Книжный каталог

Ирина Гатауллина История

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Содержит систематизированный курс мировой истории и истории России, изложенный на основе проблемно-хронологического метода и сбалансированного сочетания информационной и развивающей составляющих. Тематический материал и комплект дидактических модулей призваны решать задачи уровневой образовательной модели на компетентностной основе. Нацелен на формирование целостного представления об историческом процессе, о месте и роли России в нем. Реализуется в формате балльно-рейтинговой системы организации учебного процесса. Соответствует Федеральному государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования третьего поколения. Для студентов бакалавриата всех направлений высшей технической школы.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Ирина Гатауллина История Ирина Гатауллина История 490 р. litres.ru В магазин >>
Ирина и Михаил Круг: История любви (CD) Ирина и Михаил Круг: История любви (CD) 229 р. 1c-interes.ru В магазин >>
Ермакова, Ирина Андреевна Рабочая тетрадь к учебнику Н.В. Загладина Ермакова, Ирина Андреевна Рабочая тетрадь к учебнику Н.В. Загладина "Всеобщая история. Новейшая история". 9 класс 61 р. bookvoed.ru В магазин >>
Ирина Валерьевна Ткаченко Всеобщая история в вопросах и ответах Ирина Валерьевна Ткаченко Всеобщая история в вопросах и ответах 199.8 р. litres.ru В магазин >>
Ирина Бйорно Сказочная история о пропавшей рукописи А. С. Пушкина Ирина Бйорно Сказочная история о пропавшей рукописи А. С. Пушкина 80 р. litres.ru В магазин >>
Ирина Круг Ирина Круг. История любви Ирина Круг Ирина Круг. История любви 259 р. ozon.ru В магазин >>
Ирина Листвина Гербарии, открытки… Ирина Листвина Гербарии, открытки… 149.9 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Гатауллина Ирина Алексеевна - Диссертации - Известные ученые

Гатауллина Ирина Алексеевна

Основные научные положения, сформулированные автором на основании проведенных исследований:

  1. Изучение социально-экономических процессов и повседневности на основе человеческого измерения преобразований 1920-х годов позволяет определить даже на средневолжском региональном уровне изъяны НЭПа как органические пороки системы централизованного планирования, по сути не способной обеспечить эффективное действие хозяйственного механизма и достичь качественного уровня жизни широких слоев населения.
  2. Сложности восстановления региональной промышленности и низкие показатели трестированных предприятий следует считать закономерным результатом вышеуказанного обстоятельства, когда фактическое право собственности на редкие в тех условиях ресурсы принадлежало бюрократии в лице сначала главков, потом синдикатов и непосредственно руководителей производственных объединений, которые в условиях непрозрачности системы распределения доходов так бесконтрольно распоряжались прибылями, дискредитируя принцип самостоятельности предприятий, что за весь период НЭПа им не удалось не только интенсифицировать производство, но в отдельных случаях даже его наладить. НЭПовская схема организации промышленности не решала задачи удовлетворения растущего спроса населения на товары: она была материальной базой формирующейся партийно-производственной номенклатуры, ставшей впоследствии «государством в государстве».
  3. Продразверсточный характер продналога, сохранявшийся таковым весь период НЭПа, стал непреодолимым препятствием на пути увеличения доходности крестьянских хозяйств, их вовлеченности в рынок. Все усилия средневолжского крестьянства были направлены на решение потребительской задачи, выполнение которой для основной его массы давалось очень тяжело. Перманентно голодное состояние сельского населения как основная причина негативного отношения крестьян к власти, протестных настроений в Среднем Поволжье, было логическим завершением политики выдавливания из хозяйственной жизни крепких крестьянских хозяйств, компенсируемого преференциями и скудным финансовым вспомоществованием беднейшим слоям.
  4. Институциональная незащищенность рынка не позволила полностью реализоваться предпринимательскому потенциалу региона, особенно сильному в Татарской республике. В результате политики огосударствления созданная частным капиталом экономическая конъюнктура сменилась конъектурой плановым ведением торговли для ослабления конкуренции, разрушившей хрупкую систему хозяйственных связей, способствовавшей замедлению темпов накопления, сокращению доходности, кредитоспособности, непосредственно влиявших на снижение уровня качества жизни населения региона.
  5. Неустойчивый характер социально-экономического развития, обусловленный данными факторами, вызвал нестабильность повседневной жизни, выраженной отсутствием предметов первой необходимости, продовольственной напряженностью, нарастанием жилищной катастрофы, безработицей, усилением кризиса семейных отношений и множеством мелких житейских проблем, которые человеку приходилось разрешать, вырабатывая индивидуальную стратегию выживания на основе каждодневной практики применения классовых норм.
  6. Яркая внешняя сторона НЭПовской повседневности не совпадала с её внутренним содержанием как психоментальным основанием действительности. Чувства и восприятия простых людей, отражающие их глубокое разочарование в новой реальности из-за несбывшихся, прежде всего, социальных ожиданий, являются индикатором состояния социальной атмосферы, подающим скрытые, но важные сигналы радикализации общественного сознания и возможности резких социодинамических изменений в стране.
  7. Следует признать, что низкая эффективность НЭПовской экономики, не имевшей возможности выбирать лучший вариант хозяйствования, и неудовлетворительный уровень качества жизни людей в 1920-е годы объективное основание для отказа от всякого рода радикальных преобразований в пользу постепенных изменений, щадящего режима перехода от традиционности к модернизации с учетом неизбежных материальных и психоэмоциональных затрат человека, который должен «выдержать реформу», став её целью, а не жертвой.

