Книжный каталог

Хомская Е. Нейропсихология

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Хомская Е. Нейропсихология ISBN: 9785446107780 Хомская Е. Нейропсихология ISBN: 9785446107780 934 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Е. Д. Хомская Нейропсихология. Учебник ISBN: 9785446107780 Е. Д. Хомская Нейропсихология. Учебник ISBN: 9785446107780 929 р. ozon.ru В магазин >>
Хомская Е.Д. Нейропсихология: Учебник для вузов / 4-е издание (+CD) ISBN: 978-5-49807-488-7 Хомская Е.Д. Нейропсихология: Учебник для вузов / 4-е издание (+CD) ISBN: 978-5-49807-488-7 810 р. bookvoed.ru В магазин >>
Хомская, Евгения Давыдовна Нейропсихология: Учебник для вузов. 4-е изд. (+эл.хрестоматия) ISBN: 978-5-4461-0778-0 Хомская, Евгения Давыдовна Нейропсихология: Учебник для вузов. 4-е изд. (+эл.хрестоматия) ISBN: 978-5-4461-0778-0 936 р. bookvoed.ru В магазин >>
Е. Д. Хомская Нейропсихология. Учебник для вузов ISBN: 978-5-496-00164-9 Е. Д. Хомская Нейропсихология. Учебник для вузов ISBN: 978-5-496-00164-9 701 р. litres.ru В магазин >>
Глозман Ж. (ред.) Практическая нейропсихология. Опыт работы с детьми, испытывающими трудности в обучении ISBN: 9785985633641 Глозман Ж. (ред.) Практическая нейропсихология. Опыт работы с детьми, испытывающими трудности в обучении ISBN: 9785985633641 542 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Праведникова И. Нейропсихология. Игры и упражнения. Практическое пособие ISBN: 9785811265145 Праведникова И. Нейропсихология. Игры и упражнения. Практическое пособие ISBN: 9785811265145 177 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Хомская Евгения Давыдовна

Хомская Е. Нейропсихология

Хомская Евгения Давыдовна

(7 августа 1929, Москва - 6 марта 2004, Москва)

Родилась 7 августа 1929 г. в Москве, закончила отделение психологии философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова (1952), доктор психологических наук (1971), профессор (1976), преподавала в МГУ (с 1958), - в должности профессора (с 1974), зав. кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ (1977-1980), зав. лабораторией нейропсихологии в Институте Психологии АН СССР (1972-1980), заслуженный профессор МГУ (с 1996). Лауреат Ломоносовской премии 2-й степени и бронзовой медали ВДНХ (1973). Член редколлегии журнала "Вестник МГУ". Серия 14. "Психология". Скончалась 6 марта 2004.

Евгения Давыдовна Хомская - известный специалист в области нейропсихологии. В дипломной работе, выполненной под руководством профессора А.Н.Соколова, Х. удалось экспериментально выявить феномен изменения слуховой чувствительности человека в ответ на восприятие им различных слов, и, тем самым, был намечен один из путей изучения психосемантических характеристик индивидуального сознания. Самостоятельная научная деятельность Хомской тесно связана с творчеством профессора А.Р.Лурия. Хомская начала работать ст. лаборантом, затем педагогом-воспитателем в Санатории № 36 Мосгорздравотдела, который являлся клинической базой лаборатории по изучению детей-олигофренов (зав. лабораторией А.Р.Лурия) Института дефектологии (1953-1958). За эти годы была написана кандидатская диссертация Хомской на тему: “Роль речи в компенсации нарушений условных двигательных реакций у детей” (1957). Исследовались дети с задержкой психического развития и дети-олигофрены. Оказалось, что присоединение речи к двигательным реакциям может компенсировать нарушения движений у детей с задержками психического развития в отличие от детей, страдающих разными формами олигофрении. Результаты исследования подтвердили гипотезу А.Р.Лурия о том, что нейродинамика речевых процессов в ее развитии опережает нейродинамику двигательных процессов и поэтому возможна компенсация нарушений движений через речь.

С 1958 по 1980 гг. Хомская возглавляла группу психофизиологии в нейропсихологической лаборатории А.Р.Лурия Нейрохирургического госпиталя им. Бурденко и преподавала в МГУ. Здесь ею был собран материал для докторской диссертации, успешно защищенной в 1971 г. по теме: “Лобные доли мозга и процессы активации”. В исследовании были изучены многосторонние функции лобных долей мозга и особенно их важнейшая роль регулятора в процессах активации, механизмы произвольного контроля с помощью речи. Метод исследования - электроэнцефалография, изучались ЭЭГ-ответы на иррелевантные сигналы и сигналы, связанные с деятельностью по решению разного рода задач (например, счетных). Было обнаружено, что при включении в активную деятельность по выполнению заданий, требующих речевой регуляции, возникают генерализованные реакции активации ЭЭГ (верхних отделов альфа-диапазона), носящие неугасимый характер. Такого рода реакции оказались характерны для нормы и всех больных с очаговыми поражениями мозга, кроме больных с поражениями медиа-базальных отделов лобных долей. Впервые были введены способы оценки ассиметрии формы волны ЭЭГ (восходящей и нисходящей), выявлявшиеся с помощью специально созданных технических средств. Показатель изменения ассиметрии волн ЭЭГ при интеллектуальной нагрузке оказался более чувствительным, чем изменения амплитудной и частотной составляющих спектра ЭЭГ. Результаты исследования позволили различать псевдолобных больных (при вторичных лобных синдромах) и выявлять лобную симтоматику при субклинических формах заболеваний мозга. Материалы диссертации были опубликованы в книге: “Мозг и активация” (М., 1972), переведенной и изданной в 1983 г. в США.

