Книжный каталог

Катя Зверева Мой горький Лондон

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Тому, кто живет близко к западным границам России, другие страны кажутся близкими и доступными. Действительно, что тут сложного – бери билет, лети! Но у Мэри Джейн, которая живет в одном из маленьких городов нашей страны и которая к тому же только оканчивает школу, совсем другое понимание путешествий. Для нее чужие страны – почти недосягаемая, но такая желанная мечта. И еще одна проблема стоит перед ней: какой путь выбрать? Все говорят, что я должен кем-то стать, а я просто хотел бы остаться человеком . На пути к своей мечте Мэри Джейн встретит необыкновенных людей, которые помогут ей разобраться в себе.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Катя Зверева На территории Евросоюза не открывать Катя Зверева На территории Евросоюза не открывать 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Катя Зверева Мой горький Лондон Катя Зверева Мой горький Лондон 14.99 р. litres.ru В магазин >>
Катя Зверева Эмигрантка Катя Зверева Эмигрантка 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Катя Зверева Николас Яворский. Городская сказка Катя Зверева Николас Яворский. Городская сказка 14.99 р. litres.ru В магазин >>
Максим Горький Письмо Максим Горький Письмо 0 р. litres.ru В магазин >>
Максим Горький Как я учился Максим Горький Как я учился 0 р. litres.ru В магазин >>
Максим Горький Митя Павлов Максим Горький Митя Павлов 0 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Новая Литература, Мой горький Лондон, Екатерина Зверева

Мой горький Лондон Глава 9

– Эй, послушай, только не говори, что тебе нравятся эти гомики из Tokio Hotel! Что? Что это с тобой? Неужели ты тоже попалась на эту удочку, Мэри Джейн? Это же сопли для малолеток! Или я ошибаюсь? – Ксюха, язвительно прищурившись, сидела у компьютера. Нет, конечно, она не ошибалась, все это было так, но… проблема в том, что они мне действительно нравятся! Нет, ну я не такая уж прямо-таки обезумевшая фанатка, скорее – так…

Конечно, мне нравится их музыка, и слова, и голос фронтмэна, одного из братьев-близнецов, их немецкая романтика, и барабанщик, и гитаристы… Но дело в том, что я никогда не смогла бы визжать от восторга, увидев их на сцене, кидать на сцену всякие записочки с придурковатыми просьбами и желаниями, никогда не стала бы вешать их плакаты у себя в комнате. Понимаете, когда я смотрю на того, кто поет – а в данном случае это Билл – мне хочется понять, что скрывается за его подведенными глазами, взглядами, песнями. По сути дела, его песни – это чувства, которые испытывают все, наверное, люди в его возрасте – любовь, и мысли о самоубийстве, и размышления о смерти, и о многих других вещах. Мне хочется понять, как он жил до того, как стал известным. Как сидел в своей комнате, делая уроки. Как смотрел телевизор. Какие книги читал, как разговаривал с братом… И знаете, он кажется мне слишком похожим не меня – но, повторяю, я никогда не стала бы кричать об этом, как фанатка. Он трогательный (это ко мне уже не относится) и – как мне показалось – слишком беспомощный. И мне хочется спасти его от меланхолии, оградить от мира, полного обезумевших фанатов, мне хочется сидеть с ним на крыше… И мы бы сидели с ним так вот, просто – разговаривая о разных вещах, и ветер уносил бы наши слова вдаль, растворяя их в воздухе ночного города. Ведь он тоже из маленького провинциального городка, правда, в Германии. Мы говорил бы с ним о жизни, и о смерти, и о том, что будет с нами там, в далеком будущем… А потом я пожала бы ему руку – как старому другу, пожелала бы удачи и вернулась бы сюда – к своим звездам и своему небу, и уже родной ветер уносил бы вдаль мои мысли. И осталась бы после этой встречи легкая грусть, потому что мы никогда не встретились бы больше. И на его концерты я бы, как и прежде, не ходила. А он, быть может, искал бы в этой безликой толпе фанаток мое лицо, а может быть, и не искал бы. И, возможно, когда-нибудь в Лондоне наши дороги пересекутся, мы узнаем друг друга, улыбнемся и… пройдем мимо. Потому что у каждого своя жизнь, и мне не очень хотелось бы стать знаменитой только из-за его рукопожатия. Да, сейчас мне нравятся их песни, у меня есть их альбом и фото на компьютере, но со временем и они перестанут нравиться мне, я уверена. Потому что все преходяще, и только люди, которые тебе дороги, могут оставаться в твоем сердце бесконечно долго. Но они и так дороги мне! Да, наверное, я всегда буду помнить о них, всегда, всегда… Как память о светлой осени в одном из лондонских парков…

