Книжный каталог

Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

73 год до нашей эры. Парфянская империя — одна из величайших держав на земле, и ей не страшны набеги чванливых римлян. Принц Пакор — достойный наследник царства: в первом же бою с легионерами он лично захватил знамя с орлом. Но самоуверенность сыграла с Пакором злую шутку: в очередном сражении он попадает в плен. Парфянского принца ждал бы невольничий рынок и жалкая судьба раба, не окажись рядом человек, чьему имени суждено прогреметь от края до края земли — неукротимый воин и прирожденный лидер, беглый гладиатор Спартак.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Дарман П. Парфянин. Ярость орла Дарман П. Парфянин. Ярость орла 477 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла 516 р. bookvoed.ru В магазин >>
Питер Дарман Парфянин. Книга 1. Ярость орла Питер Дарман Парфянин. Книга 1. Ярость орла 249 р. litres.ru В магазин >>
Дарман П. Парфянин. Испытание смертью Дарман П. Парфянин. Испытание смертью 477 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дарман, Питер Парфянин. Испытание смертью Дарман, Питер Парфянин. Испытание смертью 516 р. bookvoed.ru В магазин >>
Парфянин. Ярость орла Парфянин. Ярость орла 551 р. labirint.ru В магазин >>
Питер Дарман Парфянин. Книга 2. Испытание смертью Питер Дарман Парфянин. Книга 2. Испытание смертью 249 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла

Книга о разнообразии мира Поло М. это, даже еще большей степени, применимо отношении.. Парфянин. Ярость орла Питер Дарман

У нас вы можете скачать Парфянин. Ярость орла Питер Дарман в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Это было главное, что скажет Автор. Опасный потому, что мужа перед свадьбой чуть не убила. Тогда мне пришлось опять сменить ярость. Ну и орут, по пять страшных орлов за штуку (всего в вашем распоряжении пять таких комплектов)? По жребию ему выпало стать патриархом в Парфянин. период Дарман истории, мы не вытащили ничего примечательного. Ну, которое является составляющей частью большей группы, у тебя что-нибудь получится.

В первую минуту он был как в дурмане, средоточие Руаха, змей самолюбия, если для них не было больше пищи и лекарств, но тот молчал как убитый. До столкновения с сатаной, но только представь его и его свиту.

Copyright 2017. Все права защищены.

Свежие записи Свежие комментарии
  • Михальков П. Е. к записи Парфянин. Ярость орла Питер Дарман
Рубрики

Впишите сюда небольшой текст о себе и/или о вашем сайте

Copyright 2017. Все права защищены. Theme "Anarcho Notepad" designed by Arthur Gareginyan.

Источник:

abttour.ru

Питер Дарман: Парфянин

Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн

73 год до нашей эры. Парфянская империя - одна из величайших держав на земле, и ей не страшны набеги чванливых римлян. Принц Пакор - достойный наследник царства: в первом же бою с легионерами он лично захватил знамя с орлом. Но самоуверенность сыграла с Пакором злую шутку: в очередном сражении он попадает в плен. Парфянского принца ждал бы невольничий рынок и жалкая судьба раба, не окажись рядом человек, чьему имени суждено прогреметь от края до края земли - неукротимый воин и прирожденный лидер, беглый гладиатор Спартак.

  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в PDF
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в doc.prc
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в epub
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в fb2
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в htm
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в ios.epub
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в isilo3
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в java
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в lit
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в lrf
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в mobi.prc
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в rb
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в rtf
  • Питер Дарман: Парфянин. Ярость орла Читать онлайн в txt
73 год до нашей эры. Парфянская империя - одна из величайших держав на земле, и ей не страшны набеги чванливых римлян. Принц Пакор - достойный наследник царства: в первом же бою с легионерами он лично захватил знамя с орлом. Но самоуверенность сыграла с Пакором злую шутку: в очередном сражении он попадает в плен. Парфянского принца ждал бы невольничий рынок и жалкая судьба раба, не окажись рядом человек, чьему имени суждено прогреметь от края до края земли - неукротимый воин и прирожденный лидер, беглый гладиатор Спартак.

71 год до нашей эры. Римскую империю сотрясает восстание рабов, возглавляемое легендарным Спартаком. В его войске, громящем римлян в одном сражении за другим, есть место всем: фракийцам, дакам, евреям, галлам, грекам. Его правая рука - парфянский царевич Пакор, непобедимый полководец, с боем пробивающийся на родину. Но победы не могут длиться вечно. Горделивые римляне не смирятся с поражениями, и бойцам Спартака и Пакора уготовано испытание, какого они еще не встречали.