В 1970- е гг. Хомская руководит лабораторией нейропсихологии в ИП АН СССР и продолжает цикл исследований, обозначенных ею как “нейропсихологическая психофизиология”. В этот период публикуются сборники и монографии, посвященные новым методам нейропсихологических исследований функционального состояния мозга; функциям лобных долей мозга.

В 1980-е - 1990-е гг. - Хомская разрабатывает теоретические основы нейропсихологии, новые методические приемы изучения познавательных и эмоциональных процессов, занимается исследованием проблемы межполушарной ассиметрии мозга, нейропсихологических основ индивидуальных различий в норме.

Евгения Давыдовна Хомкая читала в МГУ курсы: “Основы нейропсихологии”, “Клиническая нейропсихология”, “Психофизиология локальных поражений мозга”, “Патология эмоций”, “Нейропсихология индивидуальных различий” и др. Ею опубликован первый в нашей стране учебник для университетов “Нейропсихология” (1987), представляющий собой фундаментальный труд, отражающий современное состояние нейропсихологии, вклад А.Р.Лурия и отечественной нейропсихологической школы в ее формирование как самостоятельной науки. Хомская - автор и редактор ряда учебных пособий по нейропсихологии, обеспечивающих университетскую подготовку студентов, специализирующихся в области нейропсихологии: Нейрофизиологические основы внимания. (Хрестоматия). М., 1979; Нейропсихология. Тексты. 1984. Ею организован оригинальный спецпрактикум по компьютерной нейропсихологической диагностике. Хомская была организатором ряда конференций, симпозиумов по нейропсихологии как в нашей стране, так и за рубежом, неоднократно выезжала за рубеж с докладами и лекциями по нейропсихологии (Финляндия, Болгария, Югославия, Польша и др.). Подготовила 35 кандидатов наук.

Является автором более 250 научных публикаций, ею опубликован ряд статей по различным разделам общей и медицинской психологии в БМЭ. Более 30-ти ее работ опубликованы в иностранных журналах (“Cortex”, “Neuropsychology” и др.). Основные научные труды: Мозг и активация. М., 1972; Процесс экстраполяции в глазодвигательной системе. М., 1981. (соавт. А.Д. Владимирский); Нейропсихология. Учебник. М., 1987; Мозг и эмоции. М., 1992. (соавт. Н.Я.Батова); А.Р.Лурия. Научная биография. М., 1992.

Факультет психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Дизайн и поддержка сайта 1997-2018: Станислав Козловский

Источник:

www.psy.msu.ru

Хомская Е

Хомская Е.Д. Нейропсихология

Нейропсихология: теоретические основы и практическое значение.

Нейропсихология и ее место в ряду социальных и биологических наук.

Теория системной динамической локализации высших психических функций.

Основные принципы строения мозга .

Проблема межполушарной асимметрии мозга и межполушарного взаимодействия.

Нейропсихология и практика.

Отечественная нейропсихология — нейропсихология нового типа.

Нейропсихологаческий анализ нарушений высших психических функций при локальных поражениях мозга.

Проблема высших психических функций в нейропсихологии.

Сенсорные и гностические зрительные расстройства.

Общие принципы работы анализаторных систем.

Зрительный анализатор. Сенсорные зрительные расстройства.

Гностические зрительные расстройства.

Сенсорные и гностические кожно-кинестетические расстройства. Тактильные агнозии.

Кожно-кинестетический анализатор. Сенсорные кожно-кинестетические расстройства.

Гностические кожно-кинестетические расстройства.

Сенсорные и гностические слуховые расстройства.

Слуховой анализатор. Сенсорные слуховые расстройства.

Гностические слуховые расстройства.

Нарушения произвольных движений и действий.

Двигательный анализатор: афферентные и эфферентные механизмы.

Элементарные двигательные расстройства.

Нарушения произвольных движений и действий.

Нарушения произвольной регуляции высших психических.

функций и поведения в целом.

Нарушения речи при локальных поражениях мозга.

Нарушения памяти при локальных поражениях мозга.

Нарушения внимания при локальных поражениях мозга.

Нарушения мышления при локальных поражениях мозга.

Нейропсихологаческий анализ нарушений эмоционально-личностной сферы и сознания при локальных поражениях мозга.

Эмоционально-личностная сфера и сознание как проблемы нейропсихологии.

Нарушения эмоционально-личностной сферы при локальныхпоражениях мозга.

Нейропсихологический подход к изучению нарушенийсознания при локальных поражениях мозга.

Нейропсихологаческие синдромы при локальных поражениях мозга Глава.

Синдромный анализ нарушений высших психических.

Проблема факторов в нейропсихологии.

Нейропсихологические синдромы поражения корковых.

отделов больших полушарий.

Нейропсихологические синдромы поражения глубоких.

подкорковых структур мозга.

Схема нейропсихологического исследования высших психических функций и.

Опросник для оценки ситуативной тревожности (по методике Спилбергера—Ханина).

Опросник для определения личностной тревожности (по методике Спилбергера— Ханина).

Опросник для оценки сниженного настроения (по методике Зунга).

Опросник для оценки эмоциональности как черты.