– Ты что же, и вправду так думаешь? – Ксюха вытащила меня из задумчивости. Она что, читает мои мысли?!

– Да иди ты к черту! – со злостью крикнула я и услышала ее дикий хохот.

– Эй, да брось ты, зачем тебе в Англию? Не забивай голову, здесь ведь тоже неплохо!

И это говорила мне учительница английского? О чем тогда вообще может идти речь, если даже ее все здесь устраивает? И что я делаю тут? Надо уносить отсюда ноги! – и вместо этого спрашиваю:

– Как ты про Англию узнала?

– Ха, да у тебя на лице так и написано: «Заберите меня в Лондон».

– Ну разумеется. – Она снова смеялась надо мной и моими глупыми рассуждениями.

– Почему ты так реагируешь на меня, Ксень? Я вызываю отрицательные эмоции? Тогда зачем ты зовешь меня к себе, почему смеешься?

– О нет! Совсем нет! – воскликнула она, разведя ладошки в сторону, как это делают американцы. При этом во всей ее фигуре чувствовалась такая едкая насмешка, что я чуть не расхохоталась. – Вовсе нет! Мне нравится смотреть, как ты злишься, вот и все. В это время ты хотя бы оживаешь от своих глубоких мыслей и реагируешь на окружающий мир.

– От своих мыслей? – я не дала ей закончить. – У меня нет никаких мыслей!

– В этом-то и проблема, – вставила она.

– Я была бы тебе очень признательна…

– За что, интересно? – она откинулась на черное кресло, скрестила руки.

– Если бы ты стала чуть помягче.

Она рассмеялась. Глубоко, издевательски.

– Помягче? Это как? – и снова закатилась в своем дурацком смехе.

– Слушай, да, я знаю: я почти всегда говорю ерунду и подбираю неподходящие слова, а тут еще ты со своими, елки-палки…

– Ерунду ты говоришь, только когда приходишь ко мне, не так ли? А тебе у меня нравится: ну, скажи, не так, что ли? Ты несешь ерунду, которую не несла никогда в жизни – никогда и нигде. Это я так на тебя влияю. Именно поэтому я не собираюсь меняться.

М-да, очень точно подмечено. И откуда в ней столько этой… А чего – этой? Что в ней такого необычного? Понять не могу. Меня очень раздражают эти перепалки, потому что она – всегда против и всегда выигрывает. И куда девалось мое школьное якобы красноречие?

– Hey, give me, please, this copybook. – Что за дурацкая привычка вставлять в разговор английские выражения? Всегда стараюсь сделать вид, что понимаю, о чем она говорит, хотя это дикая ложь. Когда я прихожу домой, сразу лезу в англо-русский словарь.

– Что? Не знаешь, что такое copybook? Чему тебя тогда на наших курсах учат?

Дело было, конечно, не в том, что я не знала, что это за copybook такая – просто страшно злило ее превосходство.

– Слушай, зачем называть тетрадку copybook, если и так отлично, а? И вообще, нафиг ты пошла учиться на учительницу английского, если не хочешь уехать в Англию? Нафиг, скажи, пожалуйста! – от злости я слишком четко произнесла это «пожалуйста».

Она вдруг потускнела как-то, будто очень внимательно слушала, и сказала:

– Я училась на переводчика, не на учительницу. – И ушла на кухню. Я секунды три сидела, обдумывая услышанное, а потом тоже пошла за ней, гулко шлепая пятками об пол:

– Да никак я задела тебя?

– Не говори ерунды.

