Книжный каталог

Алейников, Владимир Дмитриевич Реликтовые истории

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Книга Реликтовые истории — часть серии книг известного поэта и прозаика Владимира Алейникова о былой эпохе, о поэтах, прозаиках, художниках отечественного андеграунда, о некоторых колоритных людях, о периоде СМОГа. Динамичная, с характерной для автора плотностью текста, с выразительной ритмикой, проза Алейникова давно уже стала неотъемлемой его многообразного творчества. Книга будет интересна современным читателям.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Алейников В. Реликтовые истории Алейников В. Реликтовые истории 781 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Владимир Алейников Реликтовые истории Владимир Алейников Реликтовые истории 299 р. litres.ru В магазин >>
Владимир Алейников Поднимись на крыльцо Владимир Алейников Поднимись на крыльцо 149 р. litres.ru В магазин >>
Владимир Алейников Седая нить Владимир Алейников Седая нить 229 р. litres.ru В магазин >>
Владимир Алейников Навстречу знакам Владимир Алейников Навстречу знакам 355 р. ozon.ru В магазин >>
Владимир Алейников При свече и звезде Владимир Алейников При свече и звезде 349 р. ozon.ru В магазин >>
Алейников В. Что и зачем Об истории СМОГа и многом другом Алейников В. Что и зачем Об истории СМОГа и многом другом 442 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Книга Реликтовые истории - читать онлайн бесплатно, автор Владимир Дмитриевич Алейников, ЛитПортал

Алейников, Владимир Дмитриевич Реликтовые истории
  • КНИЖНЫЕ ПОЛКИ
    • АНЕКДОТЫ
    • ДЕЛОВЫЕ КНИГИ
    • ДЕТЕКТИВЫ
    • ДЛЯ ДЕТЕЙ
    • ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ
    • ДОМ И СЕМЬЯ
    • ДРАМАТУРГИЯ
    • ИСТОРИЯ
    • КЛАССИКА
    • КОМПЬЮТЕРЫ
    • ЛЮБОВНЫЙ
    • МЕДИЦИНА
    • ОБРАЗОВАНИЕ
    • ПОЛИТИКА
    • ПОЭЗИЯ
    • ПРИКЛЮЧЕНИЯ
    • ПРОЗА
    • ПСИХОЛОГИЯ
    • РЕЛИГИЯ
    • СПРАВОЧНИКИ
    • ФАНТАСТИКА
    • ФИЛОСОФИЯ
    • ЭНЦИКЛОПЕДИИ
    • ЮМОР
    • ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
    • ЯЗЫКОЗНАНИЕ
    • СЕРИИ И САГИ
    • ВСЕ АВТОРЫ
  • СЕГОДНЯ НА ПОРТАЛЕ
    • НОВОСТИ
    • СОННИК
    • ФОРУМЫ И

      Владимир Алейников

      © В. Д. Алейников, 2015

      © Издательство «Алетейя» (СПб.), 2015

      …Что со мной происходит? Я вздрогнул, вдали услыхав зов негромкий. Откуда он снова ко мне долетает? Всё оттуда же, брат, – из времён, где он всё-таки прав и в упрямстве своём: всё сполна он ещё наверстает.

      В сентябре, в золотом сентябре шестьдесят четвёртого года, на заре нашей странной, безумной, навсегда отшумевшей эпохи, в ту блаженную, ясную, чуткую пору, когда на холмистых московских просторах ещё вдосталь бывало и магически-властного, неизбежно высокого света, и плескавшего исподволь с юга отрешённо-смурною волною, неизменно родного тепла, в том особенно близком душе, напряжённо-свободном, заждавшемся отклика, что ли, пограничном, ранимом состояньи природы, в тот загадочный час предвечерья, в те мгновенья, когда по садам и по скверам вовсю полыхала листва, но уже подбирались к домам и деревьям сквозившие понизу тени – и готовился молча вонзить в сердцевину сплошного звучанья, в глубину созиданья, дыханья и чаянья, в ломкую ткань бытия, припасённую впрок и покрытую ржавью иглу разрушенья, смятенья и страха ледяной холодок неминуемой ночи, беды и зимы…

      На такой вот щемящей, звенящей, как в юности, ноте и начать? Звук искомый приходит извне, появляется сам, потому что его-то и ждал я, звук единственно верный, желанный, а стало быть – мой, возникает из памяти, где немота с темнотою, как ни тщились прижиться, приюта себе не нашли, заполняет пространство, проходит сквозь время глухое, неумолчный, рисковый, томящий, зовущий, слепой, прозревает, встаёт на распутье, идёт по наитью, доверяясь чутью, прямо в речь мою – так, мол, и быть, – с ним приходит и строй – и растёт, и ведёт за собою – за судьбой, под звездой, над водой, по земле моей – в мир, где, легендою ставшие, все мы равны перед Богом.