Источник:

www.twirpx.com

Нейропсихология - Хомская Е

Нейропсихология - Хомская Е.Д. - Учебник

Нейропсихология и ее место в ряду социальных и биологических наук

Теория системной динамической локализации высших психических функций

Основные принципы строения мозга

Проблема межполушарной асимметрии мозга и межполушарного взаимодействия

Нейропсихология и практика

Отечественная нейропсихология - нейропсихология нового типа

Нейропсихологаческий анализ нарушений высших психических функций при локальных поражениях мозга

Проблема высших психических функций в нейропсихологии

Общие принципы работы анализаторных систем

Зрительный анализатор. Сенсорные зрительные расстройства

Гностические зрительные расстройства

Сенсорные и гностические кожно-кинестетические расстройства. Тактильные агнозии

Кожно-кинестетический анализатор. Сенсорные кожно-кинестетические расстройства

Гностические кожно-кинестетические расстройства

Сенсорные и гностические слуховые расстройства. Слуховые агнозии

Слуховой анализатор. Сенсорные слуховые расстройства

Гностические слуховые расстройства

Нарушения произвольных движений и действий. Проблема апраксий

Двигательный анализатор: афферентные и эфферентные механизмы. Элементарные двигательные расстройства

Нарушения произвольных движений и действий

Нарушения произвольной регуляции высших психических функций и поведения в целом

Нарушения речи при локальных поражениях мозга. Проблема афазий

Нарушения памяти при локальных поражениях мозга. Проблема амнезий

Нарушения внимания при локальных поражениях мозга

Нарушения мышления при локальных поражениях мозга

Нейропсихологаческий анализ нарушений эмоционально-личностной сферы и сознания при локальных поражениях мозга

Эмоционально-личностная сфера и сознание как проблемы нейропсихологии

Нарушения эмоционально-личностной сферы при локальных поражениях мозга

Нейропсихологаческий подход к изучению нарушений сознания при локальных поражениях мозга

Нейропсихологаческие синдромы при локальных поражениях мозга

Нейропсихологические синдромы поражения корковых отделов больших полушарий

Нейропсихологические синдромы поражения глубоких подкорковых структур мозга

Приложение 1. Схема нейропсихологического исследования высших психических функций и эмоционально-личностной сферы

Приложение 2. Опросник для оценки ситуативной тревожности (по методике Спилбергера-Ханина)

Приложение 3. Опросник для определения личностной тревожности (по методике Спилбергера-Ханина)

Приложение 4. Опросник для оценки сниженного настроения (по методике Зунга)

Приложение 5. Опросник для оценки эмоциональности как черты личности (по методике Е. А. Ольшанниковой и Л. А. Рабинович)

Источник:

www.booksmed.com

Хомская Е

MED24INfO Н. В. Тарабрина, Клиническая психология. — СПб.: Питер. — 352 с. — (Серия «Хрестоматия по психологии»)., 2000 Хомская Е. Д.ПРОБЛЕМА ФАКТОРОВ В НЕЙРОПСИХОЛОГИИ

Понятие «фактор» впервые было введено в нейропсихологию А. Р. Лурия в 1947-1948 гг. в работах «Травматическая афазия» (1947) и «Восстановление функций после военной

' Статья из сборника: Нейропсихологический анализ межполушарной асимметрии мозга/Под ред. Е. Д. Хомской. — М.: Наука, 1986. — С. 23-33.

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

травмы» (1948) и с тех пор составляет необходимый компонент понятийного аппарата нейропсихологии.

Понятие «фактор» имеет принципиальное значение для всей теоретической концепции нейропсихологии, разработанной А. Р. Лурия. С ерйпомощью А. Р. Лурия сумел преодолеть то «непосредственное наложение психологических понятий на морфологическую канву», которое, помнению И. П. Павлова, и составляет основную ошибку психоморфологизма.

Под фактором А. Р. Лурия понимал «собственную функцию» той или иной мозговой структуры, определенный принцип, способ (modus operandi) (Лурия, 1948, 1969 и др.) ее работы. Каждая зона мозга, участвующая в обеспечении функциональной системы, лежащей в основе высшей психической функции, ответственна за определенный фактор; его устранение (или патологическое изменение) приводит к нарушению работы соответствующей функциональной системы в целом. А. Р. Лурия ввел в нейропсихологию различение «первичного дефекта» и «вторичных следствий» этого дефекта.

Под первичным дефектом понимается нарушение собственной функции данной структуры мозга как следствие выпадения (ослабления) фактора, связанного с этой мозговой структурой (например, нарушение звукового анализа и синтеза при поражении височных отделов коры больших полушарий); под вторичным дефектом — системное влияние этого нарушения на всю функциональную систему в целом (например, речевую) или на несколько функциональных систем сразу, поскольку различные функциональные системы имеют общие звенья. Выпадение (или патологическое изменение) работы такого звена ведет к появлению целого комплекса взаимосвязанных нарушений высших психических функций — нейропси-хологическому синдрому.

Поражение той или иной мозговой структуры может проявляться либо в полном выпадении ее собственной функции, либо (чаще) — в симптомах угнетения или раздражения данного участка мозга. Патологическое состояние различных участков мозга проявляется прежде всего в изменении физиологических закономерностей работы этой структуры, т. е. в изменениях нервных процессов в виде ослабления их

Раздел II. Нейропсихология

силы, нарушения подвижности, уравновешенности, нарушения сложных форм внутреннего торможения, ослабления следовой деятельности, нарушения .аналитических или синтетических форм деятельности и т. д. Эти нарушения нейродина-мики, возникающие при поражении того или иного участка мозга, т. е. нарушения определенных факторов, и являются непосредственной причиной распада той или иной высшей психической функции (Лурия, 1947,1948,1969,1970,1973 и др.).

