Книжный каталог

Форель Д. Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Форель Д. Лечебный факультет или Спасти лягушку Форель Д. Лечебный факультет или Спасти лягушку 49 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Форель Дарья Лечебный факультет, или Спасти лягушку Форель Дарья Лечебный факультет, или Спасти лягушку 54 р. book24.ru В магазин >>
Дарья Форель Лечебный факультет, или Спасти лягушку Дарья Форель Лечебный факультет, или Спасти лягушку 53 р. ozon.ru В магазин >>
Дарья Форель Лечебный факультет, или Спасти лягушку Дарья Форель Лечебный факультет, или Спасти лягушку 59 р. ozon.ru В магазин >>
лакомство для кошек B&B Allegro Cat колбаски, лосось/форель, 6 лакомство для кошек B&B Allegro Cat колбаски, лосось/форель, 6 105 р. maxidom.ru В магазин >>
Костикова Д., Медникова А. (ред.) Гастрономическая энциклопедия Ларусс. Том 13. Тефтели - Форель Костикова Д., Медникова А. (ред.) Гастрономическая энциклопедия Ларусс. Том 13. Тефтели - Форель 4900 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кружка Printio Форель Кружка Printio Форель 475 р. printio.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Лечебный факультет, или Спасти лягушку - Форель Дарья

Форель Д. Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Пройдя испытания вступительных экзаменов, они радуются. Они еще не знают, что ждет их впереди. Но реальность быстро заставляет их спуститься с небес на землю.

Каждый день учебы в «меде» полон больших и маленьких трагедий. Преподаватели, требующие взяток, цинизм и халатность руководящих практикой врачей, жестокие шутки сокурсников, смерть пациентов и врачебные ошибки. Студенты не замечают, как сами становятся такими же черствыми и равнодушными, как те преподаватели, которых они поначалу презирали.

Клятву Гиппократа, видимо, писали для кого-то другого…

Дарья Форель родилась в Москве. В раннем детстве вместе с родителями уехала в Израиль, где отслужила в армии и побывала в горячих точках. Затем вернулась в Москву и поступила в медицинский институт. Реальная учеба в медицинском вузе оказалась далека от Дашиных романтических представлений…

Источник:

www.libros.am

Лечебный факультет, или Спасти лягушку Дарья Форель - бесплатно читать онлайн, скачать FB2

Форель Д. Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Лечебный факультет, или Спасти лягушку

скачано: 463 раза.

скачано: 114 раз.

скачано: 72 раза.

скачано: 63 раза.

2 час 4 мин назад

2 час 58 мин назад

4 час 1 мин назад

3 дня 4 час 19 мин назад

7 дней 12 час 28 мин назад

11 дней 3 час 55 мин назад

11 дней 4 час 51 мин назад

13 дней 3 час 17 мин назад

14 дней 2 час 1 мин назад

14 дней 8 час 7 мин назад

Вроде и читалась книга легко,но чего то не хватило,да и героиня показалась какой то слабой и глуповатой. Один разок можно почитать и скоротать вечерок.

Только что дочитала книгу- и могу сказать, что полностью присоединяюсь к вышеперечисленным комментариям. Главная героиня просто бомба- умная, решительная, смелая и еще раз очень умная.

Это первая книга на моей памяти, где гг верховодит всем процессом. Я до конца книги думала ну когда же у нее проснутся чувства к Кевину. А оно вон как все закручено.

И конечно же очень понравились собаки- этакий элемент мимимишности.

В общем, читайте, не пожалеете! ! !

как можно за один день превратится из глубоко скучающегося по любимому человеку похотиливую самку.По мне книга не очень

А все начиналась так интересно.Главный герой превратился в тряпку,а главная героиня в девушку легкого падения.Я не понимаю как она за один

Источник:

www.litlib.net

Дарья Форель Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Дарья Форель Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Вот они лежат. На лицах – полный ноль. Помню, во втором классе один мальчик называл такое выражение лица «яйцовым». Лицо?яйцо. Ничего не выражающий белый овал. Яйцовые лица трупов.

