Книжный каталог

Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В настоящий том сочинений вошла одна из главных работ А. Гарнака — «Сущность христианства» («Das Wessen des Christentums»), переведенная на все основные языки мира и изданная огромными тиражами (только в России до 1917 г. было более 12 изданий)

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Гарнак А. Сущность христианства Гарнак А. Сущность христианства 858 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
А. Гарнак Сущность христианства А. Гарнак Сущность христианства 859 р. ozon.ru В магазин >>
Гарнак А. Фон Сущность христианства Гарнак А. Фон Сущность христианства 429 р. ozon.ru В магазин >>
Юлий Михайлович Антоновский Сущность христианства Юлий Михайлович Антоновский Сущность христианства 469 р. litres.ru В магазин >>
Фейербах Людвиг Сущность христианства Фейербах Людвиг Сущность христианства 769 р. ozon.ru В магазин >>
Гарнак, Адольф Распространение христианства в первые три века Гарнак, Адольф Распространение христианства в первые три века 671 р. bookvoed.ru В магазин >>
А. М. Шустова Христос и христианство А. М. Шустова Христос и христианство 322 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Об - успехе христианства

Об успехе христианства

Гарнак А. Миссионерская проповедь и распространение христианства в первые три века. Пер с нем., вступ. статья и комм. проф. А. А. Спасского. - СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2007. - 384 с. (Серия «Библиотека христианской мысли. Исследования»). Тираж 1000 экз.

Перу знаменитого немецкого протестантского теолога и историка Адольфа Гарнака (1851-1930 гг.) принадлежат несколько книг, по сей день оказывающих влияние на церковно-историческую науку. Прежде всего, это «История догматов», «История древнехристианской литературы до Евсевия» и «Сущность христианства». Не меньшее значение имеет его «Миссионерская проповедь», вышедшая в 1902 г. и выдержавшая несколько переизданий. С 1905 г. в журнале «Вера и Разум» стали публиковаться отдельные главы из «Миссионерской проповеди» в переводе профессора Московской Духовной Академии Анатолия Алексеевича Спасского. «Издательство Олега Абышко» взяло на себя труд разыскать, обработать эти разрозненные публикации и издать их под одной обложкой. Вместе с тем, книга Гарнака в оригинальном варианте составляла 560 страниц, а русский перевод насчитывает чуть больше 350. Профессор Спасский не стал переводить большой раздел, «трактующий о численности христианского населения к началу IV в.», так как он «по специальности своего содержания может интересовать только записных ученых». Но ряд разделов «Миссионерской проповеди» был опущен по другим соображениям. Спасский продолжает свое введение следующим образом: «Пришлось опустить две главы: несмотря на ясные свидетельства Евангелий, Гарнак утверждает, что Сам Иисус Христос ограничивал Свою проповедь лишь пределами иудейства… Перевод этих двух глав потребовал бы слишком много специальных критических замечаний, которые могут иметь интерес только для немногих». Кроме того, и переводом это в полном смысле слова назвать нельзя: текст содержит много примечаний переводчика, а иногда Спасский дописывает вслед за Гарнаком целые страницы. Несмотря на это, опубликованные разделы представляют несомненный интерес. Гарнак - большой знаток христианства, и его исследование основывается на огромном количестве источников - и христианских, и языческих. Конечно, последующие исследования, отчасти отталкивающиеся, отчасти полемизирующие с книгой Гарнака, во многом уточнили наши взгляды на распространение христианства в первые века. Вообще, тема успеха христианства неисчерпаема, об этом уже написаны сотни книг и будут написаны еще тысячи, но «Миссионерская проповедь» Гарнака занимает среди них видное место, и книгу эту необходимо знать.

Источник:

old.aquaviva.tmweb.ru

Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна

С.Н. Булгаков: О Первохристианстве. (Адольф Гарнак. Сущность христианства)

Статьи «О первохристианстве», «Первохристианство и новейший социализм» и «Апокалиптика и социализм» говорят о первохристианстве как имеющем свою тайну особо близкого общения со Христом, настолько подлинного и живого, что оно нормативно для всех последующих эпох христианства. Наша традиция — это мост, ведущий к первохристианской простоте, но мы — дети поздних эпох. В то время многие в Европе думали, что первохристианство — это какой-то изначальный распределительный социализм. С.Булгаков отверг такие ассоциации. Христианство и социализм духовно противоположны. Ап. Павел призывал прежде всего трудиться и служить Богу и ближнему в любви и истине. Социализм, напротив, зовет людей жить «во имя свое», ставя себя на место Бога, и это — «путь демонический, ведущий к царству антихриста» (17, с.204).