      Или, может быть, всё-таки так? —

      Звук зовёт изначальный – вот я закрываю глаза, словно вновь почему-то, как прежде, читаю стихи, чтоб глазами духовными времени суть различить, – и особенным, внутренним зрением вижу былое.

      Вспоминаю две краткие заповеди, в современном духе, конечно, с молодёжным задором и юмором, лаконизмом своим изумившие не случайно меня, старика, вспоминаю вновь эти правила, исходящие от моих дочерей Марии и Ольги.

      – Папа, лицо попроще! —

      когда меня изредка кто-нибудь где-нибудь фотографирует.

      И вторая, не менее важная:

      – Папа, не загружай! —

      когда я, с людьми знакомыми нынче, в годы свободы, говорящий редко и мало, а то и просто молчащий осенью месяцами в своём коктебельском отшельничестве, вдруг, словно выйдя из транса, дорываюсь до собеседника и обрушиваю на него стремительную лавину информации разнообразной, мыслей, соображений, всего, что требует выхода, что накопилось внутри.

      Ну прямо как две колеи или, тоже возможно, два рельса, по которым идёт моё скифское повествование.

      Снизить пафос, милые доченьки?

      Оркестровый тревожный прибой, со скрипичным, высоким захлёстом, с виолончельным, низким, вибрирующим раскатом, с выплеском труб, звенящим золотом и серебром, и с общим протяжным рокотом, звучит у меня в ушах.

      Слух заполнен им. Что же делать.

      И тогда пробуждается зрение.

      А потом оживает – память.

      А за ней – и давнишний свет.

      В сентябре шестьдесят четвёртого года, Драконьего, щедрого на события разномастные, непрерывно, сплошной чередою, догоняющие, сменяющие, настигающие друг друга, чтобы, сжавшись в общий клубок, в некий узел, морской ли, мирской ли, неизвестно, в энергетический, раскалённый, сияющий шар, вновь разжаться, с пружинистой силою, завитком спирали незримой, вмиг раскрыться цветастым веером удивительных совпадений и негаданных происшествий, сплошь и рядом идущих об руку с постигаемой не по книгам, но вплотную, слишком уж близко, чтоб не видеть её воочию, чтоб надолго, нет, навсегда не запомнить её, таинственной и простой, как и всё хорошее и достойное в мире этом, без придумок ненужных, без баек непотребных, со слов чужих, лишь своей, а не чьей-нибудь, кровной, личной сызмала яви, ехал я на встречу с поэтом, широко известным в столичной многолюдной среде богемной, из отчаянных удальцов и героев, из общих любимцев, из птенцов, едва оперившихся, но уже подающих голос, из отъявленных сорванцов, из талантов, для всех очевидных, из певцов, молодых да ранних, так поющих, что их не заметить невозможно, и впрямь хороши, да и редкость это большая, уж тем более в наше время, не принять их нельзя, с приязнью, и, с восторгом, не полюбить, ведь богема на то и богема, чтоб уметь себя ублажать, чтоб уметь выделять своих, приглянувшихся ей не случайно и вписавшихся с ходу в неё, бравых, в доску своих парней, с перспективой необычайной на потом, – с Леонидом Губановым.

      Восемнадцатилетний, всего-то, подчеркну это снова, сознательно, чтобы видеть давнишний свой возраст с башни многих прожитых лет, (восемнадцатилетий, уже, Боже мой, как летит моё время, вырывалось невольно встарь), – я давно ощущал себя взрослым.

      Поколение послевоенное моё, всё разом, без лишней рефлексии, без промежуточного топтания, так, для порядка, на месте, чтобы подумать о чём-то сугубо практическом, полезном, трезвом и здравом, с точки зрения наших родителей или школьных учителей, как-то слишком уж быстро, без всяких колебаний, сомнений, прикидок, размышлений невразумительных, стремительно повзрослело, и уступать завоёванные, с бою, с ходу, с налёту, позиции, нам и в голову не приходило.

      Мы старались избавиться всячески, любым из возможных способов, от опеки ненужной над нами, от назойливого надзора, от всего, что явно попахивало заурядностью и обыденщиной.