Таким образом, именно фактор, т. е. определенные физиологические закономерности, следует непосредственно соотносить с мозговым субстратом, а не психологический Процесс как таковой, каким бы простым он ни казался. С помощью понятия «фактор» А. Р. Лурия ввел физиологические закономерности в общий понятийный аппарат нейропсихологии (Лурия, 1978).

Анализ нарушений высших психических функций, обозначенный А. Р. Лурия как «синдромный анализ» (т. е. изучение не отдельных нарушений психических функций, а их сочетаний, их закономерных объединений в единый синдром), предполагает прежде всего поиск первичной основы синдрома — фактора (или факторов), определяющего весь характер синдрома. Это изучение иейропсихологических синдромов через факторы, ответственные за различные звенья функциональных систем, лежащих в основе высших психических функций, А. Р. Лурия называл также «факторным» или «факториаль-ным» анализом (Лурия, Артемьева, 1970).

Изучение факторов и их роли в нейропсихологических синдромах А. Р. Лурия и его сотрудниками проводилось преимущественно на материале локальных поражений левого полушария головного мозга. Этот этап развития нейропсихологии занял приблизительно 45-50 лет, с момента возникновения отечественной нейропсихологии (в начале 30-х гг.) и до середины 70-х гг.

В последние годы в связи с дальнейшим развитием нейропсихологии, а именно в связи с продолжающейся ее дифференциацией на различные направления (клиническую, экспериментальную, реабилитационную, психофизиологическую, нейропсихологию детского возраста), расширением нейропсихологической проблематики (в частности, интенсив-

Хамская Е.Д. Проблема факторов -в•нейропсихологии

ным изучением проблемы межполушарной асимметрии мозга и др.), введением новых методов нейропсихологического исследования (клинических, аппаратурных, математических), проблема факторов получила свое дальнейшее развитие,'

Один из важнііиших вопросов данной проблемы — это вопрос о классификации факторов, до сих пор в нейропсихологии не ставившийся. ;

Анализ нейропсихологических данных, полученных на различном клиническом материале, позволяет выделить следующие типы факторов, і

1) Модально-специфические факторы. Данные факторы связаны с работой специфических анализаторных систем: зрительной, слуховой, кожно-кинестетической, двигательной. Эти факторы изучались (и продолжают изучаться) в нейропсихологии в первую очередь. Именно они послужили основой для формирования самого понятия «фактор».

В качестве морфологического субстрата в этих случаях выступают прежде всего вторичные поля коры больших полушарий вместе с их корково-корковыми и корково-подкорко-выми связями. Нарушение функций вторичных полей коры больших полушарий может быть следствием как непосредственных корковых поражений, так и связанных с ними подкорковых образований.

Модально-специфические нарушения в зрительной, слуховой, кожно-кинестетической и двигательной сферах могут проявляться в виде различных гностических дефектов (разные формы зрительных, слуховых и тактильных агнозий, разные формы апраксий, сенсорные и моторные нарушения речи — первичные дефекты) и в виде различных модально-специфических мнестических нарушений (нарушения зрительной, слуховой, тактильной, двигательной памяти). Нарушения модально-специфических факторов лежат в основе целого ряда хорошо изученных иейропсихологических синдромов: поражения затылочных, теменно-затылочных, височных, височно-затылоч-ных, теменных, премоторных отделов левого и правого полушарий мозга.

Описанию этих синдромов посвящены многие нейропсихо-логические работы, и прежде всего монография А. Р. Лурия

Раздел II. Нейропсихология

«Высшие корковые функции и их нарушения при локальных поражениях мозга» (1969). В настоящее время изучение этих факторов продолжается, в частности большое внимание уделяется «пространственному фактору» и его роли в происхождении различных нейропсихологических симптомов (Гаго-шидзе, 1984; Корчажинская, Попова, І977; Московичюте и др., 1978; Симерницкая, 1978; Ченцов, 1980, 1983). Выясняется специфика действия данных факторов в зависимости от стороны поражения.

2) Модалъно-неспецифические факторы, связанные с работой неспецифических срединных структур мозга. Они включают целую группу факторов, связанных с разными уровнями и разделами неспецифической системы. К их числу относится «фактор подвижности—инертности» нервных процессов, лежащий в основе синдромов поражения передних (премотор-ных, премоторио-префронтальных) отделов головного мозга (Лурия, 1969), нарушение которого обусловливает разного рода персеверации в двигательной, гностической и интеллектуальной сферах, описанные в нейропсихологии (Лурия, 1966, 1969; Лурия, Хомская, 1962 и др.). К ним относится и «фактор активации—деактивации», связанный с работой медиальных отделов лобных долей мозга (Хомская, 1972,1976 и др.), нарушение которого ведет к различным симптомам нарушения произвольного внимания и селективного, избирательного протекания психических процессов (Лурия, 1969, 1973; Филип-пычева, 1977; Филиппычева и др, 1982; Хомская, Лурия, 1982;

Хомская, 1969,1972 и др.).