Откуда же тогда социализм, если он не от Христа и апостолов? От древней иудейской апокалиптики, — отвечает С.Булгаков., а ее проявлением было «своеобразное социально-революционное террористическое движение, зелотизм» (с.211). После разгрома Израиля римлянами все это отвергла еврейская «талмудическая мудрость», но сама эта апокалиптика проникла на периферию христианства. Для нее характерен хилиазм, с убеждением, что в ходе истории будет достигнуто на земле тысячелетнее царство торжествующего добра. Примером обмирщенного хилиазма является вера в прогресс. Она, разумеется, ложна, но популярна. Иудейский хилиазм возвещал мессианское царство, хилиастические идеи были во времена Реформации, а также британской революции, когда революционное восстание толковалось как нужный этап на пути к тысячелетнему царству, идеальному обществу или попросту земному раю. Отсюда и социализм: «Социализм есть апокалипсис натуралистической религии человекобожия » (с.241). Появление социализма христиане должны воспринять как грозный вызов, на который нужно дать ответ путем исправления себя по заповедям Божиим.

Согласно Гарнаку, главная задача историка состоит в том, чтобы в исторических событиях Евангелий отделить истину от неправды, отчистить ядро зерна от окружающей его шелухи. Таким образом, Гарнак, в отличие от Штрауса, признает историчность Евангелий, но рассматривает свидетельства учеников как субъективные. Иисус не был сыном Божьим. Он не проповедовал Себя, но свидетельствовал об Отце. Гарнак утверждал, что:

«Обозревая проповедь Христа, мы можем разделить ее на три круга. Каждый круг содержит в себе все благовествование; следовательно, оно в каждом достигает полного проявления. Во-первых, Царство Божие и его приближение. Во-вторых, Бог-Отец и бесконечная ценность человеческой души. В-третьих, высшая справедливость и заповедь любви. Величие и сила проповеди Христа заключается в том, что она так проста и при этом так богата» ( Гарнак, 37-38)

Гарнак отверг чудеса Иисуса на основании четырех аргументов. Первый аргумент гласил, что Евангелия были написаны во времена, когда каждый человек чувствовал себя окруженным сверхъестественными событиями. Не имея правильного понимания, что является возможным, а что нет, люди истолковывали любые непонятные им вещи через призму чуда. Однако в то время даже не было четкого определения, что такое «чудо», это определение было выведено только с появлением науки. Поэтому очевидцы деяний Христа неверно истолковывали Его дела, трактуя их в рамках сверхъестественного. Второй аргумент, состоял в утверждении, что всем выдающимся личностям, среди которых был и Иисус, после смерти приписывали чудеса. Третий аргумент состоял в заявлении, что все происходящие в мире события, строго подчинены законам природы. Чудес, как нарушение природных законов – не существует. Последний аргумент гласил, что даже если наука не может дать природное объяснение определенным явлениям, это не означает, что они представляют собой чудеса. Законы природы, взаимодействуют с другими «силами», которые могут быть еще не известны современным ученным. Но все эти «необъяснимые события» обязательно являются следствием естественных причин, а значит, имеют свое объяснение.

Главной задачей Гарнака во всех его трудах было показать, как заповеди Христа, не имевшие ничего общего с авторизированными церковными институтами и доктринами, оказались закованными в доктрины церкви. Он также хотел обосновать идею том, что для сохранения христианского учения в современном мире необходимо освободить его от догматических представлений о Боге и Христе, созданных для выживания религии в эллинистическом мире.

Если Баур был представителем гегельянства в богословии, то Гарнак, вслед за Ричлом, отдавал предпочтение Канту и неокантианству. Поэтому он не признавал возможности умозрительного постижения запредельных тайн, ограничивая религию областью этики и «внутренних переживаний». Именно это он и считал подлинной сущностью христианства. Желая оставаться на «чисто исторической» почве, Гарнак задавал вопрос: «что следует считать исходной точкой христианства?» — и отвечал: «Иисуса Христа и Его Евангелие».