      Наставления и советы воспринимались в полной готовности отразить их, в сраженье, в атаке, в штыки, посмелее, и лишь отчасти усваивались, осмысливались нами, как нечто не очень-то приятное, исходящее из той бытовой обязаловки, той приглаженной и прилизанной, ненавистной нам положительности, той советской, всем понемногу, и достаточно, уравниловки, под присмотром и под контролем наблюдающих за порядком повсеместным в державе нашей неусыпно и неустанно, днём и ночью, почти незримых, нелюбимых, необходимых и всесильных каких-то, вроде бы, говорили с опаской, органов, или, может, властей кремлёвских, потому что не знали толком, где там органы, где там власти, что за органы, что за власти, что за птицы и что за страсти, кто их, в общем-то, разберёт, если знают всё наперёд, в светлом будущем обещают оказаться в кратчайший срок, но читают все между строк, да ещё голоса вещают зарубежные обо всём, что в стране у нас происходит, и тоска не людей находит, и с надеждой сплошной облом, говорят, не верь, не проси, что за мрак такой на Руси, что за ужас во всё Союзе, поверять остаётся музе настроенья свои, уравниловки мы чурались, нивелировки, стрижки всех под одну гребёнку, строевой, командной послушности, шаг назад, шаг вперёд, на месте, вправо, влево, стой, запевай, поднимайся, в ружьё, на службу, в пятилетку, на стройку, к станкам, в шахты, в лифты, в тайгу, к облакам, глубже, выше, смелей, и так далее, от нелепой и неизбежной жизни в обществе долгой лжи, с малых лет до седых волос, и мещанской благопристойности, от которых мы, как умели, отбояривались, отмахивались, да и просто бежали – прочь из чуждой духу желанного, блаженного свободомыслия, ненавистной, обрыдлой нам канцелярской, казённой системы.

      Конечно, был я тогда очень молод, слишком уж молод.

      Но я, сколько помню себя, всегда, по чутью, тянулся к тем, кто были старше меня и могли открыть мне однажды что-то важное для души, что-то новое, прежде незнаемое.

      Добрых три года я мыслил самостоятельно, сам принимал решения и совершал поступки, многие из которых и теперь, посреди междувременья, представляются мне достойными, а порою даже значительными.

      Разумеется, было немало промахов и ошибок, огорчений, разуверений, нелепостей всяких досадных, но возраст мой был таков, что, при отсутствии полном учителей и наставников, я вынужден был искать и сам находить всегда то, к чему влекло меня сызмала романтически бурное, грозное, иногда не на шутку опасное, но зато упоительно вольное, без оков, течение жизни, как мне думается, действительно удивительной и прекрасной.

      Было мне от роду братцы, не просто ещё восемнадцать, но уже восемнадцать лет и семь дополнительных месяцев.

      Тогда и эти, наперечёт, месяцы, очень любили счёт и тоже имели значение.

      По причине быстрого, слишком или в меру, кто как считал, на авось полагаясь, взросления.

      Тогда я уже добился поставленной загодя цели и поступил учиться на престижное, элитарное, ну, слегка, по сравнению с прочими, уж во всяком случае стоящее и достойное отделение истории и теории искусств, это было главным, что меня привело туда, исторического факультета серьёзного заведения учебного, МГУ.

      То есть стал, по-студенчески, вольно, по-богемному, безалаберно, по-хорошему, по-человечески, замечательно, жить в Москве.

      Парижа, как я всегда в книгах своих подчёркиваю, у нас, к сожалению, не было, а вот Москва, распрекрасная столица странноприимная, по счастью, у нас была.

      И она звала, отовсюду, из различных мест многовёрстной, многозвёздной нашей страны, и тянула к себе столь властно, что противиться ей, столице, было всем нам уже невозможно, и она собирала вместе нас, вчерашних провинциалов, постепенно и неуклонно становящихся москвичами, привыкающих здесь обитать и работать, по-своему каждый.

      Отовсюду в Москву съезжались люди творческие, азартные, для которых не подходили никакие мерки стандартные, те, которым хотелось общения настоящего и внимания, те, которые были отважны и к невзгодам готовы заранее.

      И Москва принимала – всех.

      И спасала – всех, без разбора.

      Был возможен в грядущем – успех.

      Он придёт ли? Пожалуй, не скоро.

      А пока что – пиши, поэт!

      А пока что – рисуй, художник!

      Вот он, ясный вечерний свет.

      Вот он, тихий осенний дождик.

      Всё – для вас. Для таких, как вы.

      Всё – для творчества. Для открытий.

      Для незримых духовных нитей.

      В этом – самая суть Москвы.

      Я жил, как уже рассказывал выше, на Автозаводской улице, в старом, крепком, невысоком, с толстыми стенами и большими окнами, доме довоенной добротной постройки, отдалённо напоминающем упрощённый конструктивизм.

