Книжный каталог

Наука и религия

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Прижизненное издание. Москва, 1901 год. Типо-литография Товарищества И. Н. Кушнерев и Ко. Издание с портретом автора. Редкий оригинальный переплет Шнелле, с кожаным корешком и уголками. Корешок бинтовой. Сохранность хорошая. Книга русского философа и политического мыслителя Бориса Николаевича Чичерина (1828-1904) - самое значительное его философское произведение. В ней наиболее полно представлены все аспекты его системы объективного идеализма: теория познания, онтология, антропология, философия права, этика и эстетика. Опыт и его границы, логика и диалектика, познание абсолютного, бессмертие души, религия и философия, религия и искусство, религия и нравственность, законы развития человечества - таковы основные вопросы, которые Чичерин рассматривает в своей книге, давно ставшей библиографической редкостью. Рассчитана на всех интересующихся проблемами философии, религии и истории науки. Не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Характеристики

  • Тип обложки (Переплет)
    Твердый переплет
  • Количество страниц
    452
  • Формат издания
    165x240
  • Статус (вид издания)
    Антикварное издание
  • Сохранность
    Хорошая
  • Год выпуска
    1901
  • Автор на обложке
    Б. Чичерин
  • Тип издания
    Отдельное издание
  • Язык издания
    Русский
  • Издательство
    Типо-литография Товарищества И. Н. Кушнерев и Ко
  • Автор
    Борис Чичерин
  • Произведение
    Наука и религия
  • Вес
    830
  • Ширина упаковки
    180
  • Высота упаковки
    30
  • Глубина упаковки
    240

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Эрвин Ласло, Говард Смит Астрофизика и Каббала. Наука и религия о природе вселенной. Наука и возрождение магии космоса. Целостное видение реальности (комплект из 2 книг) Эрвин Ласло, Говард Смит Астрофизика и Каббала. Наука и религия о природе вселенной. Наука и возрождение магии космоса. Целостное видение реальности (комплект из 2 книг) 619 р. ozon.ru В магазин >>
Чичерин Б. Наука и религия Чичерин Б. Наука и религия 1059 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Малиновский Б. Магия, наука и религия Малиновский Б. Магия, наука и религия 528 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Чичерин Б. Наука и религия Чичерин Б. Наука и религия 1152 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Брук Дж. Наука и религия. Историческая перспектива Брук Дж. Наука и религия. Историческая перспектива 297 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Лим Ворд Наука религия. Бегущие в Рай Лим Ворд Наука религия. Бегущие в Рай 44 р. litres.ru В магазин >>
Смит Г. Астрофизика и каббала: наука и религия о природе вселенной Смит Г. Астрофизика и каббала: наука и религия о природе вселенной 231 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Наука и религия

Наука и религия

2. НАУКА И РЕЛИГИЯ

Наука и религия представляют собой фундаментальные области культуры, типы мировоззрений, взаимодействующих друг с другом.

Понимание соотношения науки и религии в течение долгого времени сводилось к тому, что они трактовались как диаметрально противоположные, взаимоотрицающие явления. Проблема соотношения веры и знания решалась в рамках оценки религии как низшего вида знания, которое с развитием науки обречено на исчезновение. Но на самом деле отношения между научным и религиозным типом миропонимания гораздо сложнее. Религия и научное знание стали рассматриваться как различные и правомерные формы духовной активности человека.

Фундаментальные познавательные установки научного и религиозного способа миропонимания пересекаются друг с другом. Наука не представляет собой абсолютно объективизированное знание. Человечеству, несмотря на научный прогресс, не дается и ныне восприятие целостности мироздания.

В науке существуют структуры, которые выводят знания, принимаемые на веру в качестве аксиом тех или иных научных теорий. Религиозные системы – это тоже не только своды положений, апеллирующих к вере, но и некоторые обобщения, опирающиеся на аргументацию и доказательность. Религиозное мировосприятие имеет свой высший уровень – теологию, где под установки вероисповедания подводится базис рационального обоснования и доказательства.

Но между наукой и религией есть различия.

Наука не исходит из абсолютных истин, науке свойствен критический взгляд на то, что происходит в ее поле. Давление новых доказательств может привести к пересмотру прежних положений. Источником религиозности является не объективная реальность, а сверхналичное откровение, знание, данное человеку свыше (от Бога). Откровение не подвергается критической рефлексии, оно является высшей, абсолютной информацией, которую ограниченный разум человека в его конечном бытии не может представить во всей полноте. Религия восходит к смыслу человеческого существования, отвечает на предельные вопросы, связанные с абсолютными идеалами.

Наука тоже сталкивается с проблемой абсолютов, но они уходят в бесконечность, которой нет конца и границ, раздвижение пределов познания не уменьшает мир непознанного, это стимулирует дальнейшее освоение реальности.

В религии абсолют выступает миром должного, идеального, задающего бытию человека смыслообразую-щие компоненты.

Наука изучает сущее, религия – мир должного. И наука, и религия отвечают на важные вопросы человеческой жизни, но религия дает ответы и на те вопросы, на которые пока не дает ответ наука.