Человечество не делится на «плохих» и «хороших», и мне вовсе не хочется оскорблять людей. Критиковать и обличать – не моя задача, про морализаторство и осуждение и речи нет. И вообще, если разобраться, многие из описанных ниже персонажей – неплохие ребята. Плохие, но неплохие… то есть недохорошие. Нейтральные – с теми или иными отклонениями. Их притягивают свои собственные, индивидуальные полюса. Беспристрастны только факты. Художественный текст на беспристрастность претендовать не может.

Джош вознес молитву о чуде, чтобы спасти Рождество. И чудо было ему в ответ — белокурого архангела отправили в Хвойную Бухту с миссией.

В момент аварии училась на 2-м курсе на специальности – английский перевод факультета иностранной филологии Запорожского национального.

Образованный человек посмотрит на то, что я делаю, и скажет, что моя работа бесполезна

Факультет кримінальної міліції, факультет підготовки слідчих, факультет економічної та громадської безпеки, Навчально-науковий інститут.

Випускник середньої школи Бартлбі Гейнс отримав восьму відмову про прийом до інституту, що, звичайно, навряд чи влаштує його батьків.

А парные процедуры в кедровой бочке полезны вдвойне. Ведь к воздействию пара при этих процедурах добавляется и воздействие уникального.

Благодарю вас за то, что остановили свой выбор на этой книге. Полагаю, что идеи, собранные в ней, помогут вам в такой же степени.

Окончил мгу им. М. В. Ломоносова. Геологический факультет. Факультет журналистики

Источник:

mir.zavantag.com

Читать Лечебный факультет, или Спасти лягушку - Форель Дарья - Страница 1

Форель Д. Лечебный факультет, или Спасти лягушку
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 530 223
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 458 481

Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Вот они лежат. На лицах – полный ноль. Помню, во втором классе один мальчик называл такое выражение лица «яйцовым». Лицо-яйцо. Ничего не выражающий белый овал. Яйцовые лица трупов.

И почему-то тоска. Не страх, не сочувствие. Тоска. Холодная и сырая.

Мои дорогие однокурснички потирают руки. Сейчас начнется кровавая расправа. Наконец-то можно выпустить наружу свой первобытный хищный инстинкт…

Тамара и Фарзет получили в лаборантской силиконовую почку. Обычно такой препарат выдают только старостам при наличии преподавательской расписки. Ума не приложу, каким образом девочки ее достали. Силиконовая почка – довольно упругая штука. Ее изготавливают на кафедре анатомии. Берется человеческая почка, в нее впрыскивается несколько инъекций силикона, затем препарат погружают в специальный солевой раствор. Получается резиновый пластичный комок.

– Фарзет, пасуй уже, пасуй!

Фарзет поднимает тетрадь, подкидывает силиконовую почку и размахивается. Тамара не сводит глаз со стремительного предмета. Почка летит под потолком, делает несколько сальто в воздухе и заканчивает полет на коленях Бабина. Это она зря.

– Так, – преподаватель медленно встает, – это что за бадминтон? А ну-ка быстро убрали препарат! Сейчас кто-то по ушам получит!

Фарзет с Тамарой смеются, прикрывая улыбки тонкими пальчиками, и возвращаются на свои места. Одна другой обещает: «На переменке…» Саяна смотрит на меня и говорит:

Я молча развожу руками. За три года – привыкла.

Яйцовые лица. Трупы уже начали чернеть. Ей-богу, хоть бы они среагировали как-нибудь. В моих мечтах трупы однажды отомстят за это безобразие. Один за другим поднимутся и навестят моих дорогих однокурсничков темной ночью… Но Игорек уже сделал надрез, а Цыбина включила на мобильном режим фотосъемки. Тонкая кишка выползает наружу серой змейкой.

Лаврентьева берет кишку пинцетом, вытягивает губы в кокетливый поцелуй. Прям Моника Белуччи, ни дать ни взять. Напротив стоит Цыбина со своим телефоном. Катя Лаврентьева прикладывает кишку к блондинистой головушке, типа это у нее такая прическа.

