить цены, а также изучить другие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Томск, Улан-Удэ, Владивосток.