Наука и религия не противоположны, они действуют по принципу дополнительности формально-рационально-познавательного и инстинктивно-этического способов освоения мира.

И пока есть пределы научного познания, будет место религиозному мировосприятию, исходящему из целостности и всеохватности мира. Научное развитие разрушает традиционные установления, но открывает новые возможности, в том числе и для религии. Наука не вытеснила религию. Раздвинув границу познания, наука столкнулась с еще большими глубинами непознанного и остающегося для человеческого разума «тайной», что создает поле для религиозного мироощущения.

Источник:

www.redov.ru

НАУКА И РЕЛИГИЯ: два полярных по своей сути способа отношения человека к миру: если

НАУКА И РЕЛИГИЯ

- два полярных по своей сути способа отношения человека к миру: если наука обращена к исследованию естественных объектов, то религия - к сверхъестественному.

Формы и способы взаимоотношения науки и религии весьма разнообразны.

С помощью наблюдения и рассуждения наука устанавливает факты и на их основе выстраивает законы, что позволяет в ряде случаев успешно предсказывать будущее. Наука имеет практическую направленность (критерий практики в науке появляется в эпоху Возрождения). Наука тесно связана с техникой, поскольку техника - это одно из практических воплощений науки.

По сути дела, религия и наука являются двумя различными способами объяснения одной и той же реальности. Они объясняют

сущность, происхождение мира, жизни и человека.

Религия в известном смысле является более сложным явлением, чем наука, ведь она соединяет в себе церковь как социальный институт, веру человека и моральные основы человеческого бытия. Религия рассматривает взаимоотношения человека с Абсолютом. Религия охватывает сотни миллионов людей, тогда как лиц, занимающихся наукой, значительно меньше.

В Античности религия и наука развиваются вместе, в то время еще не возникает острых столкновений между ними. В Средние века религия становится определяющим фактором развития мировоззрения, наука же рассматривается только как дополнение к религии. Фома Аквинский разработал концепцию естественной теологии, в которой обосновал возможность последовательного перехода от научных истин к философским и религиозным.

Начиная с эпохи Возрождения соотношение науки и религии резко меняется. Решающим столкновением между наукой и религией становятся споры вокруг системы мира Н. Коперника. Ортодоксальной считалась система мира К. Птолемея, согласий которой Земля покоится в центре Вселенной, в то время как Солнце, Луна, планеты и система неподвижных звезд вращаются вокруг нее - каждая по своей сфере. Согласно коперни- канскому учению Земля вовсе не покоится, а движется вокруг Солнца и вокруг своей оси. Позднее научные взгляды о мире были развиты Галилеем.

Г. Галилей указывает на существенные различия между суждениями науки и веры. У науки и веры, по его мнению, разные основы и задачи. Наука не должна зависеть от традиции и догм, а научное знание должно быть автономным, поскольку в основе науки лежит эксперимент.

В отчетливой форме противоречия между научными и религиозными представлениями о мире проявились в XVII-XVIII вв., когда возникает механистическая картина мира, которая на основе законов механики претендует постичь все, исходя из самой природы. Законы сохранения энергии и движения, закон сохранения вещества, открытие клеточного строения живой природы, теория эволюции легли в основу научной картины мира, тем самым лишая религиозные представления объяснения с точки зрения природы. В это время была достигнута практически полная независимость науки от религии, появляется и атеизм, первыми наиболее последовательными представителями которого были французские просветители. Атеизм нашел свое практическое воплощение в лозунгах Великой французской революции.

В XIX в. последовала реакция на указанные процессы, но авторитет науки, поддержанный к тому же промышленным переворотом, уже настолько упрочился, что ей оказались не опасны наступления религии. Вера в науку значительно заместила веру в религию. Наиболее серьезная попытка клерикалов взять реванш - дискуссия вокруг дарвиновской теории происхождения видов, особенно вокруг тезиса о происхождении человека. Но и она была отбита без особого труда и с большим почетом для ученых.

В итоге к н. XX в., по крайней мере в просвещенной части общества, атеизм, основанный на вере во всемогущество науки, победил безоговорочно. «Бог умер» - провозгласили философы (Ф. Ницше). В этом, однако, таилась одна из двух главных опасностей для чисто атеистического научного мировоззрения: подобная позиция была убедительной только для интеллектуально развитой части общества, для просвещенного меньшинства жителей планеты.

Другая опасность для атеистического мировоззрения неожиданно выросла из самой его основы и гордости - фундаментальной науки, главным образом физики. Развитие квантовой физики и теории релятивистской гравитации привело к открытию принципиальных внутренних ограничений в изучении микро- и макромира. Оказалось, что наука вовсе не всемогуща. Этим не преминули воспользоваться теологи. Так, католический

теолог Ж. Маритен утверждал, что наука и теология достигли линии водораздела. Начиная с 20-х гг. XX в. в науке совершаются открытия и возникают теории, которые не вписываются в механистическую модель мира, требуя ее серьезного пересмотра. К ним относятся теория относительности, изменившая представление о связи пространства и времени, квантовая физика, открывающая законы микромира и др. На основе этих открытий пока не выработана современная научная картина мира столь же целостная, как и созданная на основе механики.