Регина Цыбина командует:

Получается отвратительный снимок. Он скоро появится на Катиной страничке в социальной сети. Или не было еще тогда сетей… не помню. Но знаю – на следующий день все будут обсуждать эту серию художественных работ. Прозвучат до дрожи ужасные фразы, вроде: «Лаврентьева, а тебе кишка идет! Так бы и ходила…»

За следующей партой сидят Таня с Олей. Слышу кусочек их разговора:

– Самсонов сказал, если я с ним схожу в ресторан, то он мне все проставит.

– А мне он сказал, чтоб я сходила с его другом…

Весь этот курс состоит из преступников. Одни – настоящие извращенцы, другие – так, соучастники. Пока что я отношусь ко вторым.

Одни только яйцовые лица трупов тут ни при чем. Они безмолвно лежат на железных столах. Их уже ничто не беспокоит. Эти мертвые – самые благородные из присутствующих.

Боже. Ведь все это было в реальности. Причем – не так давно… Как я тогда не сбрендила? Как?!

До свидания, мое прошлое. Буду ль я тебя еще вспоминать в холодном поту?

Человечество не делится на «плохих» и «хороших», и мне вовсе не хочется оскорблять людей. Критиковать и обличать – не моя задача, про морализаторство и осуждение и речи нет. И вообще, если разобраться, многие из описанных ниже персонажей – неплохие ребята. Плохие, но неплохие… то есть недохорошие. Нейтральные – с теми или иными отклонениями. Их притягивают свои собственные, индивидуальные полюса. Беспристрастны только факты. Художественный текст на беспристрастность претендовать не может.

А правда… что с нее взять! Правда – штука жесткая, прямая и принципиальная. Но между ней и истиной всегда пролегает расшатанный, узкий мост. Я пока чне встану на этот мост, там страшно и холодно. Над такой истиной смеяться – грех…

Давайте условимся: каждый будущий персонаж – собирательный образ. Живая Рева, грозная Толпыгина, безнравственные однокурснички или, скажем, задумчивый Бурт – не настоящие. Пускай пока так. Процентов семьдесят описанных ниже событий – реальны. Остальное – вымысел.

А еще мне страшно. Действительно страшно. Без дураков…

И вообще – эту историю мне нашептали во сне. Подсунули в почтовый ящик. Насплетничали на работе. Пересказали третьи лица. Наговорили незнакомцы в баре. Случайно кинули на электронку, в качестве спама. Короче, все это – не про меня. Это случилось не со мной. Я тут абсолютно ни при чем. Господи, кого я обманываю.

– Ага… А я вчера я резала, резала, смотрю – опухоль. Говорю: вот, опухоль, типа рак. Ничего такого. А этот, сука, Полянский, старый козел, отвечает: «Нет, голубушка. Это самая элементаГная пГедстательная жеГеза. Гежь дальше». Я ему, мол – Моисей Моисеевич, смотрите, образование – бесформенное, края – неровные, цвет – землистый. Вы ж сами на лекции говорили. А он только головой качает и прочерк ставит. Блин, сука Саныч мне своей черной кровью облил весь халат. Полянский сказал, что я очередной труп испоганила. Типа экономить надо.

– Да ладно, забей. Сапоги, говорю, крутые. Где брала?

– Да в этом, в «Оазисе». Блин, Тамара, какие сапоги? Мне тысяч двадцать придется отвалить за семестр. По ходу, эти – последними будут.

– Слышь, ты че? Какие двадцать? Гиста[1] у нас в кармане, фэ-зэ-эл[2] – дешево идет, а анатомию ты сама сдашь…

– Это только если попаду к Полянскому.

– Бля, с чего ты такая трусиха, а? Ой, а пятна – это у тебя от Саныча остались?

– Ну да, а я о чем? Стух уже наш Саныч, гад, нового надо брать…

– Смотри, Тамара, вот Форель сидит. Пошли, спросим – проставляют уже гисту?

Энергично цокая, Фарзет с Тамарой приближаются ко мне. Я быстро здороваюсь. Между собой они всегда обмениваются поцелуйчиками, но мне слегка неловко целоваться, поэтому мы обходимся вербальным приветом.