      В обжитой коммунальной квартире у меня была, пусть и временная, ненадолго, да всё же своя, так хотелось мне думать, комната. Принадлежала она симпатичной московской тёще генерала с необозримыми перспективами и возможностями, наперёд, на потом, Ивана Александровича Герасимова, начальника криворожского гарнизона, фронтовика, человека закваски крепкой, волевого, честолюбивого и способного на решительные, непредвиденные поступки, что сказалось несколько позже, когда он помог мне в беде, и отца моего приветливого одноклассника Саши Герасимова.

      Был в квартире и телефон, правда, общий, но всё-таки был, и его наличие радовало, а случалось, и выручало. Была, разумеется, ванная, просторная общая кухня.

      Но главное в этом роскошестве – была у меня своя комната.

      Почему-то приятно теперь мне о давнишнем пристанище этом, с добрым чувством, порой вспоминать.

      Я учился в университете – и гордился этим. Студент!

      Я уже ощущал себя москвичом – и это вот было, зачем такое скрывать, приятное ощущение.

      И вот сегодня, сентябрьской порою, в час предвечерья, мне, москвичу новоявленному, надо было ехать на встречу с незнакомым, пока что, хорошим, наверное, человеком.

      Я набросил свой синий плащ, байроновский, романтический, как хотелось мне искренне верить, или, проще, воображать, на плечо закинул ремень потёртой лёгонькой сумки, закрыл за собой поплотнее скрипучую дверь квартиры, быстро сбежал по ступенькам пропахшей всеми возможными, коммунальными, стойкими, запахами, щербатой лестнице вниз и вышел из темноватого подъезда в просторный двор, заросший большими, старыми, устойчивыми деревьями.

      Прошёл мимо нашей булочной, мимо стеклянной витрины гастронома, вдоль узкого сквера, к перекрёстку, затем перешёл дорогу и, торопясь, зашёл наконец в метро.

      Там, бросив пятак свой звякнувший в щёлку пропускника, я спустился на эскалаторе к платформе, вмиг заскочил в вагон как раз подошедшего, сверкнувшего стёклами поезда и поехал в сторону центра.

      Встречи тогда назначались нашей богемной братией в четырёх привычных местах: у памятника, с фонарями и цепями чугунными, Пушкину, у памятника Маяковскому, на углу в столице известного всем и каждому "Националя" и в уютном университетском дворе, со скамейками вдоль старой высокой ограды, с деревьями, со студентами оживлёнными, на Моховой, именуемом «психодромом».

      Недавно сказал мне поэт, знаток московской богемной жизни, Саша Юдахин:

      – С тобой, представь себе, хочет познакомиться Лёня Губанов.

      Я, хоть и слышал уже, конечно, о нём, нарочно, удивляясь, вроде, такой информации, поднял брови:

      – Кто это? Не припомню.

      Юдахин сознательно выдержал небольшую, но, по его мнению, по-актёрски, эффектную, видимо, паузу и только тогда уж сказал:

      – Самый талантливый, так считают разные люди, поэт молодой в Москве.

      – Ну, это мы ещё посмотрим, кто же в Москве талантливее! – мгновенно отреагировал я.

      – Нет, я ведь не утверждаю, говоря о Лёне, что он талантливее тебя, – поправился тут же Юдахин. – Сам ты очень талантливый. Но ты-то в Москве недавно совсем. А Лёня москвич. Его уже знают здесь.

      – И меня уже знают здесь, – сказал, сощурившись, я.

      – Вы оба самые-самые талантливые в Москве, – обобщил, улыбаясь, Юдахин. – Я уже рассказывал Лёне о тебе. И другие ребята ему о тебе говорили. Он хочет с тобой повидаться. Давай я вас познакомлю.

      – Хорошо, – сказал я, – знакомь.

      – Я тебе скоро, Володя, позвоню, – подытожил Саша. – Как только договорюсь с Лёней о вашей встрече, так сразу и позвоню. Жди моего звонка.

      И вот, через день, буквально, Юдахин мне позвонил:

      – Договорился. Где встречаемся? Прямо сегодня.

      – Лучше всего – у памятника Пушкину. Так привычнее, – без раздумий ответил я.

      – Когда? Говори конкретно.

      Пришлось, ничего не поделаешь, мне собираться и ехать.

      Кто такой Саша Юдахин – объяснять никому не надо. Поэт. Человек общительный. Дружелюбный ко всем, улыбчивый. Рослый. Спортивный. Свой парень, во многих кругах и компаниях. Энергии в нём предостаточно. Все его знают – и он всех поголовно знает. Он в облаках не витает. Он трезв – и восторжен: публично. Всё складывается отлично. Публикации. Выступления. Путешествия. Впечатления. На коне он, это заметно. Потому и смотрит победно. Между тем, он раним, по-своему. Реагирует на обиды. Но – защитное что-то усвоено. И – привык не показывать виду. И когда-то, в года молодые, то же самое было. Всегда. Всё с него, словно с гуся вода? Вопрошенья, тире, запятые, восклицанья. Судьба – впереди? Биография – ежеминутно? Что потом? Предсказать это трудно. Что за боль возникает в груди? Стихи его помню, задорные, из давних шестидесятых: «Я буду, мы будем выигрывать секунды, секунды, секунды!» – в молодёжном гвардейском журнале, – в тему, блин, как теперь говорят. А вот это нигде в печати почему-то я не встречал: «У реки берега – будто два утюга». Наверное, самиздатовское.