В конце XX в. «идеологический диктат» атеизма исчезает, он уже не столь популярен, его сменяет не убежденная религиозность, а скептицизм и абстрактная религиозность, большим потоком в сознание людей вливаются всевозможные явления - оккультизм, мистика, теософия, магия, спиритизм и др. Несмотря на это, религия и наука по-прежнему имеют разные основания: наука опирается на знание, полученное научными методами, а религия - на веру.

Можно выделить несколько подходов при рассмотрении науки и религии:

  1. Подходы, утверждающие, что главную роль играет наука. Они проявились в XVII- XVIII вв., когда возникает механистическая картина мира.

Натурализм и материализм - это мировоззренческие позиции, в которых не только утверждается главенствующая роль науки, но и полностью отрицается потребность в религии.

  1. Подходы, отдающие главную роль религии. Эта точка зрения была главной в эпоху Средневековья. В настоящее время этого взгляда придерживаются религиозные мыслители, теологи; существует ряд философских течений, в которых приоритет отдается религии.
  2. Есть концепции, считающие, что наука и религия должны развиваться параллельно.

В ответ на это надо признать, что религия и наука имеют и общие вопросы, причем важные.

Таким вопросом, напр., является вопрос о сущности мира. С точки зрения классической науки Вселенная представляет собой замкнутую, саморегулирующуюся систему, в которой все происходящие процессы идут «сами по себе», без всякого внешнего вмешательства, и могут быть описаны динамическими и статистическими законами. Такой мир, говорили творцы науки, не нуждается в гипотезе Бога. Другими словами, Вселенная - это мир, детерминированный динамическими и статистическими законами и только ими, принципиально лишенный чего бы то ни было внешнего по отношению к нему; это мир, частицей которого являемся и мы сами, мир, в принципе познаваемый нами. Этот мир в силу каких-то еще неясных законов творит себя сам, и никто не вмешивается в него извне и не наблюдает за ним ни сострадающе, ни равнодушно. И человек, являясь «органом самопознания мира», в силу того только, что он частица этого мира, осознает свою роль творца и ставит перед собой цель его переделки и совершенствования. Главной задачей познания традиционная наука считает открытие законов, управляющих Вселенной.

С точки зрения религии Бог создал мир, он управляет им. Человек является творени-

ем Бога. Мир создан Богом разумно, т. е. он имеет свой порядок.

Происхождение мира и жизни. Учение о постепенной эволюции растений и животных, которое перешло в биологию в основном из геологии, можно разделить на три части. Во-первых, фактом - достоверным, насколько это возможно в отношении далеких эпох, - является то, что более простые формы жизни суть и более древние, а формы, обладающие сложной структурой, появляются на поздней ступени развития. Во-вторых, имеется теория, что более поздние и организованные формы возникли не спонтанно, но развились из ранних форм, претерпев ряд модификаций; именно это, собственно говоря, и имеется в виду под «эволюцией» в биологии. В-третьих, существуют исследования механизма эволюции. Главная историческая заслуга Ч. Дарвина с точки зрения науки состоит в том, что он предложил в качестве механизма естественный отбор, благодаря чему идея эволюции стала казаться более правдоподобной. Впрочем, это предположение, удовлетворявшее последователей Ч. Дарвина, не может считаться бесспорным.

Согласно религиозной точке зрения мир возникает в результате творения Бога. Он создает не только «неживую» природу, но и жизнь на Земле. Жизнь на Земле появляется сразу во всем многообразии, т. е. нет постепенной эволюции, одни виды не происходят из других.

Происхождение человека. Как религиозное, так и научное учение о происхождении человека говорят не об одном и том же, а о разном: наука - об относительном «происхождении» человека, т. е. биологической преемственности его с иными, низшими организмами более ранних стадий органической жизни, религия же - об абсолютном происхождении человека, т. е. о его происхождении из самого первоначала бытия и об отношении его к этому первоначалу - Богу. Религия утверждает, что человек есть высшее, особое существо, отличное от всего животного мира, что он сотворен Богом как «образ и подобие Божие»; и та же религия в своем учении о грехопадении добавляет, что позднее человек (по тем или иным причинам) «пал», т. е. потерял чистоту своего божественного образа и смешался с миром низшей природы, подчинился ему. Религия раскрывает иную, более раннюю эпоху бытия человека, предшествовавшую всей той органической эволюции, которую изучает наука.

Дарвинизм, так же как и учение Н. Коперника, вступил в серьезное противоречие с религиозными идеями. Пришлось отказаться от представлений о постоянстве видов и множестве отдельных актов творения, содержавшихся в книге Бытия, а также признать, что после возникновения жизни прошел огромный период времени, прежде чем появился человек. Отказались и от множества аргументов в пользу благодати провидения, якобы даровавшего животным тончайшую приспособленность к среде, - теперь это объясняется механизмом естественного отбора. Помимо этого утверждается, что человек произошел от низших животных.