Однако Христос для Гарнака — не богочеловек, а только величайший из людей, который как никто глубоко пережил чувство Богосыновства, что послужило основой апостольской проповеди. Гарнак не отрицает, что возникновение этой общины тесно связано с верой в воскресение, но толкует пасхальный догмат в плане «духовном». «Если бы, — говорит Гарнак, — это Воскресение означало лишь, что умершая плоть и кровь вновь ожили, мы живо покончили бы с этим преданием. Но ведь это не так. Уже в Новом Завете различают пасхальное благовествование о пустом гробе и явлениях Христа от веры в Воскресение. Вера в Воскресение зиждется на убеждении в торжестве Распятого над смертью, в силе и благости Бога и в жизни Того, Кто был первородным из многих братьев. Что бы ни случилось у гроба и во время явлений — одно неопровержимо: этот гроб сделался родником нерушимой веры в торжество над смертью и вечную жизнь» («Сущность христианства»).

Таким образом, тайна воскресения Христа есть, по Гарнаку, лишь результат необыкновенного воздействия личности Иисуса и Его учения, которое есть «сама религия» в ее истинной форме.

В «Истории догматов» Гарнак изобразил развитие церковного и догматического христианства как историю длительного упадка. Гностики начали «острую эллинизацию» Евангелия, которая завершилась в вероучительной метафизике, чуждой учению Христа, а иудео-латинский дух превратил церковь в организованный институт. Только германский протестантизм сумел вернуться к Евангелию. Но даже Лютер оказался слишком робким. «Надо, — писал Гарнак, — сохранить и продолжить то, что он начал», иными словами, «освободить» Евангелие от наносных пластов и обрести «простую веру», веру «в того Бога, Которого Иисус Христос называл Своим Отцом и Который является и нашим Отцом».

studopedia.org - Студопедия.Орг - 2014-2018 год. (0.005 с) .

Источник:

studopedia.org

Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна

Сущность христианства

Адольф Гарнак (Adolf von Harnack) - выдающийся немецкий ученый в области церковной истории, раннехристианской литературы и догматического богословия, автор фундаментальных трудов, имеющих непреходящее научное значение. Знаменитый публикатор древних текстов и издатель историко-богословских журналов, оказавших значительное влияние на всю мировую науку о христианстве. Будучи уроженцем Российской Империи и свободно владея русским языком, активно участвовал в научных дискуссиях и принимал непосредственное участие в формировании русской церковно-исторической школы (так, общепризнано его большое влияние на А. П. Лебедева и его последователей). В настоящий том сочинений вошла одна из главных работ А. Гарнака - "Сущность христианства" ("Das Wessen des Christentums"), переведенная на все основные языки мира и изданная огромными тиражами (только в России до 1917 г. было более 12 изданий в пяти разных переводах, общий тираж которых превысил 50000 экземпляров!). "Сущность христианства" написана на основе цикла лекций 1899-1900 гг., прочитанных в Берлинском университете для всех факультетов, а не только для студентов-богословов, что и определяет их популярность при одновременно высочайшем научном уровне подачи исторического материала. Работе А. Гарнака предпослана вступительная статья В. Ф. Эрна, в заключение дано послесловие проф. П. И. Лепорского "Христианство и современное мировоззрение". Для всех интересующихся историей христианства.

Телефон: (495) 781-19-12, e-mail: web.logist@bgshop.ru

ООО Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС». Все права защищены.

ООО Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС». Все права защищены.

Источник:

www.bgshop.ru

Гарнак, Адольф - Сущность христианства: Со вступ

Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна

Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

Тип поиска

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

Поиск по синонимам

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

Группировка

Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

Приблизительный поиск слова

Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

Критерий близости Релевантность выражений

Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.

Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

Поиск в интервале

Будет произведена лексикографическая сортировка.

Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Гарнак, Адольф - Сущность христианства : Со вступ. ст. В. Эрна: "Методы исторического исследования" и "Сущность христианства"

Сущность христианства : Со вступ. ст. В. Эрна: "Методы исторического исследования" и "Сущность христианства". - Москва : Труд и воля, 1907. - XXX, 275 с.; 18. - (Религиозно-общественная библиотека. Сер. 3 (переводная); № 2).