      В центре столицы я вышел из метро и пешком поднялся вверх по улице Горького к Пушкинской, к месту встречи грядущей, площади.

      Пришёл я туда ровно в семь часов, ни минутой позже, как мы и договаривались.

      Возле памятника, опекушинской вдохновенной работы, Пушкину – меня, пришедшего вовремя, уже, с нетерпением, ждали.

      Словно из-под склонённой в задумчивости головы Александра Сергеевича, из осеннего воздуха вышли и двинулись прямо ко мне две фигуры, одна высокая, и это был Саша Юдахин, а другая значительно меньше ростом, так, небольшая совсем.

      – Вот вы, ребята, и встретились! – торжественно произнёс Юдахин. Потом продолжил. – Познакомьтесь. Лёня Губанов! – представил он, с видом солидного, в политике поднаторевшего, со стажем большим, дипломата, этого невысокого, хмурого паренька. – Володя Алейников! – с пафосом, достойным ораторов греческих, представил меня он ему.

      Поздоровались мы с Губановым.

      Руки друг другу пожали.

      Стоим себе – с Пушкиным рядом.

      Смотрим один на другого.

      И, почему-то, молчим.

      – Ну, вот вы, ребята, друг с другом наконец-то и познакомились. Надеюсь, что скоро подружитесь. А мне пора уходить, – сказал, что-то вдруг, негаданно, сообразив, Юдахин. – Дела у меня. Увидимся!

      И он, кивнув на прощанье нам обоим, исчез в толпе.

      В те времена москвичи и приезжие вечерами любили гулять по столице. В центре всегда было людно.

      И раствориться надолго меж людей было вовсе не трудно.

      Мы с Губановым, возле Пушкина, под склонённой к нам головою поэта, в шелесте листьев и отсветах загоравшихся всё гуще окрестных огней, стояли друг против друга и продолжали молчать.

      Это напоминало, наверное, первую встречу доселе ещё не видавших друг друга, воочию, рядом, двух молодых, да ранних, конкурирующих меж собою, на войне и в мирное время, всё едино для них, полководцев.

      Этакий бука-подросток, с чёлочкой, коренастенький, сероглазый, в распахнутой курточке, в мятых брюках, в нечищенных туфлях, придирчиво, исподлобья, с прищуром, смотрел на меня.

      На него я смотрел спокойно, без нервов. Подумаешь, фрукт! Ничего, погодим, подождём, что последует за молчанием.

      Что он там башкой своей, с чёлочкой кривоватой, небось, надумал?

      Явно ведь собирается что-нибудь взять да и выкинуть.

      Видно по физиономии – вся уже напряглась.

      Ладно, переживём. И не таких видали.

      Вдруг Лёня, скривив по-детски влажные, пухлые губы в язвительной, скользкой улыбочке, вновь, будто мы с ним до этого вовсе и не здоровались, протянул мне руку и тоном официальным, холодным, с осознанием собственной значимости, отчётливо, жёстко изрёк:

      – Леонид Георгиевич Губанов.

      – Владимир Дмитриевич Алейников, – мгновенно парировал я и крепко пожал его руку.

      Лёня с вызовом откровенным посмотрел в упор на меня – и опять протянул мне руку. И сказал, меняя подход, нараспев:

      – Владимир Алейников, – твёрдо, без эмоций, ответил я.

      Лёня этак хитро сощурился на меня – и ещё разок протянул мне зачем-то руку. И сказал с хрипотцой:

      – Владимир, – сказал я спокойно, понимая, что это игра.

      Губанов уже с любопытством посмотрел на меня – и вновь протянул мне руку свою, с длинными, гибкими пальцами, с грязными, как у школьника хулиганистого, запущенными, нестриженными ногтями, сказав дружелюбно:

      – Володя, – сказал я приветливо и взглянул ему прямо в глаза.

      Губанов так широко, что шире некуда просто, улыбнулся, преображаясь, хорошея, меняясь к лучшему, и уже панибратским тоном, все приколы отбросив, сказал:

      – Старик! Давай будем на «ты»!

      – Давай! – согласился я.

      – Слушай, а я давно про тебя, между прочим, знаю! – тут же сказал мне Губанов.