Объяснение чудес. Это основной камень преткновения между религией и наукой. Вера в чудеса считается несовместимой с научной истиной о строгой закономерности всех явлений природы. Религиозный человек верует, что он находится под постоянным водительством Бога; и если он усматривает волю Божию в сцеплении явлений, обусловленных естественными причинами, то он не может отказаться от мысли, что если Бог захочет, то Он всегда может и изменить естественный ход событий, т. е. сотворить чудо. Под чудом понимается непосредственное вмешательство высших, Божественных сил в ходе явлений - вмешательство, приводящее к такому результату, который невозможен при действии только естественных, природных сил. Наука и научность не опровергают и не могут опровергать возможность чудес. Наука изучает закономерности только естественных, внутренних сил природы и поэтому ничего не говорит о возможности или невозможности чуда.

Источник:

scicenter.online

НАУКА И РЕЛИГИЯ

/ Курсовые работы / НАУКА И РЕЛИГИЯ

НАУКА И РЕЛИГИЯ

Глава I. Отношение современного христианства к науке.

1. О конфликтах христианства и науки.

Особенности XX столетия явились причиной модернизации традиционного христианского вероучения в самых разных направлениях. Христианская церковь осуществляет сегодня разнообразные преобразования во всем религиозном комплексе. В XX в. "вера потеряла очевидность и убедительность". Христианские богословы понимают, что решить эту задачу очень непросто. Признавая, что наследие схоластики безнадежно устарело во многих своих аспектах и не может эффективно "работать" в современных условиях, они пытаются найти ему достойную замену. Некоторые идеологи христианства склоняются к признанию того, что "в ближайшее будущее остается допустить внутри церкви существование многих теологий друг подле друга, которые будут идти методически и содержательно различными путями".

Каким же образом сказалась модернизация христианства на его отношение к науке?

В условиях научно-технического прогресса христианская церковь пересматривает свое отношение к ней. Христианские теологи сейчас проявляют к науке огромный интерес. Большое внимание уделяется ими истолкованию сущности науки, ее роли в современном обществе, ее значению для развития культуры. Они широко обсуждают проблемы взаимоотношений религии и науки, как в прошлом, так и в настоящем. В их работах поднимается вопрос о необходимости осуществления диалога религии и науки, детально обсуждаются вопросы о том, что дают и могут давать они друг другу. В трудах современных христианских мыслителей довольно часто встречаются попытки максимально возможного сближения религии и науки.

Современные христианские теологи признают положительную роль науки в целом, которую она играет в развитии человечества. Так, например, Патриарх Московский и всея Руси Пимен считал, что "нужно только приветствовать великие открытия человечества в таких областях, как физика, химия, биология и в других, поскольку они обогатили, обогащают, и будут развивать и расширять человеческое знание, поскольку они идут на благо и процветание жизни ни Земле". Г.Байор указывает на то, что "не только взрывоподобное расширение промышленного и сельскохозяйственного производства является: духовное "научное производство". При этом он особенно подчеркивает, что "научное производство" полезно не только в индустриальном, но и в мировоззренческом плане, ибо с его помощью у людей формируется представление о действительности, создается картина мира.

Наука рассматривается в современном христианстве как одно из величайших достижений человечества. Христианские богословы вынуждены согласиться с тем, что многие проблемы современности должны решаться на основе научного знания.

Многие христианские богословы полагают, что в условиях современного общества одной из важнейших задач является установление союза религии и науки. Они считают осуществление его вполне реальным, утверждая, что он отвечает самой природе этих областей человеческой духовной деятельности, ибо в отрыве друг от друга их успешное развитие невозможно.

Вместе с тем они отмечают, что, к сожалению, исторически взаимоотношения науки и религии складывались далеко не лучшим образом. Особенно обострились они около трех сотен лет назад, когда многие научные открытия вступили в противоречие с традиционными христианскими догматами. История взаимоотношений их - считают многие теологи - это история войны между ними.

Таким образом, признавая, что христианская религия на протяжении всей своей истории вступала в конфликты с наукой, современные идеологи христианства пытаются выяснить причины и определить сущность и характер таких столкновений.

Некоторые теологи считают, что занятие наукой было предписано человеку самой Библией.

Своеобразную трактовку конфликта религии и науки в прошлом дает американский теолог Ч.Д.Барретт. Он признает наличие религиозных учений, сторонники которых являются ярыми противниками науки. Однако христианство исключается им из такого рода учений. Барретт подчеркивает, что христианство в целом никогда не противостояло науке, а, напротив, было и остается пронаучной идеологией. Он утверждает, что христианство всегда стремилось осмыслить достижения науки и приводить их в соответствии со своими представлениями. Однако, как считает Барретт, это не всегда удавалось сделать вовремя. В такой ситуации и возникал конфликт. Но, с его точки зрения, это был конфликт не между наукой и религией, а между новой, еще не ассимилированной наукой и теми религиозными представлениями, которые включали в себя старые научные достижения. Барретт трактует различные столкновения между ними как борьбу "старой науки против новой", но никоим образом не как враждебность религии по отношении к науке в целом.