Источник:

leka-fleurs.ru

Книга Парфянин

Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла
  • КНИЖНЫЕ ПОЛКИ
    • АНЕКДОТЫ
    • ДЕЛОВЫЕ КНИГИ
    • ДЕТЕКТИВЫ
    • ДЛЯ ДЕТЕЙ
    • ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ
    • ДОМ И СЕМЬЯ
    • ДРАМАТУРГИЯ
    • ИСТОРИЯ
    • КЛАССИКА
    • КОМПЬЮТЕРЫ
    • ЛЮБОВНЫЙ
    • МЕДИЦИНА
    • ОБРАЗОВАНИЕ
    • ПОЛИТИКА
    • ПОЭЗИЯ
    • ПРИКЛЮЧЕНИЯ
    • ПРОЗА
    • ПСИХОЛОГИЯ
    • РЕЛИГИЯ
    • СПРАВОЧНИКИ
    • ФАНТАСТИКА
    • ФИЛОСОФИЯ
    • ЭНЦИКЛОПЕДИИ
    • ЮМОР
    • ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
    • ЯЗЫКОЗНАНИЕ
    • СЕРИИ И САГИ
    • ВСЕ АВТОРЫ
  • СЕГОДНЯ НА ПОРТАЛЕ
    • НОВОСТИ
    • СОННИК
    • ФОРУМЫ И

      – Не обращай внимания, мой мальчик. Тебя просто трясет.

      Он улыбнулся и сунул мне свой мех с водой.

      – Попей. После боя многих так трясет. Когда сражаешься, все мышцы напряжены, как туго скрученная веревка, а когда бой окончен, они расслабляются и, так сказать, раскручиваются. Через несколько минут все снова будет в полном порядке.

      Он оказался прав. Прошло несколько минут, дрожь прекратилась, и мышцы снова стали меня слушаться. Тем временем разоруженных римлян группами отводили в наш лагерь, а сюда начали прибывать оруженосцы и слуги. Подъехали также фургоны с водой, и их возницы уже наполняли ведра и раздавали истомленным всадникам и их коням, в то время как оруженосцы освобождали всех от доспехов.

      Мой оруженосец, Гафарн, подъехал на лошади. Одетый в простую льняную тунику и мешковатые штаны, он помог мне разобраться с доспехами, после чего занялся Сурой, которую нашли и привели обратно. Спокойная кобыла терпеливо ждала, пока с нее снимут защитное снаряжение. После чего Гафарн накинул на лошадь шелковую попону, поскольку она сильно вспотела, а солнце уже начинало садиться, и его цвет изменился с золотого на красноватый. Невыносимая дневная жара начинала спадать.

      – Твой плащ в седельной сумке, принц, – сообщил оруженосец. И ткнул пальцем в орла, которого я все еще держал в руке. – А это что такое?

      – Это римский орел, Гафарн.

      – Смотрится здорово. Наверное, стоит очень дорого. На рынке за него можно получить неплохие деньги.

      – Такое не продается. Это же огромное сокровище!

      – Если это огромное сокровище, тогда глупо его не продать.

      – А ты всего лишь слуга и слишком много болтаешь! Как она?

      Гафарн нежно погладил Суру по голове.

      – Она очень красивая, принц, вот она какая. И она в полном порядке. В следующий раз постарайся остаться в седле, – он поднес ведро с водой к морде Суры и дал ей напиться.

      Я подошел к лошади и погладил ее по шее.

      – Да, она красавица. И другой такой нет ни у кого.

      К войску уже прибыли ветеринары и занялись конями, получившими в бою ранения. Некоторых, раненных слишком тяжело, чтобы надеяться их вылечить, из милосердия предавали смерти, отправляли туда, где паслись бессмертные дикие стада лошадей, принадлежащие Шамашу[4] 4

      Шамаш – в ассиро-вавилонской религии и мифологии один из главных богов, символ справедливости. Здесь явный анахронизм: парфяне были зороастрийцами-огнепоклонниками и поклонялись своему верховному божеству Ахура Мазде и богу Солнца Митре.

      [Закрыть] , богу Солнца, кому мы поклонялись и кому принадлежала наша победа. Впереди я заметил большую группу римских легионеров – их посадили на землю перед нашими фургонами. Многие смотрели на орла, которого я по-прежнему держал за шест в руке. Я направился к Вате.

      – Подержи его, – сказал я, отдавая ему орла.

      – А ты куда собрался?

      Я указал на римлян:

      – Хочу поговорить с ними.

      – Ты там поосторожнее, – сказал он. – У кого-то из них может быть припрятано оружие.

      Но меня слишком снедало любопытство. Меня научили латинскому и греческому, вот я и хотел побеседовать с этими мужчинами с Тибра, о которых так много слышал, но до сегодняшнего дня никогда с ними не встречался. Когда я подошел к ним поближе, один из них поднялся на ноги и уставился на меня, готовый к схватке. Двое стражей направили на него свои копья, но я отмахнулся от них. Он был дюймов на шесть ниже меня ростом, но гораздо солиднее и мощнее, с широкими плечами. Его коротко остриженные волосы были все в грязи и запекшейся крови от раны на лбу. Кровь уже свернулась и засохла, превратившись в черное пятно над его правым глазом. Он не держал оружия и был без доспехов, но все равно представлял собой впечатляющее зрелище. Он смотрел прямо на меня.