      – И я про тебя, представь себе, знаю! – сказал ему я.

      – Ты ведь в Москву с Украины приехал? – спросил Губанов.

      – Из Кривого Рога.

      – Из Кривого Рога. Такой город есть в наших южных степях. Там я вырос.

      – Там твоя родина.

      – Посмотрите, какой догадливый! Ну, а ты-то москвич?

      – То, что ты коренной москвич.

      – Ты где-нибудь учишься?

      – А я чихал на учёбу. Я и среднюю школу, всего-то, не закончил! Бросил, и всё.

      – Так. Долго рассказывать.

      – Сам решай, как тебе поступать.

      – Володя! – сказал Губанов. Говор был у него московский, акающий, певучий. Он произносил: Ва-а-лодя. – А я про тебя ещё прошлой осенью слышал.

      – Неужели правда? – невольно удивился словам его я.

      – Ну да! Ты же здесь, в Москве, жил прошлой осенью, долго?

      – Конечно, – сказал я, – жил.

      – Ну вот. Мне ребята из разных наших литобъединений говорили, что появился новый талант. Это ты.

      – Надо же, как бывает! – сказал я. – А о тебе я только сейчас, в сентябре, от знакомых, впервые услышал.

      – Почитаешь стихи? – спросил меня, в лоб, напрямую, Губанов.

      – Можно, – сказал я. – Но где?

      – Пойдём, хоть куда-нибудь. Куда – всё равно.

      И мы с Губановым двинулись вместе по улице Горького, в сторону Маяковки.

      Оказался Лёня Губанов – парнем, времени зря не теряющим.

      После того, когда мы, разговаривая, миновали пустоватую, без поэтов, там читавших стихи свои толпам слушателей, отовсюду, на чей-нибудь голос громкий, собиравшихся неизменно, чтобы в действе участвовать, площадь Маяковского, Лёня вдруг предложил мне, с места в карьер:

      – Слушай, давай дружить!

      – Давай! – согласился я.

      Приближались мы к Белорусской.

      Лёня вновь ко мне с предложением:

      – Слушай, давай-ка выпьем!

      – Давай! – согласился я.

      Мы зашли в гастроном какой-то.

      Наскребли, еле-еле, денег на одну бутылку портвейна. Бутылку я положил, для спокойствия, в сумку свою.

      Двинулись – вместе – дальше.

      Шли по вечерней улице куда-то – и разговаривали.

      И оба уже понимали, что друг с другом нам – очень даже интересно, так вот, свободно, слово за слово, непринуждённо, как старинным знакомым, с приязнью не случайной, с доверием полным к собеседнику, к новому другу, на пути, неизвестно, куда, непонятно, зачем, протянувшемся перед нами, куда-то за грань постижения, говорить.

      Мы прошли грохочущий мост за Белорусским вокзалом и находились уже где-то возле улицы Правды.

      Не мешало бы нам и выпить, раз вино у нас есть с собой.

      Мы свернули вдвоём с тротуара в непомерно просторные, как-то буржуазно, не по-советски, расположенные, без всякой экономии места, на скудной, но и ценной столичной земле, за большими, просто громадными, вроде каменных сундуков, заселёнными впрок, под завязку, москвичами, глухими домами.

      Там зашли почему-то в подъезд.

      Открыли бутылку портвейна.

      Выпили оба, по очереди, вдумчиво, прямо из горлышка.

      – Хорошо пошло! – дал оценку действу, с видом бывалым, Губанов.

      – Нормально! – сказал я, без всяких славословий. – Вино как вино.

      В подъезде было темно и подозрительно тихо.

      Мы закурили. Присели рядышком на ступеньки.

      – Тяпнем ещё! Давай! – предложил, поразмыслив, Лёня.

      – Пожалуй, можно! – прислушиваясь к тишине, согласился я с ним.

      Снова глотнули по очереди из горлышка. Закурили.

      В бутылке нашей вина, мерзкого, надо заметить, и на вкус, и на цвет, и на запах, содержащего нужные градусы для советских людей, напитка, оставалось уже маловато, в аккурат по третьему разу приложиться, и дело с концом.

      (Я заметил сразу, что выпитое в смехотворных дозах вино Лёню явно взвинтило. Нет, изменило. Стал он каким-то непривычно, страдальчески нервным. Беспокойным. Словно вдали, впереди, ждало его нечто, с чем бороться не в силах он был. Покориться же этому – всё же не желал. Примириться с ним – тоже. Притворяться, кривляться – негоже. Этот страх и манил, и губил. Движения – резкие, дёрганые.

      Паяц? Юродивый? Мим?