В истолковании конфликтов религии и науки в истории христианства существует и другая, значительно более распространенная тенденция, согласно которой виновниками в столкновениях объявляются обе стороны. Среди приверженцев данной точки зрения можно назвать таких известных теологов, как Э.Фер, О.Шпюльбек, Н.Янг и др. По их мнению, причины конфликта между ними заключаются прежде всего в том, что обе стороны перешли границы своих областей компетенции. Они признают, например, что Галилей был несправедливо осужден несведущей в астрономии церковью. В то же время, как они утверждают, и сами ученые позволяли себе вторгаться в проблемы, о которых они не могли иметь достаточно компетентное суждение. В качестве примеров приводятся высказывания Лапласа о том, что, создавая свою " Небесную механику", ученый не нуждался в гипотезе Бога; известного хирурга Р.Вирхова, который говорил, что он "вспорол животы стольким людям, но негде не нашел души".

Как считает А.Хайярд, по той же причине столкновения между религией и наукой продолжают происходить и в наши дни, но характер их во многом изменился. Сегодня, замечает он, вмешательство в чужую сферу со стороны религиозных деятелей сопровождается не запретами тех или иных теорий, а, наоборот, стремлением к чересчур уж сильной их ассимиляции, в результате чего искажается и религиозное, и научное учение. Подобное происходит, например, с теорией эволюции. "Либералы модифицировали Дарвина столь же бесцеремонно, сколь они переоценили библейских авторов. Их версию теории эволюции можно было бы назвать "христианский дарвинистицизм".

Многочисленные столкновения религии и науки, имевшие место в истории, хотя и принимали весьма разнообразные формы, были в конечном итоге обусловлены коренными различиями между ними и ни в коей мере не могут трактоваться как случайные. Конечно, христианство всегда стремилось построить определенную картину мира. Однако каким образом, и с какой целью создавалась такая картина мира? Ответ на этот вопрос как раз и поясняет существенную противоположность науки и религии. Построения религии предназначались для широких масс верующих и по сути своей всегда основывались на обыденных представлениях, соединенных c "фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними и в их повседневной жизни". Эти построения осуществлялись в соответствии со статусом религиозной идеологии, как укрепления веры. Недостаток аргументов, как правило, восполнялся догматизмом, а также церковной властью, которая убеждала сомневающихся прямым принуждением, а то и средствами инквизиции. Поэтому по самой своей природе религиозное мировоззрение не могло не противостоять картине мира, формирующейся на базе научных исследований. Уже с самого возникновения христианская картина мира создавалась как альтернатива представлениям о действительности античной науки, которые трактовались теологами как нечто элитарное и уж, конечно, неверное. Противостояние христианства науке продолжало проявляться на протяжении всей его истории.

Христианские богословы в настоящее время ссылаются, на то, что религия рано или поздно все-таки признавала достижения науки. Однако это происходило только тогда, когда она не могла поступить иначе, чтобы не уронить свой авторитет.

2. Кому и зачем нужен союз религии и науки.

В христианстве сегодня активно распространяется идея о принципиальной некорректности противопоставлению науки и религии. Это вызвано следующими обстоятельствами. Как отмечает В.Панненберг, "согласно публичному мнению в западной культуре, война теологии и науки была проиграна христианством". Распространение такого мнения, сопровождаемое развитием теологических концепций об отделении религии от науки и усиливающейся технократизацией общества, привело многих людей к убеждению, что религия - "борьба арьергарда против продвигающихся вперед армией человеческого познания". Таким образом, прогресс человечества стал связываться только с наукой, а религия трактуется соответственно как ее антитеза. В результате, как подчеркивает американский протестантский теолог Ч.Гендерсон, в США, например, многими образованными людьми Бог рассматривается как "философский динозавр, время исчезновения которого близко".

Такая ситуация, конечно, не может удовлетворить современных христианских богословов, поэтому они очень много внимания уделяют проблеме того, какими сегодня должны быть отношения между наукой и религией.

Я.Барбоур, Ф.Хефнер, О.Шпюльбек и многие другие теологи предполагают, что при рассмотрении вопроса о соотношении религии и науки следует избегать двух крайностей - чрезмерного превознесения или, наоборот, принижения той или иной стороны.

Как отмечает американский физик и теолог Я.Барбоур, уже в средние века противоположность науки и религии фиксировалась как контраст между истиной откровения и человеческим пониманием. С этой точки зрения человеческий разум мог познавать лишь природу, познание же Бога считалось возможным только через его самораскрытие в Писании и религиозной традиции.

Тенденция противопоставления знания вере, как считают многие богословы, досталось современному человеку в наследство от рационализма и просвещения прошлых веков и особенно веры в прогресс XIX в., когда усердно пропагандировалась идея, что религия - враг науки и тормоз общественного развития. Таким образом в их споре на философском уровне было достигнуто перемирие при помощи соглашения о том, что они принадлежат совершенно разным измерениям человеческого опыта и мысли и должны придерживаться своей "беговой дорожки". Однако сегодня, как считают многие идеологи христианства, такой вариант перемирия не может считаться достаточно удачным, ибо слишком много вопросов остаются нерешенными, а союз науки и религии на таких условиях неосуществим.