– Ну ведь задела, да? А чем? Чем? Неужели это так оскорбительно – быть училкой? Ну скажи! – я наслаждалась возможностью обидеть ее.

– Слушай, ты ничего не понимаешь, замолчи.

Я засмеялась – глупо, нахально засмеялась.

– Я все понимаю, Ксень! – она стояла ко мне спиной и смотрела в окно, засунув руки в карманы. Ее плечи воинственно торчали, как сабли.

– Будешь вишню? – спросила она, открывая холодильник.

– Что? – я, кажется, растерялась и прекратила смеяться.

– Я говорю: вишню хочешь?

– Э-э… Ну, давай… – она протянула мне тарелку спелой, крупной вишни, и я замолчала.

Я набираю номер, записанный на оторванной от коробка спичек картонке.

– Нет, сокращение: Мэри Дж.

Marriage. Свадьба. Нет, это, конечно же, не намек.

– Боб, не хочешь выпить по коктейлю?

– А коктейль какой? – дружелюбный, мягкий голос. – Кровавая Мэри? Тогда согласен. Нет, ну если эта Мэри откажется быть кровавой, я все равно согласен. А вообще я тоже хотел позвонить тебе, как раз собирался. Как насчет кино? Как у тебя дела вообще? Настроение как? – не дает слова сказать!

– Ну-у… – протягиваю я. – В кино? Кино, кино… А в кино, пожалуй, можно. Только вот если там не будет Тома Круза, ок? – я терпеть не могу Тома Круза из-за его вероломности. – И Брэда Пита, и…

– Отлично. Тебя Хью Грант устроит?

Хью Грант меня вполне устраивал.

– Начало в семнадцать двадцать. В кафе до или после пойдем? Или во время?

– Ну давай тогда. Пока.

– До встречи, Мари. Буду ждать.

Перед глазами стоял парень в цветной рубашке, с дредами на голове, с сигаретой в сжатых губах. От сигареты тянулся серый дым, после которого у меня в горле оставался едкий щекочущий вкус. Марихуана. Похоже, у них это серьезно. В таком случае у меня вопрос: зачем я звонила ему? Не могла не позвонить. Еще ничего не ясно, и наша первая встреча оборвалась на полуслове. Да, на полуслове… И к тому же, может быть, ему нужна помощь? Может быть, у него на душе скребут кошки, и скверно, и плохо?

В пять семнадцать я подходила к кинотеатру. Где Боб? Цветастая рубашка сразу бросается в глаза, ее нельзя не заметить. Но Боба не было! В чем дело? До начала три минуты! Немногочисленный народ гуляет тут же, но все уже, наверное, в зале… Оглядываюсь, ищу глазами…

От стены чуть поодаль отрывается незнакомая фигура и направляется ко мне. Его руки засунуты в карманы, лица еще не видно. Он идет походкой вполне уверенного в себе человека. Коренастый, крепкий. Абсолютно черная фигура – спиной к солнцу… Приближается. Я прищуриваюсь: черные выглаженные брюки, безупречная черная рубашка с короткими рукавами, красный узенький галстук. Темный волос гладко падает на плечи. Он снимает черные очки, улыбается спрятанной в модно выбритой бороде улыбкой.

– Здравствуйте, Мари. Рад видеть вас. Ну что, мы идем? – он, все так же чуть улыбаясь, сгибает руку, чуть наклоняется (он немного выше меня). Я беру его под руку и мы идем в кино – я, недоуменно поглядывая на него и в тайне радуясь этой перемене, он – радостно улыбаясь произведенному впечатлению.

И все-таки меня интересовал один вопрос, который я сразу же решила задать, чтобы не мучаться:

– А где же дреды, Боб?

– И никакого мошенничества?

Весь фильм я пыталась понять, что-то решить для себя. Я была удивлена. Мне было плохо. Мне было радостно и легко. Человек из прошлого… А разве прошлое – это всегда плохо? Прошлое – это я, я вся – целиком и полностью… Это мои мысли и мечты, это мои вопросы и полученные на них ответы. Его, Ванькины ответы. Но ведь это не Ванька. Я хотела найти в нем Ванькины черты, Ванькины взгляды. Но они же не братья по крови, в конце концов! Думаешь, он не понимает, что ты сравниваешь его с тем, другим, смотришь на него и представляешь на его месте другого человека? Нет… С ним самим было просто хорошо – спокойно и свободно, с ним, и ни с кем другим.