Изучение этого вида факторов в настоящее время проводится и вдлане дифференциации понятий «инертность», «инак-тивность» и «аспонтанность» (Корчажинская и др., 1980;

Кузьмина, Владимиров, 1982 и др.), где под «инертностью» понимается нарушение переключения с одного вида деятельности на другой, «инактивность» рассматривается как увеличение латентных периодов какой-либо деятельности, а «аспон-танность» трактуется как поведенческая категория, как нарушение программируемого целенаправленного поведения или как внутренняя бездеятельность больного (Кузьмина, Владимиров, 1982).

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

Явления аспонтанности, инактивности и инертности могут проявляться в различных видах познавательной деятельности, в частности в зрительно-гностической, отражаясь на работе глазодвигатедьной системы. Высказывается предположение о связи данных факторов с различными разделами неспецифических активационных механизмов, поскольку для поражения медиальных отделов лобных долей мозга характерны различные симптомы аспонтанности в зрительно-гностической деятельности, а для поражения медиальных отделов теменно-затылочных областей мозга — снижение уровня активности (Владимиров, Кузьмина, 1985). Наличие разных активационных систем признается, как известно, многими авторами-(Адрианос, 1976; Бехтерева, 1971; Хомская, 1972).

Нарушения этого типа факторов лежат в основе не структурных, а динамических расстройств различных психических функций.

3) Факторы, связанные сработай ассоциативных (третичных) областей коры больших полушарий. Данные факторы отражают процессы взаимодействия разных анализаторных систем и процессы переработки уже преобразованной в коре информации. Третичные поля, составляющие свыше половины всей площади коры больших полушарий, подразделяются на несколько комплексов: передний конвекситальный пре-фронтальный и задние — верхний и нижний теменные и ви-сочно-теменно-затылочный (зона ТРО). Поражение двух основных комплексов третичных полей — конвекситального префронтального и зоны ТРО, известных как «немые зоны» в классической неврологии, — сопровождается богатой нейро-психологической симптоматикой и хорошо описано в нейро-психологической литературе. При этом страдают наиболее сложные формы психической деятельности (Лурия, 1966, 1970, и др.). Характеризуя лежащие в основе подобных синдромов факторы, А. Р. Лурия говорил о первом из них как о «факторе программирования и контроля» за различными видами психической деятельности, а о втором — как о факторе «симультанной («квазипространственной») организации психической деятельности» (Лурия, 1969,1973,1982 и др.).

Раздел II. Нейропсихология

Действие этих факторов проявляется в самых различных видах психической деятельности. Так, при поражении третичных полей лобных долей мозга нарушения программирования и контроля наблюдаются как в элементарных двигательных и сенсорных процессах, так и в сложных формах перцептивной, мнестической и интеллектуальной деятельности (Лурия, 1963, 1973; Хомская, Лурия, 1982). При поражении третичных полей, расположенных в зоне ТРО, нарушения симультанного анализа и синтеза проявляются в самых различных операциях, начиная от наглядно-образных и кончая вербально-логи-ческими (Лурия, 1969, 1971, 1973,1974,1975 и др.).

В настоящее время изучение этих-хракторов ведется на различном клиническом материале (сосудистом, травматическом, опухолевом); уточняются особенности указанных нейропси-хологических синдромов, определяемые характером заболевания; выясняются их латеральные особенности (Гребенникова, 1985; Московичюте, 1975,1978; Филиппычева, Фаллер, 1978;

Филиппьічева, Куклина, 1974; Филиппычева и др., 1982 и др.).

4) Полушарные факторы, или факторы, связанные с работой левого и правого полушарий как целого.

Изучение полушарных факторов с современных нейропси-хологических позиций началось сравнительно недавно, хотя А. Р. Лурия считал, что «вопрос о совместной роли левого и правого полушарий мозга является в настоящее время едва ли не наиболее дискутируемым в нейропсихологии» (Лурия, 1978). Полушарные факторы принадлежат к числу интегра-тивных по своему характеру. В отличие от перечисленных выше относительно региональных факторов, действие которых имеет относительно частный характер, Полушарные факторы характеризуют работу целого полушария. Возможность подобных полушарных интегративных принципов работы мозга в настоящее время можно считать доказанной различными методами — и не только в нейропсихологии. К числу подобных доказательств относятся данные, полученные Р. Сперри и М. Газзанигой на людях с «расщепленным мозгом» (1974), факты о функциональной асимметрии мозга у животных (Бианки, 1975,1978,1980 и др.), результаты исследования ЭЭГ-показателей левого и правого полушарий у близнецов (Равич-Щербо, Мешкова, 1978 и др.) и многие другие.

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

Таким образом, функциональная неоднородность левого и правого полушарий в настоящее время не подвергается сомнению. Более того, ряд авторов указывает на то, что она имеет и анатомические основания (Адрианов, 1977,1978,1980 и др.).

Изучение межнолушарных различий имеет уже длинную историю. В настоящее время на смену представлениям об абсолютной доминантное™ левого полушария (у правшей) по отношению к речевым функциям и другим психическим процессам, связанным с речью, приходят представления о функциональной специализации полушарий, об участии обеих ге-мисфер в обеспечении и речевых, и всех других высших психических функций, однако это участие имеет специфический характер (Балонов, Деглин, 1976; Бехтерева, 1971; Лурия, 1969, 1973, 1978; Симерницкая, 1978,1985 и др.).

В современной литературе высказываются самые различные точки зрения относительно особенностей (или стратегий) работы левого и правого полушарий. Все они характеризуют не тип поступающей в полушарие информации, а способ ее переработки. Эти принципы, или стратегии работы полушарий, могут рассматриваться как Полушарные факторы, характеризующие деятельность полушария как целого. К ним относятся следующие факторы.