– Дашк, а гисту уже всем зачли?

– Нет, – говорю я, – расслабьтесь. Вон, у меня двойка стоит, хотя позавчера я отрабатывала часов до девяти.

– Да ты что! Он серьезно дрючит, да?

– Нет, нормально все, просто ему постоянно кто-то звонит, и он уходит разговаривать.

– Хм… Небось это насчет проктологической клиники… – говорит осведомленная Тамара.

– Ну да. Старик весь в делах. Хочет построить бизнес.

– Рубильников – старый педрилло. Ни х…я у него не получится.

– Да ладно. Флаг ему в руки и ветра в парус, – резюмирует Фарзет. – Окей, мы пошли…

…За окном – минус двадцать. Шея мерзнет, а коленки – горят. Сижу на подоконнике, подо мной – батарея, я вникаю в учебник. Немного нервничаю. Боюсь. Мне предстоит сдавать анатомию заведующему кафедрой, Андрею Григорьевичу Висницкому. Висницкий не терпит две вещи: свою работу и студентов. Бывший военный хирург, он агрессивен, суров и груб. Но больше всего – несчастен. Профессор будто бы мстит студентам за то, что обстоятельства вынудили его покинуть армию. Как человек неглупый и целеустремленный, Висницкий быстро сделал карьеру в науке, однако однообразие дней, вялые лекции и плохо проветриваемые кабинеты угасили его пыл. Андрей Григорьевич подходил к тому возрастному рубежу, когда стремлений становится все меньше, а потолок кажется все ниже, как будто еще чуть-чуть, и ты заденешь его головой. У него стройный торс, военная выправка, жилистые руки. Лицо исчиркано мужественными морщинами, глаза розовые и водянистые. На верхней губе – узкий шрам. Большинство студентов испытывают к заведующему кафедрой анатомии сложную смесь чувств, состоящую из презрения, восторга и жалости. Висницкий – очень мрачный человек. Однако есть у нас персонажи и поярче. Но о них – потом.

Источник:

www.litmir.me

Дарья Форель - Лечебный факультет, или Спасти лягушку

Дарья Форель - Лечебный факультет, или Спасти лягушку

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Лечебный факультет, или Спасти лягушку"

Описание и краткое содержание "Лечебный факультет, или Спасти лягушку" читать бесплатно онлайн.

Лечебный факультет или спасти лягушку

Вот они лежат. На лицах — полный ноль. Помню, во втором классе один мальчик называл такое выражение лица «яйцовым». Лицо-яйцо. Ничего не выражающий белый овал. Яйцовые лица трупов.

И почему-то тоска. Не страх, не сочувствие. Тоска. Холодная и сырая.

Мои дорогие однокурснички потирают руки. Сейчас начнется кровавая расправа. Наконец-то можно выпустить наружу свой первобытный хищный инстинкт…

Тамара и Фарзет получили в лаборантской силиконовую почку. Обычно такой препарат выдают только старостам при наличии преподавательской расписки. Ума не приложу, каким образом девочки ее достали. Силиконовая почка — довольно упругая штука. Ее изготавливают на кафедре анатомии. Берется человеческая почка, в нее впрыскивается несколько инъекций силикона, затем препарат погружают в специальный солевой раствор. Получается резиновый пластичный комок.

— Фарзет, пасуй уже, пасуй!

Фарзет поднимает тетрадь, подкидывает силиконовую почку и размахивается. Тамара не сводит глаз со стремительного предмета. Почка летит под потолком, делает несколько сальто в воздухе и заканчивает полет на коленях Бабина. Это она зря.

— Так, — преподаватель медленно встает, — это что за бадминтон? А ну-ка быстро убрали препарат! Сейчас кто-то по ушам получит!

Фарзет с Тамарой смеются, прикрывая улыбки тонкими пальчиками, и возвращаются на свои места. Одна другой обещает: «На переменке…» Саяна смотрит на меня и говорит:

Я молча развожу руками. За три года — привыкла.