И за весь вечер – ни слова о Ваньке. Не знаю, может быть, мы оба понимали, что не надо о нем говорить, что у каждого из нас до сих пор – боль и неутихающее чувство вины… И весь вечер – неотрывно следящий за мной взгляд блестящих темных глаз… Он думал, я не замечу.

– А что правда было бы, если б ты в тот день не оказалась в том районе?

– Что было бы с тобой? Ну, я же говорю, тебя увидела бы милиция, которая всегда всех бережет, или тебя увидел бы кто-нибудь другой, жадный до чужих вещей…

– Да нет, не со мной. Вообще?

– Ничего бы не было.

– Да, не было бы ничего.

– «Не было бы ничего»? Или ничего не было бы?

– Не было бы ничего, понимаешь?

Так ли я поняла ее? Она действительно хотела сказать, что не было бы ничего? Значит, она вовсе не против меня?

– Чего? – она на балконе листала журнал, я сидела у компьютера.

– Вот как? Что с тобой случилось?

– Да? – она даже высунулась сюда, в комнату, и с интересом поглядев на меня, пробормотала:

Тихое течение времени… Нет, его здесь определенно не было. Мы просто сидели – даже в разных комнатах, и было хорошо, клево. Неужели один человек может так все изменить в жизни другого? Не знаю.

– Ладно, Ксюх, я пойду.

– Куда же это, интересно?

– А тебе какая забота?

– Да иди, я держу, что ли?

– А как же тот клуб? И эти твои приятели, с которыми ты так хорошо проводишь время – Катя, Глеб?

Не могла же я сказать ей, что с ними только в «Дым» и можно ходить.

Я закрыла дверь, спустилась на один пролет, остановилась. Как же все сложно. Я не могу объяснить это. Совсем не могу.

из уникальных отредактированных текстов

Люди покупают его и говорят нам спасибо

С нами они совершенствуют мастерство

получают гонорары и выпускают книги

Бизнес доверяет нам свою рекламу

Мы благодарим всех, кто помогает нам

делать Большую Русскую Литературу

Собираем деньги на оплату труда выпускающих редакторов: вычитка, корректура, редактирование, вёрстка, подбор иллюстрации и публикация очередного произведения состоится после того, как на это будет собрано 500 рублей.

Вы можете пожертвовать любую сумму множеством способов или Яндекс.Деньгами:

В данный момент ни на одно произведение не собрано средств.

Купите свежий номер журнала

Авторам и заказчикам для написания, редактирования и рецензирования текстов: e-mail newlit@newlit.ru.

Меценатам, спонсорам, рекламодателям: ICQ: 64244880, тел.: +7 960 732 0000.

Источник:

newlit.ru

Читать онлайн Мой горький Лондон автора Зверева Катя - RuLit - Страница 2

Читать онлайн "Мой горький Лондон" автора Зверева Катя - RuLit - Страница 2

Очень часто хочется курить. Мне шестнадцать, и просто страшно. Но, думаю, когда-нибудь я обязательно сделаю это, потому что очень уж романтично.

А как-то я шла по улице и увидела толпу с флагами. Они против существующего уклада вещей. Общество против них. Но они имеют право на сопротивление и инакомыслие, потому что в конституции сказано, что у нас свободная страна, а конституция – основной закон, и ему нельзя не подчиняться. Они кричали, размахивали флагами и плакатами, а потом приехала милиция и куда-то увезла «зачинщиков». А казалось бы, конституция. В нашем мире все относительно.