Список опубликованных работ

1. Гатауллина И.А. Новые источники по социально-политической истории Средне-волжского региона в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Известия Самарского научного центра РАН. 2008. № 1(23). С. 192 198.

2. Гатауллина И.А. Региональная история 1920-х годов: к вопросу о методологии и методике преподавания /И.А.Гатауллина //Казанский педагогический журнал. 2008. № 1. С. 38-46.

3. Гатауллина И.А. Власть и рынок в Средневолжском регионе в годы НЭПа: институционные условия и опыт взаимодействия /И.А.Гатауллина //Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 18. Вып. 25. Сер. История. С. 8597.

4. Гатауллина И.А. Питание городского и сельского населения Средневолжского региона в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Омский научный вестник. 2008. № 5. С. 44-52.

5. Гатауллина И.А. Государственное регулирование промышленности в Средневолжском регионе в годы НЭПа: Опыт и уроки /И.А.Гатауллина //Омский научный вестник. 2008. № 6.

6. Гатауллина И.А. Городская повседневность Среднего Поволжья в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Известия Алтайского государственного университета. 2008. № 4/3. Сер. История. Политология. С. 52-62.

7. Гатауллина И.А. Крестьянская повседневность: быт средневолжской деревни в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Ученые записки Казанского государственного университета. 2008. Том 150. Кн. 1. Сер. Гуманитарные науки. С. 156-164.

Публикации в других изданиях

8. Гатауллина И.А. Хозяйственное взаимодействие республик Среднего Поволжья в годы НЭПа: история, опыт, проблемы. (Монография). Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1993. 98 с.

9. Гатауллина И.А. НЭП в Поволжье: из опыта регионального реформирования / И.А.Гатауллина //Россия в ХХ веке. Реформы и революции. В 2-х тт. М.: Наука, 2002. Т. 2. С. 124-127.

10. Гатауллина И.А. Повседневность как отражение качественных характеристик жизни населения Поволжья в годы НЭПа /И.А.Гатауллина //Проблемы и тенденции современного развития стран СНГ в условиях глобализации. Сб. материалов международной научно-практической конференции. Пенза, 2002. С. 37-41.

11. Гатауллина И.А. Российская семья 20-х и конца 90-х годов ХХ столетия: особенности переходного состояния /И.А.Гатауллина //Актуальные проблемы семьи в современной России. Сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2002. С. 89-91.

12. Гатауллина И.А. Социально-демографическая характеристика населения Среднего Поволжья в годы НЭПа /И.А.Гатауллина //Социальная структура и социальные отношения в Республике Татарстан в первой половине ХХ в. Сб. научных статей. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2003. С. 190198.

13. Гатауллина И.А. Население Среднего Поволжья в 1920-е годы через призму повседневности /И.А.Гатауллина //Историк и время. Проблемы социально-экономического и политического развития. Сб. научных статей. Казань, 2003. С. 78-86.

14. Гатауллина И.А. Власть и рынок в годы НЭПа: советская практика регулирования /И.А.Гатауллина //Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики. Сб. научных статей. Пенза, 2003. С. 106109.