(Религиозно-общественная библиотека. Сер. 3 (переводная); № 2)

Религия -- Христианство -- Философия религии -- Сущность религии

$b Со вступ. ст. В. Эрна: "Методы исторического исследования" и "Сущность христианства"

$a Религиозно-общественная библиотека. Сер. 3 (переводная)

$a Религия -- Христианство -- Философия религии -- Сущность религии

$a Эрн, Владимир Францевич (1882-1917)

$t Методы исторического исследования

Источник:

search.rsl.ru

Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна

ГАРНАК

[нем. Harnack] Адольф фон (7.05.1851, Дерпт, ныне Тарту, Эстония - 10.06.1930, Гейдельберг), нем. протестант. церковный историк и богослов либерального направления.

На формирование богословской позиции Г. повлияли работы главы новой тюбингенской школы Ф. К. Баура, от к-рого он унаследовал идею исторического развития и убеждение, что христианство - исторический феномен, к-рый необходимо изучать критическими методами. Однако основным в становлении Г. как богослова и историка было влияние либерального богословия А. Ричля, подобно к-рому Г. отвергал метафизику и спекулятивную философию и ограничивал религию только областью этики и «внутренних переживаний».

Работы по истории Церкви, критика догматики, вопрос о сущности христианства

Богословская позиция Г. проявилась в работах по истории ранней Церкви «Руководство по истории догматов» (Lehrbuch der Dogmengeschichte. 1886-1890, сокр. вариант: «Обзор истории догматов» (Grundriss der Dogmengeschichte. Tub., 19145)), «Возникновение христианского богословия» (Die Entstehung der christlichen Theologie. Gotha, 1927) и др.

«Руководство по истории догматов» содержит изложение истории раннехрист. догматики, к-рая, согласно убеждению Г., существенным образом была обусловлена своим временем. «Догмы возникают, развиваются, их начинают использовать с новыми намерениями. Это происходит во всех случаях благодаря богословию. Богословие, однако, зависит от бесчисленных факторов, прежде всего от духа времени, ибо сущностью богословия является то, что оно должно делать понятным свой предмет» (Lehrbuch. Bd. 1. S. 12). И хотя, с т. зр. Г., догматы христианства появились вместе с его самоутверждением в иудео-языческом мире в результате проповеди ап. Павла, собственно «история догм» начинается с IV в., когда впервые «сформулированное в понятиях и выраженное средствами науки вероучение о Христе было возведено в статус центрального и как таковое было повсеместно принято Церковью» (Ibid. S. 4). Причиной развития догматов, по убеждению Г., стало то, что содержание христ. религии не осталось только предметом чувственного опыта или нравственной воли, неотъемлемой частью ее стало познание Бога и мира, т. е. то, что христианство является «мыслящей религией». Т. о., помимо общинного богослужения и обыденного благочестия возникает теоретическое осмысление и развитие новозаветного учения в богословии и догматике. Г., чрезвычайно критически оценивавший «идейную структуру богословия» древней Церкви, ее понятия и представления по причине их зависимости от совр. им философии (Die Entstehung der christlichen Theologie. S. 2 ff.), оспаривал и положение, согласно к-рому содержание церковных догматов с необходимостью выводится из НЗ (Grundriss der Dogmengeschichte. Tub., 19145. S. 3-4).

Процесс образования догматов, возникший отчасти из стремления к спекулятивным построениям, отчасти из опыта опровержения еретиков, представлял собой, по Г., искажение и отчуждение Евангелия. История развития церковного христианства предстает, т. о., как история упадка. Гностики начали «острую эллинизацию» Евангелия, к-рая завершилась в вероучительной метафизике, чуждой учению Христа и сменившей «дух религиозной свободы»; иудео-лат. дух превратил Церковь в организованный институт, где личный религ. опыт человека был подчинен системе богослужения, а за всеми постановлениями, принятыми Церковью, признан одинаковый нормативный авторитет. Такое отчуждение от Евангелия стало следствием применения онтологических и метафизических понятий греч. философии при формулировке христологических и тринитарных догматов. По убеждению Г., использованные при этом греч. философские понятия повлияли на содержание, выраженное в догматах. «Догма,- считал он,- по своей концепции и структуре есть продукт греческого духа на почве Евангелия» (Lehrbuch. Bd. 1. S. 20).