Многие представители христианства полагают, что сегодня необходимо не противопоставление этих двух сфер друг другу, а диалог между ними. В связи с этим римско-католический архиепископ Бостона Х.К.Медейрос высказался следующим образом: "Христианская вера, которая игнорирует или не рассматривает чудеса научной технологии в сельском хозяйстве, медицине: недостойна имени религия: Технология, которая игнорирует или не рассматривает вопросы христианской этики: должна будет быстро редуцировать землю к пустыне, личность к автомату, братскую любовь к плановой коллективизации и введет смерть туда, где Бог желает жизни".

Рассматривая проблему диалога религии и науки, христианские богословы вместе с тем обращают внимание на трудность его осуществления, обусловленную отсутствием внутри самих теологов единства в решении вопроса о том, как христианство должно относиться к науке, что следует, и что не следует принимать христианам в ней. Поэтому, как считает, например, Хефнер, хотя верующие, безусловно, должны быть в курсе развития науки, в то же время им нужно сначала выработать для себя четко единую позицию по отношению к ней. Хефнер призывает к необходимости в первую очередь диалога "внутри теологического сознания", считая его пока наиболее реальным, а затем, как он полагает, будет целесообразно вступать и во "внешний" диалог - диалог с наукой.

Какой же смысл видят современные идеологи христианства в установлении союза между религией и наукой? Прежде всего такой союз необходим для религии по их мнению. Как отмечал, например, Святейший Патриарх Пимен, "с христианской точки зрения, познание законов природы вполне оправдано, ибо оно открывает премудрость Божию, передает в руки творения силы и энергии Божества, т.е. - ведет творение к Богу". Таким образом, с точки зрения богословов, познавая сотворенный Богом мир, человек углубляет и свои представления о Боге. Поэтому научное познание способствует устранению неверных представлений о Творце, о Его месте в мире. По словам А.Пикока, "оно делает возможным обогащение нашего понимания Бога к миру и человеку". Современное христианство, считают теологи, безусловно, должно с уважением относиться к познавательной деятельности человека.

Как утверждают многие современные христианские богословы, осуществление союза религии и науки важно, кроме того, и для развития науки. Верующий ученый, с их точки зрения, имеет перед неверующим ученым преимущество в познании мира, поскольку он "лучше ориентирован".

Следует также обратить внимание на то, что во многих работах современных христиан отчетливо вырисовывается стремление доказать стимулирующее влияние религии на становление и развитие европейской науки. Кроме того, как утверждают представители христианства, именно отторжение науки от религии привело в XX в. к многочисленным негативным социальным последствиям ее применения. Наука, по их мнению, может эффективно служить человеку только тогда, когда ее развитие покоится на прочной религиозной основе.

Однако, пытаясь доказать стимулирующее воздействие религии на деятельность ученых, христианские идеологи допускают явное искажение фактов. При рассмотрении этого вопроса крайне важным является исторический подход, который, по существу, не учитывается теологами. Конечно, когда в качестве примеров приводятся имена Кеплера или Ньютона как религиозных ученых, то это не может нас удивить. То, что они были верующими людьми, вполне естественно, ибо они жили в то время, когда, по словам Энгельса, монополию на интеллектуальное образование имела церковь, и само образование приняло тем самым преимущественно богословский характер. Однако говорить об определяющей роли религии в научном открытии, связывать научное открытие с апелляцией к Богу или вообще к чему-то сверхъестественному абсолютно неправомерно. Религиозная вера никогда не была необходимым стимулом к научному открытию. В истории науки хорошо известно, что открытия совершались и верующими и неверующими людьми. Явно несостоятельными являются попытки богословов представить всех крупных ученых верующими.

Ярким примером, опровергающим утверждения теологов о решающем влиянии религии на исследовательскую работу, может служить научная деятельность великого биолога, основоположника генетики Г.Менделя. При анализе исторических предпосылок и условий возникновения его открытия ясно видно, что важнейшую роль здесь сыграла не религиозность Менделя, а его талант ученого и благоприятно сложившиеся для его таланта обстоятельства.

3. Религиозное истолкование социального статуса науки.

Еще одно чрезвычайно важное направление современного богословского обосновании необходимости установления контакта между наукой и религией связано с социальным аспектом научного развития. Христианские богословы обращают внимание на то, что сегодня "в области науно-технического прогресса человечество достигло блистательных успехов, а в области нравственного совершенства личности успех в целом сравнительно мал". С особой тревогой развивал эту мысль Пимен, подчеркивая, что, "достигнув поразительных вершин в сфере культуры, науки и техники, человечество стоит ныне перед реальной гибелью своей культуры и цивилизации". Как считают христианские теологи, союз религии и науки сейчас совершенно необходим для эффективного, осуществляемого в интересах человека использования научных достижений, для гуманизации самой научной деятельности. Признавая положительное значение науки в целом для развития человечества, говоря, что "научные исследователи трансформируют мир и открывают возможности для лучшей жизни", богословы в то же время особое внимание обращают на негативные моменты, связанные с научно-техническим прогрессом.