15. Гатауллина И.А. Историография НЭПа: методологические акценты /И.А.Гатауллина //Совершенствование преподавания в высшей школе. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004. С. 48-58.

16. Гатауллина И.А. Политика районирования в Среднем Поволжье в годы НЭПа: экономика и этничность /И.А.Гатауллина //Трагедия великой державы: национальный вопрос и распад Советского Союза. М.: Изд-во «Социально-политическая мысль», 2005. С. 282-299.

17. Гатауллина И.А. Средневолжская деревня в годы Новой экономической политики /И.А.Гатауллина //Деп. в ИНИОН РАН № 59324 от 22.06.2005. 99 с.

18. Гатауллина И.А. Проблемы повседневности в Средневолжском регионе в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Деп. в ИНИОН РАН № 59346 от 30.06.2005. 97 с.

19. Гатауллина И.А. НЭПовская повседневность Поволжья: социально-психологический анализ «массовой маргинальности» в контексте модернизационной перспективы /И.А.Гатауллина //НЭП: Экономические, политические и социокультурные аспекты. М.: РОССПЭН, 2006. С. 481-501.

20. Гатауллина И.А. Среднее Поволжье в годы Новой экономической политики: социально-экономические процессы и повседневность. (Монография). Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2007. 431 с.

Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила, оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey@rae.ru

Все права защищены. Использование материалов сайта возможно исключительно с разрешения правообладателя.

Источник:

famous-scientists.ru

1 Гатауллина Ирина Алексеевна Среднее Поволжье в годы новой экономической политики: Социально-экономические процессы и повседневность Специальность –

Ирина Гатауллина История Б ЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

На правах рукописи

Гатауллина Ирина Алексеевна

Среднее Поволжье в годы новой экономической политики:

Социально-экономические процессы и повседневность

Специальность 07.00.02 – отечественная история

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Казанский государственный архитектурно-строительный университет»

на кафедре истории и культурологии

Смыков Юрий Ильич – доктор исторических наук,

Рогалина Нина Львовна – доктор исторических наук,

Кабытов Петр Серафимович – доктор исторических

наук, профессор (Самара)

Точёный Дмитрий Степанович – доктор исторических

наук, профессор (Ульяновск)

Институт истории имени Ш.Марджани Академии наук

Республики Татарстан (Казань)

Защита диссертации состоится 29 января 2009 года в _____________________

часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.01 по историческим наукам

в Казанском государственном университете им.В.И.Ульянова-Ленина по адресу:

г.Казань, ул.Кремлевская, 18, корп. 2, ауд. 1112.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке

им.Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета.

Автореферат разослан « _____ » ___________________ 200 ___ г.

Ученый секретарь диссертационного Совета,

кандидат исторических наук,

доцент Хайрутдинова Д.Р.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Эпоха НЭПа всегда привлекала внимание ученых своей теоре-тической и научной значимостью. Не будет преувеличением считать, что сегодня, пожалуй, впервые в отечественной истории изучение опыта 1920-х годов приобретает прикладное, практическое значение.

В современной, постсоветской России, в третий раз вступившей на путь масштабных либеральных преобразований1 и на этом крутом повороте в достаточной мере испытавшей сложности переходного периода, во всей полноте и неоднозначности встала проблема необратимости реформ, связанная с центральной проблемой истории вообще и истории НЭПа в частности – взаимоотношений власти и общества, власти и рынка. Именно это обстоятельно актуализирует тему настоящего исследования с точки зрения анализа уроков НЭПа – политических, экономических, социальных, гума-нитарных (в смысле гуманитарной катастрофы), а также повседневной жизни населения, с целью категорического недопущения повторения исторических ошибок, учет которых призван обеспечить движение страны в модернизационном направлении, где оптимальное соотношение собственности, свободы и справедливости выступает гарантом стабильности общества, а значит, необратимости преобразований.

Объект исследования – принципы новой экономической политики, реализуе-мые населением региона в различных областях его жизнедеятельности.

Предмет – социально-экономические процессы и повседневность2, в концен-трированном виде отражающие сущностные черты НЭПа.