Скучно. Идет дождь. Провинциальный город как мышеловка – поймает, и ты никуда не сдвинешься, его железные объятия заковывают тебя, связывают руки и ноги, здесь ты – пленник. Если сможешь, если у тебя хватит на это силы, ты сумеешь освободиться и уехать отсюда или просто найти какое-то равновесие, чтобы просто не упасть больше в эту черную бездну безысходности и страха. А если не повезет, то, увы, все кончено для тебя, ты так и останешься обычным жителем города Д., или О., или Б. Будешь смотреть вечерние новости каждый день, когда придешь с надоевшей и выматывающей работы, будешь ходить в соседний круглосуточный супермаркет, где все продавцы знают тебя и обычное содержимое твоих пакетов, наконец, будешь иметь два выходных в кармане, а ты не знаешь, как и с кем их провести, и от этого будешь сидеть в душной квартире без кондиционера, потому что на него у тебя попросту не будет денег. Вы будете правы, если спросите, зачем подростку шестнадцати лет писать о себе и потом выносить это на всеобщее обозрение. Я тоже долго думала об этом. Но когда ты понимаешь, что ты – одна из миллионов, такая же, как все, что ты сама по себе ничего не значишь – ни для кого в этом мире, ты начинаешь сходить с ума от этого. И еще когда понимаешь, что если ты сама не захочешь что-либо изменить для себя, то ничто и не изменится. Я расскажу вам о событиях, которые происходили этим летом – последним летом, данным мне на раздумья. Считайте, что я будто бы рассказываю вам об этом лично, будто мы сидим с вами в кафе за одним из маленьких деревянных столиков из темного дерева; вы, может быть, курите сигарету, я – пью свой любимый американо. А вообще, не принимайте все это слишком всерьез – оно вам надо? Иногда я буду говорить не от первого лица, и это буду я и в то же время не я. Короче, решайте сами, что вы подумаете обо мне, ладно? А, еще забыла одну вещь – представиться. Я жму вам руку: зовут меня Маша Ивлева, но я терпеть не могу свое имя, поэтому обычно представляюсь Мари или Мэри. Мэри Джейн.

Решаю позвонить своей так называемой подруге Катьке – потрепаться.

– Алло! – раздается в трубке.

– Что значит «алло»? – спрашиваю. – Не «алло», а приветствую вас, Мария Антоновна, – выдаю несусветную пошлятину.

– А-а, Машка, ты-ыы… – говорит Катюха. – Здарова-а-а…

– Пойдем! Ой, Мэри, пошли в магазин? Мне надо диск один купить. – Это «ой» у нее получается с каким-то украинским акцентом, вроде «уой».

– Давай! – с радостью соглашаюсь я, потому что чувствую, что сейчас сдохну вот прямо тут, в кресле, от одиночества. Какая разница, с кем идти.

Я выключаю абажур, погружаюсь в полумглу. Дождь… Он как напоминание об одном человеке. Это случилось несколько лет назад.

В тот жаркий вечер в июне я сидела на скамейке у дома своей бабушки, она живет на другом конце города в пятиэтажном доме. Было около десяти часов, и небо – ярко-красное с желтыми и фиолетовыми полосами. Таким огромным солнце может быть только на конце города, где ничто не мешает ему прожить этот последний миг уходящего дня так ярко, так энергично. Ни машины, ни постройки, ни деревья: только феномен солнца. Я просто смотрела и растворялась в его всепрощающем взгляде. В обществе человека мне никогда не удавалось быть настолько свободной – люди всегда каким-то образом сковывали меня. И сквозь эти мысли, занимавшие меня в то лето не так уж редко, пробился тонкий сигаретный дух. На скамейку рядом сел Ванька, бабушкин восемнадцатилетний сосед. Он имел скверную репутацию в кругах местной пенсионерии и пользовался большим уважением окраинной (далеко не безобидной) молодежи. Но был моим приятелем. Я знала его, когда была совсем маленькой, и, поскольку жил он в квартире сбоку, то есть был непосредственным бабушкиным соседом, я была ознакомлена с некоторыми особенностями его быта. Ванька слушал тяжелый рок, играл на гитаре с многочисленными друзьями, обожал компьютерные игры (когда компьютеров еще не было, он «специализировался» на игровых приставках) и был владельцем шумного мотоцикла. Но когда никто не мог его увидеть, он читал книги, выносил мусор, играл с котом, писал рассказы и… разрешал мне приходить к нему в гости – не только когда никто его не видел, а вообще всегда. «О, Мэри Джейн пожаловала! – с шутливой улыбкой обычно говорил он. – Прошу вас, присаживайтесь, мадам, я налью вам чаю. Желаете с конфетами?» – он относился ко мне словно брат – добрый, насмешливый старший брат. Он был, пожалуй, единственным человеком, который воспринимал меня тогда всерьез, как взрослую, хотя и был старше лет на семь. Бывало, я приходила к нему, он наливал мне чаю, доставал конфеты, а сам садился на подоконник, открывал форточку и закуривал. Обычно мы молчали некоторое время, потом он начинал разговаривать, будто сам с собой, но слова его все же были обращены ко мне.