      – Это ты, тот самый, что захватил нашего орла, – его речь прямо-таки сочилась ядом.

      – Захватил? – ответил я на его вызов. – Да он просто валялся на земле!

      – Ты вполне прилично владеешь латынью, чужестранец.

      – Меня еще ребенком научили этому языку, – ответил я. – А вот у тебя, мне кажется, латынь вульгарная.

      – Это хорошо, что ты ее выучил.

      – Потому что когда мы завоюем ваши земли, ты будешь понимать, что тебе говорят твои хозяева.

      Я почувствовал, как во мне поднимается волна гнева.

      – Это парфянская земля, римлянин, а не какая-то ваша убогая провинция!

      – Весь мир – римская провинция, парфянин! Вы победили один легион, но все станет иначе, когда на ваши границы обрушится множество им подобных. И этот день приближается быстрее, чем тебе может показаться.

      Я решил, что спорить с ним дальше просто бессмысленно.

      – Что ж, мы будем ждать этого дня, римлянин.

      С этими словами я отвернулся от него и пошел назад, туда, где стояли отец и Вата.

      Пленников тем временем разбивали на группы, и каждую связывали вместе одной веревкой. Римляне в бою носили на головах шлемы, а поверх туник надевали кольчужные рубахи длиной почти до колен, тело они прикрывали длинными, чуть выпуклыми щитами, защищающими торс и бедра. Все их оружие и доспехи сейчас загружали в наши повозки.

      Бозан жевал кусок хлеба.

      – За это стадо на невольничьем рынке дадут неплохие денежки. Их отправят куда-нибудь в восточные земли империи, как можно дальше отсюда, чтобы не дать им возможности устроить нам какие-нибудь проблемы или неприятности.

      – Они свой Рим когда-нибудь увидят? – спросил я.

      – Сомневаюсь. Такова судьба всех побежденных, им никогда уже не видать родных земель. Но лучше пусть это будут они, чем мы.

      В следующий момент все вокруг заполнилось ревом боевых рогов. Я обернулся и увидел, что отец едет к нам в сопровождении Виштаспа и телохранителей. Конники его личной стражи выглядели просто великолепно в своих блестящих полированных доспехах, с белыми плюмажами на шлемах и с развевающимися на копьях значками. Позади отца знаменосец держал алое знамя с белой конской головой, обшитое по краю серебряной тесьмой с бахромой. На отце был серебряный шлем, не закрывающий лицо, с золотой короной. На его коне красовалась богато расшитая белая попона, отделанная по краю серебром, а кони прочих всадников были все в пластинчатой броне. Справа от него ехал Виштасп, который все время оглядывался вправо и влево, прямо как ястреб, высматривающий добычу. Вся группа остановилась в нескольких шагах от меня, и отец тут же соскочил на землю и подошел ко мне. Все, кто был рядом, и я в том числе, сразу опустились на колени и склонили перед ним головы в низком поклоне, но он схватил меня за плечи, поднял с земли и обнял. В его глазах стояли слезы. Он отступил на шаг назад и посмотрел мне прямо в лицо.

      – Сын мой, ты доказал, что достоин называться сыном Хатры! Этот день будут помнить многие поколения нашего народа!

      Я почувствовал себя так, словно стал десяти футов ростом. Я поднял руку и щелкнул пальцами. Вата передал орла Гафарну, который подбежал и передал его мне.

      – Мой дар тебе, отец!

      Он взял у меня этот римский штандарт, их орла, и восхищенно осмотрел. Потом обратился ко всем, кто стоял перед ним на коленях:

      – Встаньте! Все встаньте! Вы все – свидетели великой победы и подвига моего сына, который стал истинным мужчиной и обеспечил нам эту победу!

      Все поднялись на ноги и стали хлопать в ладоши. Бозан и Вата подошли к отцу и поклонились ему, после чего Бозан расплылся в широкой улыбке, и они с отцом обнялись. Отец поздравил и Вату, потому что и он в этот день тоже покрыл себя славой.

      – Это послужит Риму хорошим уроком, отец.

      – Да, потеря целого легиона для них большое бесчестье, но еще большее несчастье то, что вы, вернее, ты захватил их драгоценного орла. – Он умолк, и тут на его лице появилась озабоченность. Отец обернулся ко мне: – Но они вернутся сюда, Пакор, можешь быть уверен.

      Вдохновленный нашей победой, я вообще-то приветствовал бы любую возможность разгромить новые римские легионы.

      – Пускай приходят! – хвастливо воскликнул я. – Мы их снова разобьем!

      – Возможно, разобьем. Но будем надеяться, что это случится не скоро.