Цель – воссоздание картины жизни средневолжского населения в 1920-е годы на основе комплексного изучения промышленных, сельскохозяйственных, рыночных и бытовых проблем НЭПа. Её достижение представляется на основе решения следующих задач:

• раскрыть историографическую и источниковедческую базу исследования;

• показать институциональные условия взаимоотношений власти и рынка, их влияние на хозяйственную жизнь региона;

• рассмотреть плановую и рыночную составляющие процесса развития средне-волжской промышленности;

• определить место и роль экономического районирования Среднего Поволжья в формате НЭПа;

• исследовать аграрные преобразования в средневолжской деревне и положение крестьянства в условиях допуска рынка;

• проанализировать трансформацию рыночных отношений от конъюнктуры к конъектуре;

• выявить особенности повседневной жизни городского и сельского населения региона в изучаемый период.

Хронологически исследование охватывает весь период 1920-х годов: с момента введения НЭПа в 1921 г. и до времени его изживания к 1929 г. согласно представле-нию, сложившемуся и утвердившемуся в исторической науке в конце 80-х начале 90-х годов ХХ века. Следует иметь ввиду, что период НЭПа неотделим от предшествующего этапа – первых послереволюционных лет, ведь его введение было обусловленно противоречиями и кризисными явлениями российского общества в результате политики «военного коммунизма». Поэтому в исследовании анализируется политическая обстановка в регионе в 1920 году, а также приводятся сравнительные данные по социально-экономическому состоянию Поволжья в конце ХIХ – начале ХХ вв.

Географически данный регион для 1920-х годов нас интересует в составе Татарской республики, Ульяновской, Самарской, Саратовской губерний по соображе-ниям: схожести исторического прошлого этих районов, долгое время являвшихся как бы внутренними колониями (в экономическом смысле) центральной России; однотип-ности их хозяйственного развития как, главным образом, аграрных областей; много-национального состава населения; местонахождения большей части районов в центре Волжско-Камского бассейна; идентичности природных и климатических условий на основной территории региона и некоторым другим. Общие естественно-географиче-ские, исторические, экономические черты определили взаимосвязь и целостность указанных территорий. Не случайно большая их часть вошла в состав Средне-Волжского округа, который был официально определен в ходе Всесоюзной переписи населения3.

На защиту выносятся следующие положения выполненного исследования:

1. Изучение социально-экономических процессов и повседневности на основе человеческого измерения преобразований 1920-х годов позволяет определить даже на средневолжском региональном уровне изъяны НЭПа как органические пороки системы централизованного планирования, по сути не способной обеспечить эффективное действие хозяйственного механизма и достичь качественного уровня жизни широких слоев населения.

2. Сложности восстановления региональной промышленности и низкие показа-тели трестированных предприятий следует считать закономерным результатом вышеуказанного обстоятельства, когда фактическое право собственности на редкие в тех условиях ресурсы принадлежало бюрократии в лице сначала главков, потом – синдикатов и непосредственно руководителей производственных объединений, которые в условиях непрозрачности системы распределения доходов так бесконтрольно распоряжались прибылями, дискредитируя принцип самостоятельности предприятий, что за весь период НЭПа им не удалось не только интенсифицировать производство, но в отдельных случаях даже его наладить. НЭПовская схема организации промышленности не решала задачи удовлетворения растущего спроса населения на товары: она была материальной базой формирующейся партийно-производственной номенклатуры, ставшей впоследствии «государством в государстве».

3. Продразверсточный характер продналога, сохранявшийся таковым весь пе-риод НЭПа, стал непреодолимым препятствием на пути увеличения доходности крестьянских хозяйств, их вовлеченности в рынок. Все усилия средневолжского кре-стьянства были направлены на решение потребительской задачи, выполнение которой для основной его массы давалось очень тяжело. Перманентно голодное состояние сель-ского населения как основная причина негативного отношения крестьян к власти, протестных настроений в Среднем Поволжье, было логическим завершением политики выдавливания из хозяйственной жизни крепких крестьянских хозяйств, компенсируе-мого преференциями и скудным финансовым вспомоществованием беднейшим слоям.

4. Институциональная незащищенность рынка не позволила полностью реализо-ваться предпринимательскому потенциалу региона, особенно сильному в Татарской республике. В результате политики огосударствления созданная частным капиталом экономическая конъюнктура сменилась конъектурой – плановым ведением торговли для ослабления конкуренции, – разрушившей хрупкую систему хозяйственных связей, способствовавшей замедлению темпов накопления, сокращению доходности, кредито-способности, непосредственно влиявших на снижение уровня качества жизни населе-ния региона.