Вопрос о «сущности христианства», поставленный еще богословием Просвещения, оказался в XIX-XX вв. в центре внимания мн. ученых. В дискуссиях речь шла об отличии христианства от др. религий, о постоянном формообразующем принципе изменяющихся исторических видов проявления этой религии. Исходя вслед за Ричлем из идей Канта и неокантианства, Г. не признавал возможности постижения трансцендентных тайн, ограничивая религию областью этики. В лекциях, прочитанных в 1900 г. в Берлинском ун-те, Г. определил, что сущность христианства заключается не в символических церковных текстах и даже не в библейской вести о Крестной смерти и Воскресении Христа, но в простом провозвестии Иисуса Назарянина о Живом Боге. Христос для Г. не Богочеловек в традиц. церковном смысле слова, а только величайший из людей, Который, как никто, глубоко пережил чувство Богосыновства, и это послужило основой апостольской проповеди. Для Г. богочеловечество Христа - это теологическая спекуляция в духе греч. метафизики; у истоков этой спекуляции оказывается ап. Павел, но развивалась она преимущественно в восточном христ. богословии. Г. не отрицает, что возникновение апостольской общины тесно связано с верой в Воскресение, но толкует пасхальный догмат в символическом плане. «Вера в Воскресение зиждется на убеждении в торжестве Распятого над смертью, в силе и благости Бога и в жизни Того, Кто был первородным из многих братьев» (Сущность христианства. С. 105). Т. о., тайна Воскресения есть, по Г., лишь результат необыкновенного воздействия личности Иисуса и Его учения - «сама религия» в ее истинной форме.

Суть евангельской вести, по Г., можно свести к 3 пунктам: вере в Бога Отца, бесконечной ценности отдельной человеческой души и любви к ближнему как основе подлинной нравственности (Das Wesen. B., 1950. S. 42 ff.). В таком усеченном виде предстает, по Г., подлинное, освобожденное от метафизики и догматики, первоначальное христианство, сущность к-рого Г. сведена к исполнению людьми основных нравственных норм человеческого общежития.

Реформация, по Г., означает конец формальной претензии церковной догматики на авторитет, потому что с этого времени началось освобождение церковно-догматической традиции и возврат к Евангелию как единственно необходимой и истинной традиции (Ibid. S. 160-161). Но Г. считает, что даже М. Лютер сделал слишком мало. Г. критически оценивает развитие протестант. учения: по его мнению, пришло время для 2-го шага освобождения, к-рый должен свести «Павлово Евангелие о Христе» к Евангелию о Царстве Божием, как его проповедовал Иисус Назарянин.

Г. остро критически оценивает Римско-католическую и Православную Церкви. В первой он видит результат юридической эллинизации, вторую критикует за крайний традиционализм, за преклонение перед элементами предания, за стремление выразить учение о Личности и служении Христа с помощью жестких догматических определений.

Такое дистанцирование Г. от новозаветной христологии, исказившей, как он считает, учение Самого Христа о Церкви, и, т. о., от сущности христианства стало предметом критики со стороны консервативных протестант., католич. и правосл. богословов (А. П. Лебедев, В. П. Виноградов и др.). Г. Кремер и др. теологи настаивали на том, что христианство неотделимо от спасительного служения Иисуса Христа, Его Крестной смерти и Воскресения. М. Келер подчеркивал, что «сущность» новозаветного провозвестия заключается не в абстрактных идеях и не в отношении души к Богу, но в суждении о Личности Иисуса Христа, потому что уже проповедь Иисуса о Царстве есть «скрытое высказывание о Нем Самом», а Евангелие о Христе представляет собой «раскрытое и совершенно развернутое высказывание о Нем Самом». Христологическая систематика, т. о., с самого начала является частью Евангелия ( K a hler M . Angewandte Dogmen. Lpz., 19082. S. 66).

В рамках подготовки Прусской АН обширного издания раннехрист. доникейской лит-ры (Corpus Patrum Graecorum Antenicaenorum) Г. создал «Историю раннехристианской литературы до Евсевия» (Geschichte der altchristlichen Literatur bis Eusebius) - по выражению самого автора, «конспект», к-рый должен предшествовать изданию и полностью описывать лит-ру этого периода. В издании также участвовали Э. Пройшен (практически соавтор Г.), А. Дильман (описание эфиоп. традиции), Г. Н. Бонвеч (обзор раннехрист. лит-ры на слав. языке), Х. Ахелис (св. Ипполит Римский) и К. Шмидт (переводы на копт. язык) ( Novak . S. 198). В работе приводится перечень рукописей и изданий, описание истории рукописной традиции и предложения по хронологической локализации отдельных текстов. Книга содержит и важный для богословия того времени вывод о существенной исторической достоверности раннехрист. традиции, и отрицательную оценку гиперкритицизма новой тюбингенской школы (Geschichte. Tl. 2. Halfte 1. S. VIII).