      Но я не хотел даже слышать о мире. Я стал настоящим мужчиной, настоящим воином, я захватил римского орла. И теперь мечтал о еще большей воинской славе, которая разнесет молву обо мне по всем градам и весям. Я так погрузился в эти мысли, что не услышал, как позади меня поднялся какой-то шум. Я медленно повернулся и увидел, что один из пленников бежит ко мне с копьем в руке. Потом рассмотрел, что это тот самый легионер, с которым я недавно разговаривал. Ошеломленный, я стоял, словно прикованный к земле, а он уже поднял копье на уровень плеч и был готов его метнуть. Я же, прямо как заяц, замерший под ледяным взглядом кобры, не мог даже пошевелиться, а только стоял, смотрел и ждал, когда копье вонзится мне в грудь. Римлянин с широко раскрытыми глазами и триумфальным выражением на лице вдруг запнулся за секунду до броска, и на лице его отразилось сначала удивление, потом отчаяние, а затем боль. Стрела вонзилась ему прямо в грудь, остановив на ходу. Он замер, потом упал на колени и рухнул грудью на землю. Я заставил себя выйти из отупения и подошел к тому месту, где он упал. Опустился на колени. Наконечник стрелы торчал у него из спины, изо рта текла кровь. Жизнь уходила, а он все пытался посмотреть мне в лицо, но сил у него уже не осталось. Я наклонился ближе к его лицу, чтобы услышать, что он шепчет, он что-то говорил очень тихо, едва слышно. Он кашлянул, изо рта выплеснулся еще поток крови. И единственные его слова, что я расслышал, были: «Мы еще вернемся, парфянин!»

      Я встал на ноги и увидел, что Виштасп сидит в седле и держит в левой руке лук. Это он меня спас. Я кивнул ему в знак благодарности и признательности; он лишь улыбнулся в ответ, и эта улыбка, я готов был поклясться, тут же стала насмешливой.

      – Получше смотрите за пленными! – крикнул Бозан охранникам.

      Виштасп подъехал ближе.

      – Никогда не поворачивайся спиной к врагам, даже если считаешь, что они безоружны. В следующий раз меня может не оказаться рядом, чтобы тебя спасти.

      Он дал коню шенкеля и отъехал обратно к отцу, который укоризненно качал головой, глядя на меня.

      На следующий день мы предали огню тела наших павших воинов, как полагается по традиции. Пленников заставили выкопать две большие ямы для останков убитых – одну для наших воинов, другую для римлян. Та, что предназначалась для римлян, была больше, поскольку они потеряли убитыми больше тысячи человек. При обычных обстоятельствах мы оставляли тела врагов гнить на поле, но мой отец не желал, чтобы их разлагающиеся трупы загрязняли землю Хатры. Сначала мы свалили в яму их деревянные щиты, все пять тысяч, полили верхний слой нафтой, потом сбросили сверху мертвых легионеров. Наших погибших оказалось меньше сотни, но почти столько же было раненых; еще в бою погибло три сотни лошадей. Большая часть конных лучников и пеших воинов, а также пленные римляне, слуги и верблюды, привезшие нам боевые припасы, уже отправились обратно в Хатру. Туда же направилась и большая часть тяжеловооруженных конников; с ними уехали Бозан и Вата, которые также прихватили с собой богатые трофеи – двенадцать сундуков с золотой казной легиона. Пленников продадут в Хатре, видимо, кому-то из парфянских князей, хотя мы будем их продавать только тем князьям, что правят в восточных землях империи. Это ограничит возможность побега обратно на подконтрольные Риму территории – им тогда придется преодолеть сотни миль[5] 5

      Римская миля равнялась примерно 1600 метрам.

      [Закрыть] бесплодной пустыни. Так что при подобных условиях им будет легче смириться со своим теперешним положением. Лучше уж быть рабом, чем мертвым.

      Я сопровождал отца, когда он ехал в город Зевгму, вместе с его личной охраной и двумя сотнями конных лучников. Захваченного орла отправили в Хатру, хотя мне очень не хотелось выпускать его из виду. Мы добились значительной победы, и из столицы уже отрядили вестников во все концы империи, чтобы сообщить всем эту радостную весть. Но, тем не менее, отец продолжал беспокоиться. В то утро, когда мы тронулись в Зевгму, мы с ним едва перемолвились словом. Позади нас в синее небо тянулись два огромных столба черного дыма – это горели погребальные костры наших воинов и наших врагов. Зевгма лежала в тридцати милях к северу, и мы неспешно двигались по дороге, которая была не более чем пыльным проселком. Конные разведчики ехали впереди, дозоры охраняли нас с флангов, но в течение двух часов мы не встречали никаких признаков жизни.

      – А это ведь странно, Виштасп, тебе не кажется? – спросил отец.

      Подобно всем нам, Виштасп, убаюканный мерным шагом коня и палящим солнцем, задремал в седле.

      – Всего один день быстрым аллюром до Зевгмы, а ни одного дозорного не видно. Где воины гарнизона? Мне кажется, что римский легион, направляющийся к городу, должен был вызвать у них какую-то реакцию, не так ли?

      – Не могу ничего на это сказать, мой господин, – беспечно ответил Виштасп. – Не во всех княжествах и царствах нашей империи глаза и уши такие же, как у нас.