5. Неустойчивый характер социально-экономического развития, обусловленный данными факторами, вызвал нестабильность повседневной жизни, выраженной отсут-ствием предметов первой необходимости, продовольственной напряженностью, на-растанием жилищной катастрофы, безработицей, усилением кризиса семейных отноше-ний и множеством мелких житейских проблем, которые человеку приходилось разре-шать, вырабатывая индивидуальную стратегию выживания на основе каждодневной практики применения классовых норм.

6. Яркая внешняя сторона НЭПовской повседневности не совпадала с её внут-ренним содержанием как психоментальным основанием действительности. Чувства и восприятия простых людей, отражающие их глубокое разочарование в новой реальнос-ти из-за несбывшихся, прежде всего, социальных ожиданий, являются индикатором состояния социальной атмосферы, подающим скрытые, но важные сигналы радикали-зации общественного сознания и возможности резких социодинамических изменений в стране.

7. Следует признать, что низкая эффективность НЭПовской экономики, не имев-шей возможности выбирать лучший вариант хозяйствования, и неудовлетворительный уровень качества жизни людей в 1920-е годы – объективное основание для отказа от всякого рода радикальных преобразований в пользу постепенных изменений, щадящего режима перехода от традиционности к модернизации с учетом неизбежных материаль-ных и психоэмоциональных затрат человека, который должен «выдержать реформу», став её целью, а не жертвой.

Научная новизна исследования выражается в комплексном анализе узловых проблем НЭПа, в исследовательской доминанте человеческого измерения социально-экономических преобразований, в изучении граней повседневности в средневолжском регионе в 1920-е годы и состоит с следующем:

• на основе введения в научный оборот значительного количества неопубли-кованного архивного и опубликованного материала выстроена широкая панорама жизни населения с опорой на динамические ряды разнообразных показателей в хозяйственной и повседневной сферах (в результате авторских подсчетов данных по состоянию промышленного производства, торговой сети, доходно-расходных статей бюджетов городского и сельского населения, их питанию);

• вся документальная база оценена через призму научной критики с пред-почтением критериев искренности и достоверности, как максимально выявляющих противоречивую природу советских источников для воссоздания наиболее адекватной, а значит, достоверной картины 1920-х годов;

• в рамках анализа институциональных условий реализации принципов НЭПа восстановление промышленности, сельского хозяйства, торговли представлено как сложный процесс противоборства власти и рынка вследствие вынужденного «допуска» частного капитала в хозяйственную сферу, а затем грубого выдавливания его из системы экономических отношений;

• нестабильность в результате неустойчивого социально-экономического развития определяется как основная черта повседневности; некоторые параметры качества жизни, например, по питанию, оцениваются выше у горожан, чем у сельских жителей, но её низкий уровень в целом характеризуется как главный итог НЭПа, обосновывается как доказательство неспособности системы централизованного планирования создавать благоприятные условия жизнедеятельности;

• государственный произвол, правовая незащищенность, отсутствие реальной опоры в новой действительности и осознание собственного бессилия что-либо изме-нить в ней обосновываются как факторы, формирующие устойчивую рефлексию че-ловека, полную сомнений и разочарований в новой и сожалений об утрате прежней жизни;

• крайняя форма несогласия – протестные настроения средневолжского населе-ния – квалифицируется как знак системного сбоя, где противостояние власти и обще-ства есть следствие противоборства власти и рынка;

• отсутствие правовой защищенности частного капитала, не сумевшего реализо-вать свой потенциал в ходе восстановления, лишило плановую экономику возможности двигаться к достижению стратегических, модернизационных целей, где задача улучше-ния качества жизни, как условие её стабильности – одна из основополагающих.

Важно отметить, что в таком масштабе исследование состояния и развития Сре-днего Поволжья в период НЭПа выполнено в отечественной историографии впервые.

Методологическую основу исследования составили принципы исторического познания: научность, историзм, объективность, комплексность научного анализа, наряду с которыми использовались методы систематизации, периодизации, репрезентативности, массовости, а также проблемно-хронологический, сравнительно-сопоставительный, системно-структурный, конкретно-исторический и критический подходы к источникам и историографии по исследовательской тематике.

Источник:

dissers.ru

Кафедра истории и связей с общественностью

Ирина Алексеевна ГАТАУЛЛИНА

Профессор, доктор исторических наук, заведующая кафедрой ИСО

На кафедре истории и связей с общественностью работает с 2005 года. Ведет занятия по дисциплинам «Основы научно-исследовательской работы» и «История».