Работа «Миссия и распространение христианства в первые три века» (Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten) содержит уже опубликованные ранее исследования (Mission. S. VIII; Novak . S. 203) и богатый материал по исторической географии и статистике (списки городов, епископов отдельных общин). На основе детальной проработки материала Г. рассматривает распространение проповеди христианства от апостольских времен до кон. III в. Он видит предпосылки миссии среди язычников в Евангелии, характеризует иудейскую и греко-рим. среду той эпохи, описывает переход от миссии в Палестине к миссии за ее пределами и служение ап. Павла и др. благовестников. Основной вывод книги заключается в том, что победу христианству принес прежде всего высокий религ. и нравственный дух верующих во Христа.

Важной для характеристики богословской позиции Г. является его книга о Маркионе (Marcion: das Evangelium vom fremden Gott. Lpz., 1921), в к-рой автор с сочувствием говорит о взглядах еретика, считавшего ВЗ порождением злого духа (Marcion. S. 132). Положительно воспринимая попытку Маркиона реформировать христианство на основании идей ап. Павла, Г. напоминал о том, что подобные идеи можно найти у блж. Августина и Лютера. Однако Г. оценивал Маркиона выше последних: во II в. он совершил то, что, по мнению Г., необходимо сделать в XIX в.- деканонизировать ВЗ. «Отвергнуть ВЗ во II в. было бы ошибкой, которую отклонила великая Церковь; удержать ВЗ в XVI в. было судьбой, от которой Реформация не смогла уйти. Но сохранение его в протестантизме XIX в. как канонической основы есть следствие религиозной и церковной косности» (Ibid. S. 134). Реакция Церкви на Маркиона и гностиков II в. была, по Г., одним из первых пагубных шагов по направлению к образованию церковных догм и институализации Церкви.

Спор об Апостольском Символе веры

Возникшее в результате развития в XIX в. историко-критической науки напряжение между мн. университетскими теологами и консервативным руководством протестант. церквей образует тот фон, на к-ром в 1892 г. разгорелся спор об авторитете Апостольского Символа веры. Поводом послужило увольнение вюртембергского пастора К. Шремпфа, отказавшегося использовать при Крещении Апостольский Символ веры. Предметом дискуссии был вопрос о необходимости требования от пасторов согласия с буквальным содержанием Апостольского Символа и безусловного принятия названных в нем событий Свящ. истории или предоставления им самим решать вопрос об употреблении этого символа в богослужении. Большой резонанс имела позиция Г., к-рый предложил «вместо Апостольского Символа веры или наряду с ним установить краткое исповедание, которое яснее и отчетливее выражало бы обретенное в Реформации и в последующее время понимание Евангелия и одновременно устранило бы те трудности, которые этот символ в своем буквальном смысле ставит перед серьезными и искренними христианами, мирянами и духовенством» (In Sachen des Apostolicums // Die christliche Welt. 1892. Bd. 6. S. 768). Согласно Г., не все положения Апостольского Символа могут быть приняты в буквальном смысле, вместо буквальной он допускал символическую интерпретацию, к-рую можно лучше согласовать с результатами историко-критического исследования. Хотя Г. отвергал веру в рождение Иисуса Христа от Девы и даже отрицал возможность его символического толкования, он пришел к следующей оценке символа: «. существенное содержание Апостольского Символа состоит в исповедании следующих истин: христианской религией дарованы такие блага, как «Святая Церковь», «оставление грехов», «вечная жизнь», они уготованы через Иисуса Христа, Господа нашего, и обладанием этими благами мы обязаны вере в Бога, во всемогущего Творца, в Его Сына Иисуса Христа и в Святого Духа» (Das Apostolische Glaubensbekenntniss. B., 18922. S. 37).

Помимо ряда университетских преподавателей с Г. в его интерпретации Апостольского Символа веры был согласен М. Раде, издатель ж. «Христианский мир». Сторонники и сотрудники этого журнала, а также мн. университетские преподаватели выступили с т. н. Айзенахской декларацией, в к-рой утверждали, что Апостольский Символ веры должен остаться в евангелической церкви, но оспаривали положение о том, «что актуальность этого символа в Церкви и его церковное употребление юридически обязывало служителей и мирян к признанию всех его отдельных положений». Дискуссия не привела к конкретным церковно-правовым решениям и постепенно прекратилась.