      В голосе хрипловатом – новые, незнакомые, вибрирующие, зудящие, сверлящие изнутри горло, солоноватые, с привкусом горьким, нотки.

      Зрачки разрослись, расширились до пугающей черноты.

      Это было заметно вблизи даже здесь, в полутёмном подъезде.

      Тогда я ещё не знал, что, сколько бы там вина, пускай хоть совсем немного, не говоря уж о водке, ни выпил бы он, алкоголь действовал на него, как наркотик, и это сказывалось, мгновенно, закономерно, с убийственным постоянством, всякий раз, на его поведении, нередко, почти всегда, приводя к печальным последствиям.

      Но вскоре уже, к сожалению, пришлось мне об этом узнать).

      Лёня, меж тем, не забыв об основном своём желании, попросил меня:

      – Почитай, Володя, стихи!

      – А ты? – спросил я его.

      – Я потом. Сразу после тебя.

      – Хорошо! – согласился я.

      Не больно-то подходящим для чтения наших стихов местом был этот тёмный, пустой, незнакомый подъезд, но выбирать было не из чего.

      Я начал читать свои стихи тогдашние – новые для меня в ту сентябрьскую пору, недавно совсем написанные, начал читать их Лёне – и незаметно увлёкся.

      Губанов слушал меня с таким напряжением страшным во всём его крепком теле и с таким вниманием острым на бледном его лице, с таким нутряным, наружу рвущимся, жгучим огнём в чернеющих непоправимо расширенными зрачками, как-то чутко и слишком пристально распахнутых на меня, из-под скомканной чёлки, глазах, что почему-то стало мне за него тревожно.

      Я прочитал всего-то несколько свежих вещей.

      И читал-то негромко, да только случилось, конечно, то, что я предвидел заранее.

      На звук моего, негромкого, но кем-то всё же услышанного сквозь массивные стены, голоса – с треском открылась дверь одной из ближайших квартир – и оттуда с негодованием вывалились в подъезд разъярённые жители дома:

      – А ну прекратите шум!

      Тотчас же, вслед за первой, открылась, под крики граждан чумных, и соседняя дверь:

      – Безобразие! Хулиганство! Милицию надо вызвать!

      Губанов сорвался с места и, подёргиваясь, заорал на возмущённых граждан:

      – Суки! Слушать стихи гениальные не мешайте! А ну, заткнитесь!

      – Лёня, тише. Кричать перестань. Пойдём! – я силком еле вытащил его из подъезда во двор.

      Вслед нам бурной лавиной неслись оголтелые вопли жильцов.

      Кое-как увёл я Губанова в темноту, в глубину двора.

      Его буквально трясло.

      Никак он не мог успокоиться.

      – Тише, Лёня, – сказал я. – Молчи. А то жильцы, чего доброго милицию запросто вызовут. Нам это ни к чему. Всё, успокойся. Быстрее уходим отсюда. Вперёд!

      Мы двинулись наугад куда-то, лишь бы уйти подальше да поскорее из опасного места, свернули в ближайшую арку, и выбрались в соседний безлюдный двор.

      – Есть вино? – спросил у меня, шевеля бровями, Губанов.

      – Есть ещё, – показал я бутылку.

      Мы приложились к бутылке уже по третьему разу.

      Больше, при всём желании возможном, пить было нечего.

      Губанов, чиркая спичками, ломая их то и дело, жадно, словно дорвавшись наконец-то до сигареты, по-блатному как-то, ухватисто, заковыристо, закурил.

      Потом посмотрел мне в глаза и убеждённо сказал:

      – Ты гениальный поэт!

      – Ладно уж, Лёня, – сказал я. – Ты прямо как император всероссийский, титулы всякие играючи раздаёшь.

      – Ты гений! – с пафосом явным сказал Губанов. – Я знаю.

      Ну что за категоричность?

      Откуда? Зачем? Почему?

      Нервичность? В толк не возьму.

      Вот уж, право, замашки богемные.

      (Похожие на дворовые).

      Столичные? Или туземные?

      Во всяком случае – новые.

      Звук, превращённый в знак.

      – Хорошо, если так.

      Губанов, поёжившись, выпустил сигаретный белёсый дым из обеих ноздрей, затем, исподлобья, с прищуром стрелецким, с молодецким, зубастым вызовом, с вопросительным знаком, вместе с восклицательным, в серых глазах, взглянул на меня и спросил:

      – Можно, я теперь почитаю?

      – Читай! – согласился я.

      Здесь же, в бездне столичного вечера, во дворе на улице Правды, стал он, заметно волнуясь, читать мне свои стихи.

      И, честно, как и когда-то в прошлом, вновь сознаюсь: поначалу эти стихи не очень-то мне понравились.

      Длинные. Даже слишком. Неровные. Грубоватые.