Закончила историко-филологический факультет Казанского государственного университета в 1982 году по специальности «Историк, преподаватель». Имеет сертификат на право преподавания дисциплины «Культурология». В 2010 году защитила докторскую диссертацию.

Хозяйственное взаимодействие средневолжских республик и областей 1920-е годы. Изд-во КГУ, 1993 г. (6 п.л.). Монография.

Среднее Поволжье в годы НЭПа: социально-экономические процессы и повседневность. Изд-во КГУ, 2007 г.(25 п.л.). Монография.

Ирина Алексеевна – один из авторов учебно-методического комплекса «История», разработанного в соответствии с требованиями ФГОС ВПО третьего поколения.

КГАСУ, доцент кафедры истории и культуры

Родилась 22 февраля 1958 года. В 1975 году после окончания средней школы работала библиотекарем, музыкальным работником в дошкольном учреждении. В 1977 году поступила на исторический факультет Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина, по окончании которого была направлена на работу в комсомольскую организацию Казанского инженерно-строительного института. В качестве освобожденного секретаря по идеологической работе трудилась с 1982 по 1987 год.

С 1987 по 1990 год – аспирантура в КГУ. Учеба завершилась защитой кандидатской диссертации. С 1990 по январь 2010 год работала на кафедре истории и культурологии КИСИ (КГАСА, КГАСУ). В 2009 году защитила докторскую диссертацию.

Воспитывает дочь. Страдает от катастрофической нехватки свободного времени и живет по принципу «дорогу осилит идущий».

Сейчас изучать историю намного интереснее

Предлагаем вашему вниманию интервью, которое взяла у Ирины Алексеевны ГАТАУЛЛИНОЙ студентка Гульнара МУХАМЕТШИНА.

– Нам известно, что Вы закончили исторический факультет Казанского государственного университета. Как вспоминаете студенческие годы?

– С благодарностью к преподавателям, факультету, университету, который окончила в 1982 году. Горжусь, что училась в одном из старейших вузов Казани и в целом России.

– Как сложилась Ваша профессиональная деятельность после окончания университета? Сразу ли Вы нашли работу?

– В советское время трудоустройство выпускников вузов было гарантировано. Выпускники истфака направлялись в районные отделы народного образования республики, которые распределяли их по школам. А я была направлена республиканским обкомом ВЛКСМ в комитет комсомола Казанского инженерно-строительного института в качестве освобожденного секретаря по идеологической работе с молодежью. Работала в этой должности с 1982 по1987 год. Потом до 1990 года училась в аспирантуре КГУ. С 1990 по 2009 год работала на кафедре истории и культурологии КГАСУ, преподавала отечественную историю и культурологию.

– Почему Вы выбрали именно исторический факультет КГУ?

– История привлекала мое внимание еще в детстве. Но то, что она стала предметом моей профессиональной деятельности, было обусловлено работой в комсомоле. Работа с молодежью вызвала во мне глубокий интерес к обществу как к объекту научного анализа. Времена тогда были сложные, осуществлять научный поиск было непросто. Сейчас изучать историю намного интереснее. Выясняется, что мы знали только какую-то незначительную ее часть.

С 2005 года я работаю в КАИ, сначала – в качестве внешнего совместителя на вечернем отделении, а теперь – штатным сотрудником. Мне нравится кафедра истории и связей с общественностью, где работает талантливый, динамичный коллектив под руководством Дании Киямовны. Это важно.

– Известно, что мужчины занимают высокие посты в государственных структурах. Как Вы думаете, женщины имеют равные условия для карьерного роста?

– Женщины не имеют таких условий, но должны их получить. Сегодня, мне кажется, ситуация складывается не лучшим образом в отношении женщины-руководителя. Немногим удается сделать карьеру, но кто добивается этого, они, как правило, достигают многого. Женщине есть в чем соревноваться с мужчиной: она более гибка, пластична, но главное – справедлива в принятии решений.

– Какими качествами должна обладать женщина, чтобы добиться успеха?

– Она должна быть целеустремленной и волевой, где-то жесткой и, безусловно, амбициозной. Я думаю, что гендерный подход в оценке роли женщины и мужчины – это взгляд традиционного общества. Современный мир диктует руководителю такие требования, которые связаны прежде всего с гибкостью, с умением налаживать отношения и способностью уступать, что больше свойственно женской природе, чем мужской. Женщина прежде всего – мать, она более склонна к справедливой оценке противоречивых ситуаций, лучше разрешает их. Мужчины-руководители, на мой взгляд, более агрессивны, и в этом смысле с ними тяжело конкурировать. На мой взгляд, для этого нужно обладать крепким здоровьем. При этом нельзя приносить в жертву взаимоотношения с близкими людьми.