Исследования НЗ

собраны в изд. «Исследования по исагогике Нового Завета» (Beitrage zur Einleitung in das Neue Testament). Писаниям ап. Луки посвящены 1-й и 3-й тома. В 1-м т. (Lukas, der Artz) Г. подчеркивает достоверность раннехрист. традиции об авторстве Евангелия от Луки и Деяний св. апостолов. Проводит тщательный лингвистический анализ с целью показать единство кн. Деяний, ибо в той части книги, где повествование ведется от 1-го лица мн. числа, используется та же лексика и тот же стиль, что и в остальной части книги. В 3-м т. Г. анализирует источники, использованные автором при написании кн. Деяний, а также подчеркивает, что Лука, создавший жанр истории первохрист. общины, внес большой вклад в развитие идеи каноничности НЗ. Наиболее достоверным, по Г., является т. н. Иерусалимо-Антиохийский источник (Деян 6. 1-8. 4; 11. 19-30; 12. 25-15. 35) с его характерным живым повествовательным стилем. К менее надежным Г. относит 2 др. источника: Иерусалим А, или Иерусалимско-Кесарийский, источник (Деян 3. 1-5. 6; 8. 5-40; 9. 31-11. 18 и 12. 1-23), возможно восходящий к ап. Филиппу, и Иерусалим Б, ставший основой для той части кн. Деяний, где повествование ведется от 1-го лица (Деян 27), и, возможно, восходящий к эллинистическим кругам.

Во 2-м т. содержится стилистический анализ источника логий Иисуса (Q), к-рый использовали Матфей и Лука (см. ст. Синоптическая проблема). Г. сделал вывод, что этот материал лучше представлен в Евангелии от Матфея, и на этом основании предложил свою реконструкцию источника. По Г., в нем отражена ранняя аутентичная традиция, вероятно, он более древний и достоверный, чем Евангелие от Марка, и изначально был написан в Палестине на арам. языке до 70 г., возможно ап. Матфеем. Г. считает, что Q и Евангелие от Марка предлагают надежное основание для исторической реконструкции учения и жизни исторического Иисуса из Назарета.

Вопросам датировки кн. Деяний и синоптических Евангелий посвящен 4-й т. Соглашаясь с тем, что ап. Павел после первого заключения покинул Рим, чтобы продолжить миссионерскую деятельность, Г. считает, что Деяния были написаны в 64 г., вскоре после этого. Как следствие Г. принимает и раннюю датировку синоптических Евангелий: первый вариант своего Евангелия Марк написал в 50-х гг., ок. 60 г. в Риме он показал евангелисту Луке копию, к-рую тот использовал при написании своего Евангелия приблизительно в то же время; Марк, по Г., позднее отредактировал свое Евангелие, к-рое было использовано автором Евангелия от Матфея, написанного ок. 70 г. Т. о., по Г., «2-е и 3-е Евангелия, так же как Деяния, были составлены еще при жизни ап. Павла, и 1-е Евангелие было написано лишь несколькими годами позднее» (Ibid. S. 88, 162).

В последних томах Г. обращается к повседневной жизни первых христиан, к-рые, как прежде иудеи, читали Свящ. Писание дома («Чтение Библии в ранней Церкви»). Он показывает, что канон НЗ возник как результат противопоставления Церковью своего сборника канону, созданному Маркионом, с целью защитить нормативное апостольское откровение от монтанистских учений о новом откровении Духа (ср.: Лаодик. 60; Афан. 2; Амор.). Выбор именно 4 Евангелий был компромиссом между самыми большими Церквами, каждая из к-рых принимала отдельное Евангелие: Иерусалим - Евангелие от Матфея, Рим - Евангелие от Марка, Коринф - Евангелие от Луки, Эфес - Евангелие от Иоанна.

© 1998 - 2014 Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия»

Источник:

www.pravenc.ru

Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна в городе Курск

В представленном каталоге вы можете найти Гарнак А. Сущность Христианства /пер. с нем./ Вступ.ст.проф. В.Ф.Эрна по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в категории Наука и образование. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт России, например: Курск, Воронеж, Новокузнецк.