Оценивая статус науки в современном обществе, христианские теологи указывают на то, что в 60-е гг. ученого можно было по положению сравнить со средневековым жрецом. Слова "наука доказала" имели практически такую же силу убедительности, как имел в свое время аргумент "сказано в Писании". Именно в это время начала интенсивно развертываться научно-техническая революция. Успехи науки в развития промышленности, сельского хозяйства, в применении к военному делу были настолько значительны, что возникла убежденность в безграничных возможностях использования науки для решения любых проблем, стоящих перед обществом. На науку стали смотреть не только как на дело престижа, но и как на предприятие, связанное с решением различных проблем. Идеологи христианства подчеркивают, что статус науки был в то время настолько высок, что высказывания ученых, относящихся не только к их узкой профессиональной области исследования, но и к любым актуальным проблемам современности, рассматривались как выражение подлинной компетенции. Наука стала считаться высшей ценностью в обществе.

Однако, этот безграничный оптимизм сменился весьма скоро пессимистическими настроениями. Такая перемена была вызвана возникновением целого ряда негативных последствий применения научных достижений в самых разных областях жизни общества. В связи с этим начал распространяться антисциентизм. Теперь уже науку обвиняли во всех смертных грехах, ее привлекали к ответу за активное содействие развертыванию гонки вооружений, за разрушение природы, за резкое увеличение напряженности жизни и т.д.

В споре между сциентизмом и антисциентизмом, который начал особенно активно вестись в 70-е гг. и продолжается доныне, включились и идеологи христианства. В их работах большое внимание стало уделяться проблемам статуса науки в жизни общества. В наиболее острой форме начал обсуждаться вопрос о гуманности научной деятельности. Христианские богословы отмечают, что в нашу эпоху грандиозных преобразований изменилась и сама наука. Они подчеркивают, что не достижение знания самого по себе интересует теперь ученых, а возможность его применения для различных социальных предназначений. Ведь подавляющее большинство современных ученых занимаются проблемами использования науки и только 5% общих мировых расходов на научные исследования отведено на развитие фундаментальных наук. В целом идеологи христианства высоко оценивают статус науки в жизни общества.

Вместе с тем христианские идеологи подчеркивают и негативную роль науки в жизни общества в настоящее время. Наука, как отмечает, например Ф.Поттер, активно участвует в создании и производстве различных видов оружия, причем этими проблемами занимается более 50% всех ученых. Поэтому, как отмечают многие идеологи христианства, наука повинна и в ужасных социальных последствиях, вызываемых ускорениям гонки вооружений.

Сегодня с помощью науки созданные невиданные прежде технические средства ведения войны. Мощь оружия беспрецедентно возросла. Сегодня в мире накоплено много больше боеприпасов, чем было использовано за всю историю человечества, Имеющегося оружия достаточно для 50-кратного уничтожения нашей планеты.

Кроме того, как отмечается богословами, военная промышленность истощает природные ресурсы земного шара, уменьшает возможности для производства товаров, действительно необходимых людям. Как справедливо подчеркивает митрополит Минский и Белорусский Филарет, "гонка вооружений не только отвлекает колоссальные средства от благородного дела милосердия, заповеданного Господом, но и способствует всеобщей политической неустойчивости в мире". В работах христианских богословов подчеркивается и тесная связь прогресса науки с обострением экологической проблемы.

Оценивая гуманистический статус науки, христианские богословы отмечают, что научные исследования сегодня нередко утрачивают "этнический горизонт". К таким исследованиям относится прежде всего развитие науки в военных целях. Кроме того, как замечают теологи, человек слишком уж много возомнил о себе всей остальной природе. Вообразив себя властелином природы, он преобразует ее, ставит над ней эксперименты, нередко не задумываясь или не представляя себе ясно разрушительных последствий такой деятельности.

Анализируя социальное положение и значение науки в современном обществе, некоторые идеологи христианства указывают на то, что решающую роль науки и техники сегодня играет политическая власть. Они объясняют это тем, что наука развивается сейчас такими темпами и в таких масштабах, что финансировать ее, создавать необходимые для ее деятельности условия под силу только правительству и крупным корпорациям. Соответственно и ход научного исследования, и его направления практически полностью находятся под их контролем.

Такого рода суждения лежат в основе заключений ряда идеологов христианства о том, что современная наука способствует развитию только уже развитых государств, обогащению только уже богатых, приносит больше власти тем, кто ее уже имеет и практически не помогает беднейшей части населения.

Многие богословы считают, что, именно отходя от религии, наука становится бездуховной, а ее применение теряет нравственные, гуманистические ориентиры.

Христианские идеологи сегодня признают положительное значение науки в целом для развития общества. В то же время богословы подчеркивают, что в настоящее время именно бездуховность науки и общества, разрыв их связи с религией являются главными причинами негативных социальных последствий, связанных с внедрением достижений науки во все сферы жизни.

4."Наука есть род церкви".