Источник:

www.rulit.me

Мой горький Лондон Катя Зверева - бесплатно читать онлайн, скачать FB2

Катя Зверева Мой горький Лондон

Мой горький Лондон

скачано: 267 раз.

скачано: 212 раз.

скачано: 212 раз.

скачано: 195 раз.

скачано: 192 раза.

скачано: 169 раз.

скачано: 135 раз.

8 час 42 мин назад

9 час 2 мин назад

1 день 1 час 1 мин назад

4 дня 11 час 50 мин назад

8 дней 19 час 59 мин назад

12 дней 11 час 26 мин назад

12 дней 12 час 22 мин назад

14 дней 10 час 48 мин назад

15 дней 9 час 33 мин назад

15 дней 15 час 39 мин назад

Классная книга, начало немного затянуто и нудновато, но потом надо же так все придумать.

Книга довольно неплохая. Читается легко и интересно. Вот ток не вяжется название и повествование. Это больше б к следующей книге цикла подошло, но не к этой, точно. Спасибо автору за работу. Жду продолжение.

Пришлась книга под настроение! Это юмористическое фэнтези!

Очень понравилась книга , хотя финала хотелось более конкретного ).

Именно эта книга серии покорила. Тем, что я впервые вижу историю о том, как герой потерял свою истинную пару, а потом встретил героиню. Вот этот сюжетный ход был интересен. И то, как автор не стала растягивать решение проблемы на три книги. А так все стандартно. Пришел-увидел-отлюбил. ))) хэппи-энд. Иногда такие книги просто необходимы, чтобы отвлечься

Источник:

www.litlib.net

Мой горький Лондон

Мой горький Лондон

Тому, кто живет близко к западным границам России, другие страны кажутся близкими и доступными. Действительно, что тут сложного – бери билет, лети! Но у Мэри Джейн, которая живет в одном из маленьких городов нашей страны и которая к тому же только оканчивает школу, совсем другое понимание путешествий.

Для нее чужие страны – почти недосягаемая, но такая желанная мечта. И еще одна проблема стоит перед ней: какой путь выбрать? "Все говорят, что я должен кем-то стать, а я просто хотел бы остаться человеком". На пути к своей мечте Мэри Джейн встретит необыкновенных людей, которые помогут ей разобраться в себе.

Предлагаем Вам скачать фрагмент для ознакомления произведения «Мой горький Лондон» автора Катя Зверева в электронном виде в форматах FB2 а также TXT. Также можно скачать произведение в других форматах, таких как RTF и EPUB (электронные книги). Советуем выбирать для скачивания формат FB2 или TXT, которые в настоящее время поддерживаются практически любым мобильным устроиством (в том числе телефонами / смартфонами / читалками электронных книг под управлением ОС Андроид и IOS (iPhone, iPad)) и настольными ПК. Книга вышла в 2014 году.

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой:

Уникальный для русской литературы по теме и пережитому опыту роман Нины Федоровой раскрывает реальность, для сторонних наблюдателей обычно недоступную. Перед нами жизнь внутри Церкви, с «искушениями», «послушаниями», «скорбями» и постным майонезом, помноженная на судьбу одной молодой души, одной ге…

Москва слезам не верит (сборник)

По сценариям Валентина Константиновича Черных (1935–2012) снято множество фильмов, вошедших в золотой фонд российского кино: «Москва слезам не верит» (премия «Оскар»-1981), «Выйти замуж за капитана», «Женщин обижать не рекомендуется», «Культпоход в театр», «Свои». Лучшие режиссеры страны (Владимир …