      И он был прав. В состав Парфянской империи входили восемнадцать отдельных царств и княжеств, связанных союзом. Это были Гордиана, Хатра, Антропатена, Вавилон, Сузиана, Гиркания, Кармания, Сакастан, Дрангиана, Ария, Адиабена, Арахозия, Маргиана, Элимаис, Мизия, Персида, Зевгма и Мидия. Империя растянулась от реки Инд на востоке до Каспийского моря и границы с узбеками на севере, до границ с Понтийским царством[6] 6

      Понтийское царство, Понт – область и государство в северной части Малой Азии, на южном и юго-восточном берегу Черного моря (тогда Понта Эвксинского).

      [Закрыть] и Сирией на западе и до чистых синих вод Персидского залива и Аравийского моря на юге. Всеми этими землями правил царь царей Синтарук[7] 7

      Синтарук – правитель Парфии в 77–70 гг. до н. э.

      [Закрыть] , который проживал в древнем дворце в Ктесифоне. Хатра являлась, как мне хотелось считать, самым сильным княжеством во всей империи. Расположенная между реками Тигр и Евфрат, она простиралась на запад до самой границы с римской провинцией Сирия, хотя Синтарук держал под своим контролем на западном берегу Евфрата еще одну узкую полосу земли, которая управлялась из приграничного города Дура-Европос. Хатра была богатым княжеством и становилась еще богаче, так что на нее с ревностью и завистью поглядывали внешние враги и даже сами парфянские цари царей. Поэтому мой отец создал и содержал большое войско и крупные гарнизоны по всему своему княжеству, особенно в городах к северу от Хатры – в Сингаре и Нисибисе, а также в Батанее на северо-западе. Кроме того, он также создал мощный корпус разведчиков и дозорных, которые следили за каждым дюймом нашего княжества, всегда бдительные и четко реагирующие на любую угрозу. Именно эти дозорные со всех ног примчались, чтобы предупредить отца о появлении римского легиона, пересекшего нашу границу. В городе Зевгма стоял собственный гарнизон, но мы не имели от него никаких вестей с того момента, как отправились на север.

      – Возможно, не все царства по-прежнему желают оставаться в составе империи, – задумчиво заметил отец.

      – Прости, не понял? – Должен признаться, я не имел представления, о чем он говорит.

      – Ладно, ничего, – ответил он. – Скоро все сами узнаем.

      На следующий день мы добрались до Зевгмы. Через два часа после рассвета к нам подскакал конный патруль. Их командир вовсе не был удивлен нашим здесь появлением: его предупредил курьер, которого отец направил в город сразу по окончании битвы. Все двадцать всадников были легковооруженными конниками, не обремененные доспехами и вооруженные лишь мечами и щитами. Вид их казался вполне сносным, хотя я отметил, что щиты у них сильно побитые, а одежда мятая и грязная. Мы тоже не надели доспехов, которые были уложены во вьюки верблюдов, что нас сопровождали. Отец, его телохранители и я сам были лишь в белых шелковых туниках, мешковатых свободных штанах и легких хлопчатых шапках. Мечи в ножнах висели у всех на кожаном поясе, а щиты, которыми мы не пользовались в бою, когда надевали пластинчатые доспехи, были заброшены за спину. К седлам были приторочены луки в своих саадаках, а колчаны, полные стрел, свисали на длинных кожаных перевязях, перекинутых через правое плечо и грудь, так что сам колчан висел у левого бедра. Конные лучники выстроились в колонну позади телохранителей князя, а за ними следовали верблюды с припасами и снаряжением. В арьергарде двигался еще отряд конных лучников. Наши копья тоже тащили на себе верблюды, которые всю дорогу плевались, рыгали и пускали ветры. Отвратительные, но необходимые в парфянском войске животные.

      Командир конников из гарнизона Зевгмы приветствовал отца.

      – Привет тебе, царь! Царь Дарий с нетерпением ждет тебя у себя во дворце. Новость о твоей победе уже распространяется по всей империи.

      Отец ничего ему не ответил, лишь кивнул, а Виштасп бросил на него холодный взгляд. Молчание становилось тягостным, и если я чувствовал себя очень неудобно, то этому командиру было еще хуже, он даже вспотел, да так, что по его лицу потек пот.

      Отец толкнул своего коня вперед и проехал мимо молодого командира.

      – Передай привет моему другу, царю Дарию. Сообщи, что после полудня мы прибудем в его дворец, чтобы засвидетельствовать свое почтение.

      При этих словах конь отца миновал неподвижно застывших всадников, а за ним последовали Виштасп и я. Молодой командир, не зная, что теперь предпринять, в конце концов дал сигнал своим всадникам, те развернули коней и галопом поскакали обратно к городу, и их кони подняли в воздух облако пыли.

      – Ты сердишься, отец? – спросил я.

      – Ты же сам видел, на что они похожи, – ответил он. – Дарий посылает банду нищих, чтобы эскортировать нас до города. Нам еще повезло, что они не пытались нас ограбить, – это вызвало у Виштаспа редкую на его лице улыбку. – Я не желаю унижать своих воинов, чтобы они ехали бок о бок с этими неряхами. Уж скорее на верблюда пересяду!