Яйцовые лица. Трупы уже начали чернеть. Ей-богу, хоть бы они среагировали как-нибудь. В моих мечтах трупы однажды отомстят за это безобразие. Один за другим поднимутся и навестят моих дорогих однокурсничков темной ночью… Но Игорек уже сделал надрез, а Цыбина включила на мобильном режим фотосъемки. Тонкая кишка выползает наружу серой змейкой.

Лаврентьева берет кишку пинцетом, вытягивает губы в кокетливый поцелуй. Прям Моника Белуччи, ни дать ни взять. Напротив стоит Цыбина со своим телефоном. Катя Лаврентьева прикладывает кишку к блондинистой головушке, типа это у нее такая прическа.

Регина Цыбина командует:

Получается отвратительный снимок. Он скоро появится на Катиной страничке в социальной сети. Или не было еще тогда сетей… не помню. Но знаю — на следующий день все будут обсуждать эту серию художественных работ. Прозвучат до дрожи ужасные фразы, вроде: «Лаврентьева, а тебе кишка идет! Так бы и ходила…»

За следующей партой сидят Таня с Олей. Слышу кусочек их разговора:

— Самсонов сказал, если я с ним схожу в ресторан, то он мне все проставит.

— А мне он сказал, чтоб я сходила с его другом…

Весь этот курс состоит из преступников. Одни — настоящие извращенцы, другие — так, соучастники. Пока что я отношусь ко вторым.

Одни только яйцовые лица трупов тут ни при чем. Они безмолвно лежат на железных столах. Их уже ничто не беспокоит. Эти мертвые — самые благородные из присутствующих.

Боже. Ведь все это было в реальности. Причем — не так давно… Как я тогда не сбрендила? Как?!

До свидания, мое прошлое. Буду ль я тебя еще вспоминать в холодном поту?

Человечество не делится на «плохих» и «хороших», и мне вовсе не хочется оскорблять людей. Критиковать и обличать — не моя задача, про морализаторство и осуждение и речи нет. И вообще, если разобраться, многие из описанных ниже персонажей — неплохие ребята. Плохие, но неплохие… то есть недохорошие. Нейтральные — с теми или иными отклонениями. Их притягивают свои собственные, индивидуальные полюса. Беспристрастны только факты. Художественный текст на беспристрастность претендовать не может.

А правда… что с нее взять! Правда — штука жесткая, прямая и принципиальная. Но между ней и истиной всегда пролегает расшатанный, узкий мост. Я пока не встану на этот мост, там страшно и холодно. Над такой истиной смеяться — грех…

Давайте условимся: каждый будущий персонаж — собирательный образ. Живая Рева, грозная Толпыгина, безнравственные однокурснички или, скажем, задумчивый Бурт — не настоящие. Пускай пока так. Процентов семьдесят описанных ниже событий — реальны. Остальное — вымысел.

А еще мне страшно. Действительно страшно. Без дураков..

И вообще — эту историю мне нашептали во сне. Подсунули в почтовый ящик. Насплетничали на работе. Пересказали третьи лица. Наговорили незнакомцы в баре.

Случайно кинули на электронку, в качестве спама. Короче, все это — не про меня. Это случилось не со мной. Я тут абсолютно ни при чем. Господи, кого я обманываю.

— Ага… А я вчера я резала, резала, смотрю — опухоль. Говорю: вот, опухоль, типа рак. Ничего такого. А этот, сука, Полянский, старый козел, отвечает: «Нет, голубушка. Это самая элементаГная пГедстательная жеГеза. Гежь дальше». Я ему, мол — Моисей Моисеевич, смотрите, образование — бесформенное, края — неровные, цвет — землистый. Вы ж сами на лекции говорили. А он только головой качает и прочерк ставит. Блин, сука Саныч мне своей черной кровью облил весь халат. Полянский сказал, что я очередной труп испоганила. Типа экономить надо.

— Да ладно, забей. Сапоги, говорю, крутые. Где брала?

— Да в этом, в «Оазисе». Блин, Тамара, какие сапоги? Мне тысяч двадцать придется отвалить за семестр. По ходу, эти — последними будут.