Дания Киямовна – яркий пример редкого типа руководителя, который, будучи сильным и опытным управленцем, не только сохраняет свои человеческие качества, но и на их основе выстраивает свои отношения с людьми. Она интересна как личность и привлекательна как женщина.

– Для студентов каких специальностей Вы преподаете?

– Я работаю со студентами, которые учатся на физико-математическом факультете, факультете бизнеса и инновационных технологий, а также на вечернем отделении, где читаю курс отечественной истории.

– Вы являетесь заместителем заведующего кафедрой и руководите методологическим семинаром исторического знания. Это хлопотные занятия?

– В настоящее время с другими преподавателями завершили разработку программы и учебно-методического комплекса по образовательному стандарту третьего поколения по дисциплине «История». Это была сложная и ответственная работа, которая решала две важные задачи: первая – мы должны были рассмотреть отечественную историю в контексте мировой, вторая – учесть профессиональную ориентированность исторического материала в преподавании дисциплины студентам различных специальностей. Вы, наверное, знаете, что историю в КАИ учат на всех факультетах и во всех институтах.

– Что Вы можете сказать о сегодняшних студентах и их восприятии истории?

– У современных студентов сложное восприятие истории. И нам, взрослым, понятно, почему. Долгое время история воспринималась как некая завершенная данность, которую невозможно знать в полном объеме. Когда Советский Союз разрушился, мы поняли, что собственную историю знаем мало. Ведь история – это серьезная область научного познания, которая не ограничивается рамками коммунистической идеологии.

Сегодня введены новые стандарты по исторической дисциплине, которые нацелены на понимание истории как части объекта реального научного познания. История – живой, творческий процесс и в плане изучения, осмысления, и в смысле бытования в истории. Не скажу ничего нового: общественная практика показывает, что без изучения истории очень сложно сформировать студента как личность, как специалиста-профессионала.

– А зачем изучать историю студентам технических специальностей?

– Могу показать это на студентах физико-математического факультета, которые очень интересуются историей. У них более живой интерес к ней, чем у гуманитариев, наверное, потому, что у них развито аналитическое мышление. А там, где работает аналитика, – там всегда критический взгляд на вещи. Студенты-гуманитарии склонны исторические явления описывать, а студенты естественно-научных факультетов – их анализировать. Важно понимать, что история – фундамент социогуманитарного знания, а значит ее изучение необходимо всем студентам, независимо от их будущей профессии.

– Каковы Ваши постоянные научные интересы?

– Областью моих научных интересов является история Средневолжского региона в 1920-е годы и ее социокультурная проблематика. По этой теме я написала книгу «Среднее Поволжье в годы НЭПа: социально-экономические процессы и повседневность», которая является концентрированным выражением основных идей докторской диссертации. Я ее подготовила к печати в 2007 году, а сумела опубликовать в издательстве Казанского университета только в 2009 году. Кандидатская диссертация была посвящена изучению механизма хозяйственного взаимодействия республик и областей Среднего Поволжья в 1920-е годы. Думаю продолжить дальнейшее изучение данной темы: писать статьи, методические работы для лучшего усвоения студентами одного из интересных периодов советской истории. Может быть, сумею подготовить еще одну монографию.

– Какой личностью Вы восхищаетесь?

– Интересный вопрос! Вообще я предпочитаю руководствоваться принципом «Не сотвори себе кумира». Как в жизни, так и в моей профессиональной деятельности меня в большей степени привлекают мыслители. Интересно, как они могут схватить и передать суть переживаемого ими момента. Так, глубокое впечатление воспроизвел на меня Фернан Бродель, французский историк XX века, который в своих многочисленных трудах сумел реализовать принцип написания глобальной истории, то есть применил системный метод при ее изучении.

Источник:

history.kai.ru

Ирина Гатауллина История в городе Уфа

В представленном каталоге вы сможете найти Ирина Гатауллина История по разумной цене, сравнить цены, а также найти другие книги в группе товаров Детская литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт РФ, например: Уфа, Тюмень, Новокузнецк.