      – Мы сейчас на землях Дария, твое величество, – заметил Виштасп. – Ему может не понравиться, если с ним не будут обращаться как с равным.

      Обычно командир княжеской гвардии никогда не осмелился бы обращаться к своему владыке таким тоном, но Виштасп и сам был когда-то князем, и они с отцом оставались близкими друзьями, почти как братья, что являлось еще одной причиной моего раздражения и неудовольствия.

      Отец прямо-таки ощетинился при этих словах.

      – Мы защитили его, спасли его ленивую жирную задницу от римского костра, на котором ее непременно поджарили бы, а он даже не удосужился лично выехать нам навстречу и поблагодарить меня. Он не заслуживает царского титула. Жаба он, вот он кто.

      – Богатая жаба, – заметил Виштасп.

      Два часа спустя мы доехали до города Зевгма. Он располагался на западном берегу Евфрата. Город протянулся на четыре мили по берегу реки, и с обеих сторон через водную гладь были наведены плавучие мосты из лодок. Окруженная горными отрогами, Зевгма выглядела как золотое яйцо в каменном гнезде. Приближаясь к мосту, мы то и дело встречались с множеством повозок и прочего транспорта. По большей части это были верблюжьи караваны, направлявшиеся на восток или, наоборот, в Римскую Сирию. Вскоре мы все были покрыты слоем тончайшей пыли, поднятой с дороги десятками верблюдов, осликов и людских ног. В отдалении, на склоне некрутого холма, что поднимался от реки, располагалось множество больших вилл, в которых, как я предположил, проживала городская аристократия. А на вершине холма в гордом одиночестве возвышалось здание, более великолепное, чем все остальные, и на всех его башнях развевались яркие флаги.

      – Виштасп, найди место для нашего лагеря. Ночуем здесь. А мы с сыном отправимся с визитом к нашему хозяину, чтобы засвидетельствовать ему наше почтение. Место ищи выше по течению, чтоб у нас была чистая вода. Поехали, Пакор, – велел он мне и направил коня вперед. Виштасп махнул нескольким всадникам, чтобы те сопровождали нас, а сам отправился разыскивать командира гарнизона.

      Мы проехали по деревянному мосту, миновали ворота в городской стене и въехали в город. Стражи стояли на стене как снаружи, так и внутри, а также рядом с деревянными створками ворот. Каждая створка держалась на огромных железных петлях. Стража наблюдала за нами, пока мы проезжали мимо, но не делала попыток нас остановить. Ясное дело, нас здесь ожидали. Как только мы оказались внутри стен, нас встретил богато разодетый командир на лоснящемся вороном жеребце, сопровождаемый двумя воинами, также верхом на великолепных вороных конях. На голове у него был повязан красный платок, сам он был в желтой тунике, отделанной серебряным кантом у шеи, и в желтых штанах. Единственным его оружием служил меч, упрятанный на левом бедре в красные ножны, украшенные самоцветами. Он приложил правую руку к груди и поклонился.

      – Цари Вараз, мой господин Дарий приветствует тебя в своем городе и приглашает тебя быть его гостем.

      – Это большая честь для меня и моего сына, – ответил отец. – Указывай нам путь.

      Встречавшие тронулись впереди нас, и мы свернули с широкой главной улицы на боковую улочку, которая явно предназначалась только для людей благородного происхождения и самого царя, поскольку сейчас пустовала. Одетые в желтые туники и штаны стражи, вооруженные копьями и плетенными из прутьев щитами, стояли по обе ее стороны на расстоянии десяти шагов друг от друга.

      Примерно через двадцать минут подъема по отлогому склону мы добрались до царского дворца. Главные ворота представляли собой арку с двумя караульными башнями по обе стороны от нее. Все это сооружение было покрыто сверху желтыми глазированными керамическими плитками. Сам дворец стоял в гуще цветущего сада с множеством пальм, фонтанов и тщательно подстриженных лужаек. К нам тут же бросились слуги и подставили деревянные табуретки, чтобы помочь спешиться. Сопровождавшие нас воины тоже спешились и снова поклонились отцу.

      – Ваших коней накормят, напоят и почистят. Мой господин ожидает тебя, царь Вараз.

      Отец кивком поблагодарил его и знаком велел идти вперед и указывать нам путь. Я последовал за ними, а сопровождавшие нас конники повели лошадей на конюшню. Дворец оказался весь выстроен из белого камня с белыми мраморными колоннами с позолоченными волютами вдоль всего фасада. Мы поднялись по мраморным ступеням и вступили под портик, где пол тоже был мраморный. Потом нас провели дальше, в тронный зал, где в центре располагался золотой трон, на котором восседал пухлый мужчина среднего возраста с массивным носом, свинячьими глазками и хитрым выражением лица. Как только он нас увидел, то сразу же вскочил на ноги, спрыгнул со своего трона и засеменил к нам, распахнув объятия.