— Слышь, ты че? Какие двадцать? Гиста[1] у нас в кармане, фэ-зэ-эл[2] — дешево идет, а анатомию ты сама сдашь…

— Это только если попаду к Полянскому.

— Бля, с чего ты такая трусиха, а? Ой, а пятна — это у тебя от Саныча остались?

— Ну да, а я о чем? Стух уже наш Саныч, гад, нового надо брать…

— Смотри, Тамара, вот Форель сидит. Пошли, спросим — проставляют уже гисту?

Энергично цокая, Фарзет с Тамарой приближаются ко мне. Я быстро здороваюсь. Между собой они всегда обмениваются поцелуйчиками, но мне слегка неловко целоваться, поэтому мы обходимся вербальным приветом.

— Дашк, а гисту уже всем зачли?

— Нет, — говорю я, — расслабьтесь. Вон, у меня двойка стоит, хотя позавчера я отрабатывала часов до девяти.

— Да ты что! Он серьезно дрючит, да?

— Нет, нормально все, просто ему постоянно кто-то звонит, и он уходит разговаривать.

— Хм… Небось это насчет проктологической клиники… — говорит осведомленная Тамара.

— Ну да. Старик весь в делах. Хочет построить бизнес.

— Рубильников — старый педрилло. Ни х…я у него не получится.

— Да ладно. Флаг ему в руки и ветра в парус, — резюмирует Фарзет. — Окей, мы пошли…

…За окном — минус двадцать. Шея мерзнет, а коленки — горят. Сижу на подоконнике, подо мной — батарея, я вникаю в учебник. Немного нервничаю. Боюсь. Мне предстоит сдавать анатомию заведующему кафедрой, Андрею Григорьевичу Висницкому. Висницкий не терпит две вещи: свою работу и студентов. Бывший военный хирург, он агрессивен, суров и груб. Но больше всего — несчастен. Профессор будто бы мстит студентам за то, что обстоятельства вынудили его покинуть армию. Как человек неглупый и целеустремленный, Висницкий быстро сделал карьеру в науке, однако однообразие дней, вялые лекции и плохо проветриваемые кабинеты угасили его пыл. Андрей Григорьевич подходил к тому возрастному рубежу, когда стремлений становится все меньше, а потолок кажется все ниже, как будто еще чуть-чуть, и ты заденешь его головой. У него стройный торс, военная выправка, жилистые руки. Лицо исчиркано мужественными морщинами, глаза розовые и водянистые. На верхней губе — узкий шрам. Большинство студентов испытывают к заведующему кафедрой анатомии сложную смесь чувств, состоящую из презрения, восторга и жалости. Висницкий — очень мрачный человек. Однако есть у нас персонажи и поярче. Но о них — потом.

Вхожу в кабинет. Чувствую, какие у меня влажные ладошки. Перед Андреем Григорьевичем довольно высокая кипа бумаг; он с шелестом перебирает их, размашисто ставит подписи.

— Выйди вон из кабинета, предварительно застегнув халат.

— Слушаюсь. — Я перебираю пальцами пуговицы. Все вроде на своих местах.

— Андрей Григорьевич, будьте любезны, оторвитесь всего на несколько минут. Иначе меня отчислят…

— Ты что думаешь, это — мои проблемы? Чаще надо было ходить!

— Да я ходила, ходила. Просто не успела к зачету.

— Не люблю ругаться матом…

— Ну ладно, я пойду.

— И не смей больше приходить без пропуска! И вообще договариваться надо.

— Так вы же мне сами назначили.

— Так, не мешай. Сколько долей у печени?

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Лечебный факультет, или Спасти лягушку"

Книги похожие на "Лечебный факультет, или Спасти лягушку" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Дарья Форель

Дарья Форель - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Дарья Форель - Лечебный факультет, или Спасти лягушку"

Отзывы читателей о книге "Лечебный факультет, или Спасти лягушку", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Форель Д. Лечебный факультет, или Спасти лягушку в городе Санкт-Петербург

В данном каталоге вы можете найти Форель Д. Лечебный факультет, или Спасти лягушку по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка товара выполняется в любой город РФ, например: Санкт-Петербург, Пермь, Улан-Удэ.