Стремясь вступить с наукой в тесный контакт, современные идеологи христианства стараются более точно определить области компетенции религии и науки, установить их границы. Одной из примечательных черт их рассуждений в данном направлении являются их попытки посмотреть на религию глазами науки, а на науку глазами религии. Обе оказывают явление на человека и на его отношение к миру. И религия, и наука включают в себя определенные традиции и характеризуются наличием преемственности в своей деятельности. Обе в процессе своего развития "допускают серьезные компромиссы и предательство лучших убеждений и принципов".

Кроме того, как отмечают богословы, и религия, и наука развиваются, совершенствуются. Научные гипотезы и теории в ходе развития человеческого познания заменяются другими, более адекватно объясняющими и отражающими реальность, и процесс этот бесконечен. Такая же ситуация и в религии: с прогрессом человечества одни религиозные догмы и веры устаревают и заменяются другими. Так ушли в прошлое фетиши и табу, суеверия и жертвоприношения.

Некоторые современные идеологи христианства отмечают, что наука, как и теология, занимается трансцендентными объектами, которые выходят далеко за пределы непосредственного наблюдаемого. Они указывают на то, что и религия, и наука пытаются постигать действительность при помощи ненаблюдаемых понятийных конструкций, являющихся продуктом мышления самих исследователей.

Богословы также обращают внимание на то, что наука традиционно считается синонимом рациональности, тогда как религию обычно ассоциируют с иррациональным. Однако, как полагает английский теолог и профессор теоретической физики Д.Полкингхорн, по стилю мышления религия и наука не так уж сильно отличаются друг от друга. Обе пытаются сочетать теорию с опытом, используют метод аналогии. Наконец, обе имеют дело с чудесами. В качестве примера приводится следующее.

Эпизод из истории развития физической науки. Известно, что при нормальных условиях соотношения тока и напряжения в металлах адекватно описывается законом Ома. Но в 1911г. Г.камерлинг-Оннес обнаружил, что некоторые металлы при определенной, ниже критической, температуре утрачивают электрическое сопротивление, и ток в них течет длительное время без необходимого для него поддержания напряжения. Однако никто не считал, что явление сверхпроводимости следует трактовать как появления в физике элемента иррационального. Скорее, наоборот, там была более высокая рациональность, чем та, которая была известна прежде. Более 50 лет спустя развитие научного познания позволило объединить и обычные условия, и сверхпроводимость в одну теорию. Была построена теория, в которой оба этих, казавшихся столь различными, процесса нашли свое объяснение с единой точки зрения. Оказалось, что они соответствуют здесь просто разным режимам, протекания тока в проводящей среде. Один режим меняется на другой при движении к критической температуре. Таким образом, изменение режима можно вести к совершенно неожиданным эффектам.

Нечто похожее с точки зрения Д.Полкингхорна, можно наблюдать и в религии. Так, согласно христианству, Бог уникально воплощен в Христе. Можно сказать, что Иисус же как раз представляет собой наличия в мире нового режима, и поэтому мы в праве ожидать в связи с ним совершенно беспрецедентных событий. Чудесные феномены и процессы обязательно связаны с наличием особых режимов, и это вовсе не входит в противоречие с наукой. Чудеса следует рассматривать не как божественные фокуснические трюки, а как знаки, проникновения в более глубокую рациональность, чем та рациональность, которая нами нормально воспринимается.

Таковы основные направления решения современными христианскими богословами проблемы взаимоотношения религии и науки. Как видим, картина, представшая перед нами, чрезвычайно богата и многомерна. Она дает нам представление о процессах, происходящих сегодня в христианстве, и раскрывает важные аспекты взаимосвязи религии и духовной культуры в мире.

Глава 2. Цена великих открытий.

В 1762 г. Иезуиты были изгнаны из Франции, а в 1768 г. Вольтер написал памфлет "Изгнание иезуитов из Китая", не только поясняющий, чем вызвал столь невежливый поступок французского короля, но и намекающий на то, что было бы неплохо заодно с иезуитами изгнать из страны всех попов и монархов.

В памфлете был такой эпизод. Иезуитский миссионер - брат Риголе - пытается объяснить китайскому императору сущность одной христианской догмы.

"Риголе:-:Бог превратился в голубя, чтобы оплодотворить деву - жену плотника, и зачатый ребенок был сам бог.

Император:- Но фактически получаются два бога: сын плотника и голубь.

Риголе:- Конечно, ваше величество. Но есть еще и третий бог, который является отцом двух других; мы всегда изображаем его с пышной бородой. Это тот бог, который приказал голубю оплодотворить жену плотника, и от нее родился бог-плотник. Но, в сущности, все три бога - это только один бог. Отец создал сына еще до того, как тот появился на свет, после этого сына создал голубь, а сам голубь произошел от отца и сына. Но вам должно быть совершенно ясно, что, голубь который произошел от отца и сына, плотник, который был рожден от голубя, и отец, который произвел сына с помощью голубя, - это все один и тот же бог и что человека, который не верит этой истории, следует сжечь на костре и обречь на вечный огонь в аду.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Источник:

studfiles.net

Наука и религия в городе Владивосток

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Наука и религия по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в категории Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой населённый пункт РФ, например: Владивосток, Барнаул, Иваново.