а) Факторы, связанные с абстрактными, категориальными (вербально-логическими) и конкретными (наглядно-образными) способами переработки информации. Абстрактно-логическая и конкретная, или вербально-невербальная дихотомия, как известно, хорошо изучена в общей психологии, а именно в психологии восприятия, памяти, мышления. Эти два типа кодирования и переработки информации в современной психологии трактуются как две независимо функционирующие системы.

Клинические нейропсихологические данные подтверждают самостоятельный характер этих двух основных способов обработки информации. После открытий П. Брока (1861) и К. Вернике (1874) речевые функции связывают с левым полушарием головного мозга Позже клинические наблюдения показали, что левое полушарие играет ведущую роль в осуществлении не только речевых, но и других связанных с речью

Раздел II. Нейропсихології»

функций (Бехтерев, 1907; Саркисов, 1940; Филимонов, 1940, 1974 и др.). Таким образом, первоначальная концепция неравнозначности больших полушарий развивалась главным образом в русле афазиологии. Преимущественное участие правого полушария в анализе невербальной наглядно-образной информации было установлено экспериментально в исследованиях М. Газзаниги с соавторами (1968,1978), Р. Сперри (1968) и ряда других авторов на комиссуротомированных больных, А. Р.Лурия(1969),Х.Экаэном(1969) —на больных с локальными поражениями мозга, Ф. Лермиттом (1975) и С. В. Ба-бенковой (1971) — на сосудистых больных и целым рядом авторов — на здоровых испытуемых (Иванова, 1978; Кок, 1967;

White, 1969, 1972.

Важно отметить, что с позиций современной нейропсихологии противопоставление специализации полушарий проводится не по функциям (речевые—неречевые), а по типу обработки информации. И в речевых операциях присутствует наглядно-образный компонент («чувственная ткань» языка, интонационные компоненты речи и др.), так же как и в наглядно-образных возможно участие вербально-логической системы (речевая инструкция, проговаривание условий задачи и т. д.), в связи с чем целесообразно выделять полушарные факторы, а не свойственные якобы полушариям психические функции.

б) Факторы произвольной (непроизвольной) регуляции психической деятельности.

Как известно, каждая высшая психическая функция имеет уровневую организацию. Идея уровней была высказана еще Дж. Джексоном в конце прошлого столетия и в настоящее время является общепризнанным положением и в физиологии (Бернштейн, 1947; Бехтерева, 1971; Костандов, 1983), и в психологии (Ломов, 1975; Лурия, 1973, и др.). Наиболее четко выделены уровни произвольной и непроизвольной регуляции функций. Первый можно обозначить как уровень намеренного управления функций, в котором решающую роль играет речевая система, как возможность планирования и контроля, активного начала и прекращения, изменения темпа осуществления функции; второй — как уровень неосознанного автоматизированного управления, в котором речь или не принимает

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

участия, или участвует лишь на первых стадиях формирования функции. Клинические, экспериментально-психологические и психофизиологические данные указывают на то, что произвольный уровень регуляции высших психических функций связан по преимуществу с работой левого полушария (у правшей), а непроизвольный, автоматизированный — с работой правого полушария.

Нейропсихологические исследования, выполненные А. Р. Лурия и его сотрудниками (Хомская, Лурия, 1982), показали; что произвольная («речевая») регуляция движений и действий страдает главным образом при поражениях передних отделов левого полушария. У таких больных возникают элементарные или системные двигательные персеверации, отражающие нарушения произвольного контроля за отдельными элементами движения или всей двигательной программой в целом. Действие этого фактора в двигательной сфере является основой мануальной асимметрии (ведущей правой руки у правши).

Произвольное запоминание и воспроизведение вербального и невербального материала нарушается преимущественно при поражении различных структур левого полушария (Корсакова, Микадзе, 1982; Корсакова и др., 1979; Симерницкая, 1975, 1978).

Произвольная регуляция временных характеристик интеллектуальной деятельности в виде замедленности интеллектуальных операций, трудностей произвольного ускорения темпа выполнения задания, переключения с одного задания на другое наблюдается преимущественно у больных с поражениями левого полушария, не страдающих афазическими расстройствами (Хомская, 1982). Произвольная регуляция эмоциональных состояний реализуется преимущественно передними отделами левого полушария мозга (Квасовец, 1980,1982).

Поражение правого полушария головного мозга в большей степени связано с осуществлением автоматизированных, непроизвольно регулируемых функций, в частности автоматизированного письма (Лурия, Симерницкая, 1975; Симерницкая, 1978 и др.).

Таким образом, произвольный контроль за осуществлением различных двигательных актов, познавательных процессов и

Раздел II. Нейропсихология

эмоциональных состояний в большей степени^связан со структурами левого полушария, а непроизвольное управление — со структурами правого полушария мозга.

в) Фактор осознанности (неосознанности) психических функций и состояний.

Осознанность психической деятельности, понимаемая как способность субъекта дать отчет о собственном психическом процессе или состоянии, по-разному реализуется структурами левого и правого полушарий. Осознанность психических функций следует, по-видимому, понимать как определенный аспект психической деятельности, тесно связанный с речевой системой, так как осознание, или включение в семантические категории, требует участия языковых семантических конструкций и операций.