      То несколько строчек искорками вспыхнут среди сумбура, то снова гул хаотичный, досадный, а то и провал.

      Человек-то явно талантливый, даже очень, это уж точно.

      И тон у стихов особый.

      И лицо есть своё. И голос.

      Да, собственно, всё в них – его, не чьё-нибудь там, а губановское.

      Но что же меня останавливает?

      Что мешает их сразу принять?

      Непохожесть их, очевидная, на то, что сам я писал?

      Так она и должна ведь быть, эта самая непохожесть. Грубоватость их? Ну и что!

      Нет, не знаю. Пока – не знаю.

      Но что-то мешает мне принять их безоговорочно.

      И ничего, пока что, видать, не поделаешь с этим.

      Губанов это заметил.

      Чутьё у него, врождённое, импульсивное, обострённое, на всё вообще вокруг, сразу, оптом, было отменным.

      Да и реакция тоже, на любое движенье извне.

      И тем более, разумеется, – на то, как люди, которым доверился, вроде бы, он, раскрылся, пускай и на время, перед ними, воспринимают, в основном, по традиции, с голоса, не с листа ведь, это не к месту и не к спеху, его стихи.

      Обо всём этом я узнал не тогда, но уже очень скоро.

      Он, покашляв незнамо зачем и смутившись, прервал своё чтение.

      – Потом почитаю. Успеется. Ладно? В другой раз.

      – Как знаешь! – сказал ему я.

      Да, задело, конечно, Губанова то, что я, новый друг его и соратник вполне реальный, точно так же, как сам он, признанный половиной Москвы, недавно, да буквально только что, ну, полчаса каких-то назад, почему-то сразу не выразил ни эмоций своих, ни восторгов, не назвал его с ходу гением, как в богеме всегда называли, не признал его безоговорочно.

      Это чувствовалось, я видел, в том, как вёл он себя тогда. Нахохлился весь. Насупился.

      Шёл, руки в карманы, вразвалочку.

      Головой, кручинясь, покачивал молчаливо. А то и вздыхал.

      Потом он сумел собраться.

      У нас опять завязался простейший, так, между прочим, по пустякам, на ходу, но всё-таки разговор.

      Мы с Губановым, разговаривая, шли сквозь осень, сквозь шелест лиственный, сквозь огни столичные, вместе, шаг за шагом, слово за словом, напрямик, в разверстую даль.

      Добрались до метро «Динамо».

      – Так мы и до меня дотопаем! – Лёня сощурился, закуривая. Сквозь дымок сигаретный продолжил фразу: – Я-то на Аэропорте живу. Родители дома. Думаю, не помешают. Может, зайдём ко мне? Потолкуем. Чайку попьём. Ты не переживай. К себе добраться успеешь. Дом наш – неподалёку от метро. Каких-нибудь пять, ну, может быть, десять минут неторопливой ходьбы – и ты на метро успеешь до закрытия. Ну, зайдём?

      Я взглянул на свои часы – и сразу же спохватился:

      – Нет. Мне домой пора. Завтра с утра – занятия.

      – Понимаю! – сказал Губанов.

      Мы стояли с ним возле метро. Стояли, два парня, один – повыше ростом, другой – пониже. Поэты. Надо же! Молодые совсем. Познакомились. Подружиться в дальнейшем – удастся ли? Поживём – увидим. Посмотрим. Всё возможно. Ведь невозможное, как сказал не случайно Блок в озаренье, тоже возможно. Невозможного в мире нет. Есть – сквозь тьму приходящий свет.

      Поздний сентябрьский вечер, с его лиловато-чёрным, плотным куполом неба и жёлтыми, золотистыми, звёздчатыми, узорными, широкими всплесками листьев на всех окрестных деревьях, обволакивал нас прохладой.

      Пора было нам расставаться.

      Мы с Губановым обменялись телефонами и адресами, тут же, на месте, вписав их в свои записные книжки.

      Губанов, похоже, маялся.

      Моя – совсем ведь недавно, и, главное, так нежданно, – реакция на его стихи, которые всем в Москве, кого ни возьми, ни припомни, решительно всем, нравились, нет, какое там, вызывали восторг, восхищение, не давала ему покоя.

      – Володя! – сказал он мне. – Давай-ка снова увидимся. Прямо завтра. Пойдём куда-нибудь. Пообщаемся. Что, лады?

      Источник:

      litportal.ru

Алейников, Владимир Дмитриевич Реликтовые истории в городе Краснодар

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Алейников, Владимир Дмитриевич Реликтовые истории по разумной цене, сравнить цены, а также найти другие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой населённый пункт РФ, например: Краснодар, Ижевск, Улан-Удэ.