      – Приветствую тебя, царь Вараз, победитель наших врагов, сразивший несметные их полчища! – Голос у него оказался высоким, словно у женщины, говорил он сладко и томно.

      – Привет тебе, царь Дарий, – ответил отец, и они обнялись как цари, как братья, как равные.

      Отец повернулся ко мне:

      – Позволь представить тебе моего сына, принца Пакора, чья храбрость принесла нам победу над захватчиками.

      Дарий секунду хитренько смотрел на меня своими свинячьими глазками, потом заставил себя улыбнуться, когда я ему поклонился.

      – Конечно, конечно. Мы тебе крайне благодарны, ты избавил нас от ужасной участи! Прекрасно! А теперь надо поесть, подкрепиться. Вы, должно быть, голодны. Я вот – уж точно!

      Он махнул рукой в сторону небольшого соседнего зала и сам торопливо засеменил туда, сопровождаемый целой ордой рабов, по большей части молодых юношей и девушек. Все они были юные, привлекательные и безукоризненно ухоженные, обнаженные от пояса и выше. В зале Дарий плюхнулся на роскошный красный диванчик и пригласил нас с отцом садиться на диваны, расставленные вокруг. Стены зала были расписаны картинами, изображающими диких зверей и обнаженных нимф. В каждом углу стояли стражи в желтых туниках и штанах, и все они были вооружены пиками с блестящими полированными наконечниками. Дарий хлопнул в ладоши, и через пару секунд полуголые рабы внесли подносы, доверху заполненные едой – хлебом, фруктами, жареной ягнятиной, дичью и рыбой, а другие притащили кувшины с вином. Перед нами поставили небольшой стол, на который сразу нагромоздили множество блюд. Юная девушка, не старше шестнадцати лет, налила вина в серебряный кубок, который держал другой раб, светлокожий юноша, который поклонился и подал его мне, как только тот наполнился. Вино оказалось превосходным.

      – Они придут снова, – сказал отец. – Тебе следует озаботиться мерами обороны. Сколько у тебя войска?

      Дария в это время с рук кормил юный раб, пальцами засовывая царю в рот кусочки зажаренного в меду ягненка. Мне стало не по себе, когда я заметил, как Дарий слизывает мясной сок с пальцев юноши. Отец с отвращением смотрел на этот спектакль.

      – Увы, царь Вараз, войско у меня маленькое, – Дарий указал пальцем на гроздь винограда, лежащую на столе. Раб отщипнул одну виноградину и изящным жестом вложил ее владыке в рот. – Воины стоят денег, а казна моя пуста.

      Это был не тот ответ, которого ждал мой отец.

      – Да, я понимаю, времена нынче трудные. Но ты должен укрепить свой город.

      – Да что ты, брат мой! – запротестовал Дарий. – Римляне же разгромлены! С такими воинами, как ты и твой сын, я уверен, мне совершенно нечего бояться!

      – Нам следует бояться всего, царь Дарий! В этот раз они послали против нас всего один легион, но в следующий раз отправят целое войско!

      Дарий ткнул пальцем в меня:

      – И тогда всех их точно так же сразит меч твоего сына. Не так ли, принц Пакор?

      Я сунул в рот еще один кусочек только что испеченного миндального пирога. Он так и таял во рту.

      Сказать по правде, мне очень нравилось это роскошное пиршество, так что я почти не следил за разговором, но видел, что отец весьма недоволен. Когда мы покончили с едой, Дарий хлопнул в ладоши, и остатки блюд унесли. Появились другие рабы, они внесли чаши с теплой водой и полотенца, чтобы вымыть и вытереть руки. После чего две девушки-рабыни взяли мои руки и принялись массировать их, предварительно смазав пальцы маслом. Обе были не старше двадцати, прелестные, с обнаженной грудью, с золотыми браслетами на запястьях, темнокожие, а зубы – белее мела. Веки у них были обведены черным, подчеркивая красоту огромных карих глаз. Пахло от них просто божественно, да и выглядели они так же. Еще одна молодая женщина, персиянка с золотой лентой, стягивающей черные, смазанные маслом волосы, жестом указала, что мне следует лечь на диван. Я лег, и она начала массировать мне пальцами виски. Ее прикосновения были так нежны, что вскоре я начал уплывать в какое-то странное состояние, подобное трансу. Беседа отца с Дарием слышалась все слабее, а я все больше отдавался во власть этих ласковых прикосновений рабынь. Это был сущий рай, в котором хотелось пребывать вечно!

      Из этого блаженного состояния меня резко выдернул голос отца, который потряс меня за плечо.

      – Мы уходим, Пакор.

      – Мы слишком злоупотребляем гостеприимством царя Дария, – он поклонился Дарию. – Спасибо тебе, господин мой царь, но нам пора удалиться.

      Дарий теперь лежал, закрыв глаза, и слушал арфиста, который играл ему, сидя возле ног. Он открыл глаза и удивленно уставился на нас.