Как показали многочисленные наблюдения, в том числе и выполненные А. Р. Лурия (1969, 1973), поражения правого полушария значительно чаще, чем поражения левого, сопровождаются «нарушением непосредственного осознания человеком своего дефекта» (Лурия, 1978). Данный симптом, известный в клинике под названием «анозогнозии», может распространяться на зрительные расстройства (вплоть до слепоты или «фиксированной» гемианопсии), на двигательные нарушения (вплоть до гемиплегии), на расстройства чувствительности (включая неощущение боли). Во всех случаях больные недооценивают (или полностью отрицают) левосторонние нарушения чувствительной и двигательной сферы. Другим проявлением нарушения осознания собственных дефектов у правополушарных больных являются симптомы игнорирования левой половины тела и левой части зрительного и слухового пространства («аутотопагнозия»). В наиболее тяжелых случаях — на фоне делириозных и галлюцинаторных расстройств сознания — у больных возникает чувство отсутствия левой половины тела (или только руки, ноги, пальцев). Обычно все эти симптомы входят в клиническую картину нарушений схемы тела, включающей помимо описанных также и ряд других симптомов (нарушения узнавания позы и др.) (Бабен-кова, 1971; Брагина, Доброхотова, 1981; Лебединский, 1940, 1941;ТеиЬег,1962идр.).

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

Нарушения осознания собственных дефектов при левосторонних поражениях мозга встречаются значительно реже. Некоторое сходство с анозогнозией имеется у больных с поражением лобных отделов мозга, которым свойственно снижение критики к соб&Увенному состоянию (Лурия, 1966, 1982; Хомская, Лурия, 1982). Однако эти нарушения — иные по своей структуре. Большая осознанность собственных дефектов у левосторонних больных по сравнению с правосторонними характеризует и больных с афазическими расстройствами (Лурия, 1969; Hecaen, 1969).

Все эти данные свидетельствуют о различной роли левого и правого полушарий головного мозга в осознании внешнего (воспринимаемого экстерорецепторами) и внутреннего (воспринимаемого интерорецепторами) мира.

г) Фактор сукцессивности (симультанности) в организации высших психических функций.

Сукцессивность, понимаемая как последовательная, развернутая во времени организация психического процесса, подчиняющаяся определенной программе, в большей степени связана с работой левого полушария головного мозга (у прав-шей). Симультанный принцип функционирования или организации психической деятельности преимущественно представлен в правом полушарии.

Преимущественное отношение левого полушария к динамическим, временным аспектам психической деятельности установлено различными авторами (Кок, 1967; Лурия, 1969;

Хомская, 1972). Больным с левосторонними поражениями мозга в большей степени свойственны симптомы адинамии как в поведении, так и в различных психических функциях в виде замедленности протекания интеллектуальной деятельности (Лурия, Хомская, 1962, и др.), снижения глазодвигательной активности при решении различных гностических задач (Владимиров, Лурия, 1977; Владимиров, Кузьмина, 1985), бедности и повышении латентных периодов речевых ассоциативных ответов (Балонов.Деглин, 1976;Деглин, 1973; Witelson, 1977) и др.

Связь правого полушария с симультанной организацией психических функций показана клиническими и экспериментально-психологическими исследованиями (Кайро и др., 1982;

Раздел II. Нейропсихология

Кок, 1967,1975; White, 1972,1975). Нарушение возможности объединения различных признаков в единое целое (гештальт) и нарушение образов предметов (эталонов), хранящихся в памяти, проявляются у больных с поражением различных (преимущественно задних) структур правого полушария в виде фрагментарности восприятия, различных видов зрительных агнозий (симультанной, предметной и др.).

Правополушарные больные обнаруживают более грубые расстройства и в операциях, требующих мысленного манипулирования с трехмерными объектами, вследствие распада симультанного синтеза (Гагошидзе, 1984; Гальперин, 1957). Нарушение симультанной организации различной по модальности информации лежит, по-видимому, в основе разного рода пространственных расстройств, в том числе нарушений рисунка, характерных для правополушарных больных (Меерсон, 1982; Симерницкая, 1985).

Перечисленные факторы, по-видимому, не исчерпывают все те принципы или стратегии, которыми характеризуется функциональная специализация левого и правого полушарий. Можно, вероятно, выделить и другие дихотомические принципы их работы. Важно, однако, подчеркнуть, что полушарные факторы имеют более сложную природу, чем региональные, и отражают более высокий уровень интегративной работы мозга.

5) Факторы межполушарного взаимодействия^ Данные факторы определяют процессы взаимосвязи и ^взаимодействия левого и правого полушарий, что обеспечивается структурами мозолистого тела и других срединных комиссур мозга.

Важность этого принципа (или принципов) функционирования мозга была продемонстрирована М. Газзанигой (Gazzaniga, 1974) и Р. Сперри (Sperry et al., 1969) на модели «расщепленного мозга». Было установлено, что при рассечении мозолистого тела нарушаются не только двигательные координационные акты, но и различные психические функции. При этом возникает своеобразный синдром «расщепленного мозга».

Исследование больных с «расщепленным мозгом» показало существование различных вариантов парциального нарушения взаимодействия полушарий вследствие поражения передних, средних и задних отделов мозолистого тела (Моско-

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

вичюте и др,, 1982). Нарушение взаимодействия полушарий в клинике локальных поражений головного мозга может выражаться в виде патологической реципрокностй полушарий, угнетения одного полушария другим (Балонов, Деглин, 1976).