Жизнь с переводом

«– Нашу страну заселяет почти сто пятьдесят миллионов человек, и все они владеют русским языком… – Yes, да, – кивал Джордж, но смотрел немного недоуменно, пытаясь понять, что ему хочет сказать молодой человек. – Скажи честно, Джордж, ты завидуешь им, что все они – все сто пятьдесят миллионов – мо…

Полтора кролика (сборник)

Трогательные герои в дурацких обстоятельствах – такова формула реализма Сергея Носова. Его рассказы могут вызвать улыбку и светлую грусть – попеременно или разом, – но как бы там ни было, читать их – одно из наивысших доступных современному русскому читателю наслаждений. …

Между собакой и волком

«Между собакой и волком», «Школа для дураков», и «Палисандрия» – три главных произведения Саши Соколова, автора с мировым именем и современного русского классика. По мнению самого автора, постмодернистский, пародийный и отчасти автобиографичный роман «Между собакой и волком» является его лучшим тво…

Солнце, сердце и любовь

Книга-находка для читателя-интеллектуала. Глубокий философский роман о любви, жизни, поиске самого себя в этом мире. Книга не только продолжает традиции классиков русской литературы, но идет и дальше по пути взаимосвязи сюжета, внутреннего мира главного героя с тайнами мирозданья и загадками древн…

The Best. Повести и рассказы

Рассказы и повести Виктора Пелевина, составившие эту книгу, по праву вошли в золотой фонд современной отечественной литературы. Содержание Затворник и Шестипалый День бульдозериста Девятый сон Веры Павловны Синий фонарь Спи Вести из Непала Онтология детства Ника Нижняя тундра Свет горизо…

Душа. Русско-японский сборник. Том 2

Добро пожаловать на страницы второго тома русско-японского сборника-билингва – проекта Интернационального Союза писателей! Несмотря на разные нации, образ жизни, взгляды на вещи, любовь, отношение к людям, русская и японская литература тесно переплетаются. Все чаще и чаще русскоязычные произведени…

Сочинения. Том 6

«Писатель Строганов проник в „тонкие миры“. Где он там бродит, я не знаю. Но сюда к нам он выносит небывалые сумеречные цветы, на которые можно глядеть и глядеть, не отрываясь. Этот писатель навсегда в русской литературе». Нина Садур. …

Сочинения. Том 4

«Писатель Строганов проник в „тонкие миры“. Где он там бродит, я не знаю. Но сюда к нам он выносит небывалые сумеречные цветы, на которые можно глядеть и глядеть, не отрываясь. Этот писатель навсегда в русской литературе». Нина Садур. …

Роман «Истеми» киевлянина Алексея Никитина возвращает читателю подзабытую радость от чтения одновременно увлекательного и умного. «Истеми» только притворяется легко читаемой приключенческой повестью. В действительности мы имеем здесь дело с настоящей психологической драмой – одним из самых убедител…

Произведения Татьяны Чекасиной от самой маленькой новеллы до больших повестей и романов представляют из себя прозу большой глубины. В каждом произведении отражена жизнь, если не эпохи, то огромного пласта жизни нашей страны. Исследования человека, его души, представлены в той всесторонности, какая …

Произведения Татьяны Чекасиной от самой маленькой новеллы до больших повестей и романов представляют из себя прозу большой глубины. В каждом произведении отражена жизнь, если не эпохи, то огромного пласта жизни нашей страны. Исследования человека, его души, представлены в той всесторонности, какая …

Здесь, под небом чужим

Дмитрий Долинин – живая легенда «Ленфильма», он был оператором-постановщиком таких лент, как «Республика ШКИД», «В огне брода нет», «Начало», «Собака Баскервилей»… При этом уже много лет Долинин пишет прозу. Его герои – как наши современники, так и ожившие тени прошлого – обычные люди, погруженные …

Источник:

bookash.pro

Катя Зверева Мой горький Лондон в городе Иркутск

В данном каталоге вы можете найти Катя Зверева Мой горький Лондон по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка выполняется в любой город РФ, например: Иркутск, Москва, Курск.