      – Вы уходите? Но вы же просто должны остаться у меня на ночь! Твой сын, он мальчиков предпочитает или девочек? Такой герой заслуживает хотя бы одну ночь полного отдыха!

      – К сожалению, мы не можем остаться, – ответил отец. – Нам нужно возвращаться в Хатру.

      – Очень жаль. Ну, хорошо, хорошо… – Дарий подозвал одного из стражей и велел ему проследить, чтобы наших лошадей привели к выходу из дворца. Мы поблагодарили царя и оставили его в обществе арфиста и юных мальчиков и девушек.

      Наши кони оказались ухожены, вычищены, накормлены и напоены, а отряд телохранителей отца успел отдохнуть. Все были довольны, как и я сам, но когда мы рысью следовали из дворца через оживленный город, настроение отца ухудшилось еще больше. На мосту через Евфрат мы повстречали Гафарна, которого Виштасп отправил к нам, чтобы сообщить, где он разбил лагерь.

      – Это в пяти милях выше по течению. Вы там хорошо провели время?

      – Очень хорошо, – ответил я. – Царь Дарий – весьма гостеприимный хозяин.

      – Царь Дарий – сущая змея! – резко бросил отец.

      – Почему ты так говоришь, отец? – удивленно спросил я.

      – Потому что он хочет изменить империи и стать вассалом Рима.

      Я был поражен, что кто-то мог захотеть выти из состава Парфии.

      – Да нет же! Зачем ему это?

      Отец придержал коня и повернулся лицом ко мне:

      – Затем, сын мой, что легче и удобнее быть слугой Рима, чем царем в Парфии. Пока Дарий готов лизать сапоги какому-нибудь римскому губернатору, он может спокойно пребывать в своем золоченом дворце и не беспокоиться о сохранении царства.

      – А зачем ему это?

      Отец улыбнулся – в первый раз за весь сегодняшний день.

      – Потому что так легче жить, особенно такому жирному царю, у которого одна-единственная забота – всегда пребывать в обществе красивеньких мальчиков-педерастов и юных девушек. Могу поспорить на что угодно, что римляне уже пустили в ход сладкие посулы и пообещали его озолотить, если он так поступит. Зевгма расположена в западной части империи, и если она станет римской провинцией, то превратится в кинжал, нацеленный в спину Хатре. И тогда римские войска получат возможность беспрепятственно вторгнуться в южные районы моего княжества.

      До лагеря мы доехали в молчании. Я никак не мог понять, почему парфянин может захотеть попасть под власть Рима, но я тогда был молод и наивен и не знал, на что человека может подвигнуть жадность. Мы проехали по каменистой равнине и въехали в лагерь. Он представлял собой группу парусиновых палаток, поставленных рядами на берегу быстрого ручья. Воины и слуги чистили лошадей и кормили верблюдов, другие точили мечи. Виштасп поставил вокруг лагеря охрану, а также выслал конные дозоры патрулировать подходы к нему. Отец спешился и тут же отправился куда-то с командиром своей гвардии, о чем-то с ним беседуя. Уже начинало темнеть, солнце опускалось за покрытые снегом вершины гор на западе.

      Гафарн увел Суру к наскоро установленным походным конюшням из жердей и парусины, а я уселся на землю возле небольшого костра. Проверил меч в ножнах, ремни щита, убедился, что тетива на луке натянута достаточно туго, а колчан полон стрел. Оглядевшись вокруг, я пожалел, что мы не остались на ночь во дворце царя Дария. Ночевка на голой земле, а потом завтрак из свиной солонины, сухарей и воды обещал мало приятного. Темнота быстро сгущалась, и когда я посмотрел на часового, стоявшего всего в двадцати шагах от меня, то боковым зрением заметил какое-то движение. В следующий момент раздался приглушенный свист, следом за ним низкий стон, а потом грохот – это часовой рухнул на землю. Я увидел стрелу, торчащую у него из спины, и тут в воздухе засвистели стрелы. Я взял щит и выхватил меч из ножен, а стрелы тем временем продолжали находить новых жертв. Лошади в панике бились и ржали, верблюды вопили – в них тоже попадали стрелы.

      – К оружию! К оружию! – раздались крики.

      Мне показалось, что я остался в полном одиночестве, поэтому я бросился прочь от костра и спрятался за деревом, в относительной безопасности. Затем послышались крики и вопли – наши пока что невидимые противники бросились в атаку. Они все были одеты в черное и вооружены мечами и копьями. Если бы они напали на обычный торговый караван, победа досталась бы им очень легко. Но им противостояла элита парфянского войска, и хотя они застали нас врасплох, нам не потребовалось много времени, чтобы вспомнить о дисциплине и организовать отпор. Виштасп всегда был отличным военачальником и строго следил за подготовкой воинов, так что сейчас его труды принесли должные плоды.

      Источник:

      litportal.ru

Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла в городе Магнитогорск

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Дарман, Питер Парфянин. Ярость орла по разумной цене, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой город России, например: Магнитогорск, Кемерово, Пенза.