ЗакономернЪйси взаимодействия полушарий, свойственные взрослому Человеку, являются продуктом длительного онтогенетического развития. Э. Г. Симерницкой на детях с локальными поражениями головного мозга (Симерницкая, 1985) было показано, что вследствие несформированности межполушарных взаимодействий нейропсихологические синдромы поражения срединных структур у детей протекают иначе.

Систематическое изучение этого вида факторов еще только начинается, однако их важность для понимания целостной работы мозга как субстрата психической деятельности очевидна.

6) Общемозговые факторы, связанные с действием различных общемозговых механизмов: кровообращением, ликворо-обращением, гуморальными, биохимическими процессами и т. д.

Общемозговые факторы влияют на общее функциональное состояние мозга как целого, изменяя протекание всех психических процессов и состояний (Лурия, 1969; Хомская, Лурия, 1982 и др.).

Общемозговые факторы могут действовать как изолированно, так и в сочетании с другими, более региональными факторами. В связи с этим в нейропсихологии возникла проблема дифференциации локальных и общемозговых симптомов, которая особенно актуальна при исследовании травматических поражений мозга и послеоперационных состояний (Гребенникова, 1985; Кроткова, 1978). Общемозговая нейропсихологиче-ская симптоматика характеризуется, как известно, широким спектром симптомов, нарушением преимущественно динамических аспектов психических процессов, колебаниями в протекании различных функций. Эти изменения высших психических функций и составляют особый «общемозговой» синдром.

Изучение влияния общемозговых факторов на протекание высших психических функций имеет большое значение как для решения общих теоретических вопросов мозговой организации психической деятельности, так и для чисто практических

Раздел И. Нейропсихология

целей диагностики различных мозговых поражений (Хомская, Цветкова,1979).

Помимо перечисленных, самостоятельное значение, по-видимому, имеют также факторы, связанные с работой глубинных структур головного мозга — стриопаллидума, миндалины, гиппокампа, таламических, гипоталамических образований и др. Успехи стереотаксической нейрохирургии открыли широкую возможность изучения роли этих структур в осуществлении высших психических функций. Работами Н. П. Бехтеревой и ее сотрудников (Бехтерева, 1971; Смирнов, 1976) показано участие различных глубинных структур в реализации сложных психических функций (мнестических, интеллектуальных) и эмоциональных состояний, что свидетельствует о справедливости концепции вертикальной организации мозговых структур, одни из которых выполняют роль «жестких», а другие — «гибких» звеньев мозгового обеспечения высших психических функций (Бехтерева, 1971 и др.). Однако синд-ромный анализ поражения различных глубинных структур, изучение их роли в происхождении целостных нейропсихоло-гических синдромов — еще дело будущего. Безусловно, однако, что эффекты раздражения или разрушения некоторых глубинных образований имеют латеральный характер, отражаясь преимущественно на речевых (сенсорных, моторных) или на наглядно-образных функциях (Гагошидзе, 1984; Корсакова, Московичюте, 1985; Московичюте, Кадин, 1975). Следовательно, данные структуры можно рассматривать как обеспечивающие полушарные принципы работы мозга.

Все факторы, описанные в нейропсихологии, обладают рядом общих черт, а именно: их нарушение приводит к появлению целостного нейропсихологического синдрома, в котором нарушения различных психических функций имеют общее основание; данные факторы обладают определенной автономностью, независимостью, что означает, что факторы отражают работу определенных автономных систем, характеризующихся собственными системными закономерностями.

Разработка проблемы факторов в нейропсихологии неразрывно связана с дальнейшей разработкой концепции систем-

Хомская Е. Д. Проблема факторов в нейропсихологии

ной динамической организации высших психических функций, концепции функциональных систем применительно к высшим психическим функциям человека, с необходимостью ответить на два основных вопроса: чем отличаются функциональные систййы, лежащие в основе осуществления высших психических функций у человека, от функциональных систем, обеспечивающих психические функции животных; в чем отличия функциональных систем, лежащих в основе различных психических функций (речевых, наглядно-образных и др.). Ответы на эти вопросы требуют прежде всего детального исследования проблемы факторов, изученияразличных звеньев функциональных систем мозгового.обеспечения психической деятельности.

В современной нейропсихологии различные факторы изучаются, главным образом, методом клинических наблюдений или методом синдромного нейропсихологического анализа (Московичюте, 1982; Филиппычева, Фаллер, 1978), Дальнейшее углубление этого подхода с помощью математических методов (методов корреляций, математического факторного анализа и др.) открывает новые возможности для изучения структуры нейропсихологических синдромов (Гребенникова, 1985 и др.).

Большие перспективы встают и перед психофизиологическими исследованиями проблемы факторов в нейропсихологии, перед изучением психофизиологических коррелятов нейропсихологических симптомов и синдромов, включая и те, которые возникают при поражении различных глубоких структур мозга (Артемьева и др., 1983; Владимиров, Кузьмина, 1985; Квасовец, 1980; Хомская, 1972, 1978).

Изучение функциональных систем, лежащих в основе высших психических функций, через факторы, ответственные за различные звенья этих систем, является важнейшим направлением исследования проблемы «мозг и психика», помогающим ответить на вопрос о том, каким образом из дифференцированных по способам функционирования мозговых образований складывается общая системная интегративная деятельность мозга как целого.

Источник:

www.med24info.com

Хомская Е. Нейропсихология в городе Набережные Челны

В нашем каталоге вы можете найти Хомская Е. Нейропсихология по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие книги в категории Наука и образование. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Набережные Челны, Брянск, Улан-Удэ.