Книжный каталог

Достоевский Ф.М. Белые ночи. Униженные и оскорбенные: романы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Влюбленные герои романа Ф. М. Достоевского «Униженные и оскорбленные» буквально очаровывают читателя. Четверо молодых людей, двое из которых любят безответно, а один не может определиться с выбором, умудряются не обезобразить светлое чувство, но с уважением и нежностью относиться к счастливому сопернику. Столь же прекрасное чувство владеет персонажами сентиментального романа «Белые ночи», также вошедшего в данное издание. Серия «Великие произведения о любви» том 10.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Федор Достоевский Униженные и оскорбленные Федор Достоевский Униженные и оскорбленные 239 р. ozon.ru В магазин >>
Федор Достоевский Белые ночи Федор Достоевский Белые ночи 80 р. book24.ru В магазин >>
Федор Достоевский Униженные и оскорбленные Федор Достоевский Униженные и оскорбленные 109 р. book24.ru В магазин >>
Федор Достоевский Белые ночи Федор Достоевский Белые ночи 104 р. ozon.ru В магазин >>
Достоевский Ф. Белые ночи Достоевский Ф. Белые ночи 93 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Достоевский Ф. Белые ночи Достоевский Ф. Белые ночи 136 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Достоевский Ф. Белые ночи Достоевский Ф. Белые ночи 84 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Достоевский Ф.М. Белые ночи. Униженные и оскорбенные: романы

Ф. М. Достоевский «Бедные люди. Белые ночи. Униженные и оскорбленные»

М.: Правда , 1987 г.

Серия: Сочинения в двух томах

Тираж: 500000 экз.

Тип обложки: мягкая

Формат: 84x108/32 (130x200 мм)

Сочинения в двух томах, том первый. Второй том этого издания.

В оформлении издания использованы иллюстрации М. В. Добужинского (внутри издания иллюстрации только на форзацах).

  1. Фёдор Достоевский. Бедные люди (роман), с. 3-114

Текст печатается по: Ф. М. Достоевский. Собр. соч. в 12-ти томах. Тт. 1 и 4 . —М.: Правда, 1982.

Авторы по алфавиту:

9 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Луномания»

9 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Летописи Книгомирья»

7 января 2018 г.

6 января 2018 г.

6 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Книга-игра»

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Достоевский Ф.М. Белые ночи. Униженные и оскорбенные: романы

I. РОМАН Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО “УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ” В ИНТЕРПРЕТАЦИИ СОВРЕМЕННИКОВ

Роман “Униженные и оскорбленные” был одним из четырех больших произведений Ф. М. Достоевского наряду с “Маленьким героем”, “Дядюшкиным сном” и “Селом Степанчиковым и его обитателями”, которые были выпущены после десятилетнего молчания автора. На момент выхода романа читающая публика уже и не ждала от Достоевского значительных литературных творений. К тому времени критики уже уверились во мнении, что писателя опрометчиво возвели в ранг гениев после того, как его первое произведение “Бедные люди” снискало славу и расположение.

Когда в журнале “Время” были напечатаны первые главы романа, за ними последовали краткие, но положительные отзывы. Н. Г. Чернышевский одобрительно отозвался о начале романа и особенно отметил из персонажей Наташу: «… это соединение гордости и силы в женщине с готовностью переносить от любимого человека жесточайшие оскорбления, одного из которых было бы, кажется, достаточно, чтобы заменить прежнюю любовь презрительной ненавистью, - это странное соединение в действительности встречается у женщин часто». Критик «Современника» сочувственно отметил психологическую глубину романа, художественную новизну в разработке нравственных проблем.

Положительно оценил развитие Достоевского как писателя, которое нашло отражение в его новом романе, Аполлон Григорьев. Он отрицательно характеризовал «сентиментальный натурализм» 1840-х годов. Григорьев отметил, что в «Униженных и оскорбленных» Достоевский попытался отойти от традиций натуральной школы и гоголевского влияния: «При его жизни (Гоголя) еще это слово раздалось скорбным и притом, в Достоевском, могущественным стоном сентиментального натурализма, стоном болезненным и напряженным, который, может быть, только теперь, в последнем произведении высокодаровитого автора Двойника, в Униженных и оскорбленных, переходит в раздумное и глубоко симпатическое слово».

Наличие интереса читателей и критики к новому роману Ф. М. Достоевского подтверждают слова Н. А. Добролюбова: “… едва ли не его только и читали с удовольствием, чуть ли не о нем только и говорили с полною похвалою”. Тем самым Н. А. Добролюбов признает, что роман Достоевского не остался незамеченным. Однако читательский интерес он объясняет тем, что в год выхода романа на литературной арене было мало достойных произведений, которые могли бы составить серьезную конкуренцию “Униженным и оскорбленным”.

Уже первые читатели и критики рoмана, в том числе Н. А. Добролюбов, обратили внимание на то, что многие мотивы, а также характеры главных героев «Униженных и оскорбленных» в той или иной мере повторяют соответствующие мотивы «Бедных людей» и в еще большей мере - “Белых ночей”. И действительно, подобно Макару Алексеевичу в “Бедных людях”, Иван Петрович выступает в романе в роли защитника и покровителя несчастной героини. Отношения между Иваном Петровичем, Наташей и Алешей близки к отношениям Мечтателя, Настеньки и ее возлюбленного в “Белых ночах”. Можно отметить также некоторое сходство между Быковым и Валковским, хотя фигура последнего психологически и философски гораздо сложнее.

К моменту, когда публикация романа была завершена, журнал братьев Достоевских “Время” включился в общественно-политические и литературные споры 1861 г., заявил о себе как орган “почвенничества” - течения общественной мысли, родственного славянофильству. И это не могло не повлиять на оценку романа, который стал рассматриваться как одно из выражений общих идейных позиций журнала “Время”.

Журналы 1860-х годов, поддерживающие позицию почвеннического органа, обычно склонялись к утверждению художественных достоинств нового романа Достоевского, отмечали его превосходства над всем ранее им написанным. Так, рецензент “Сына отечества” А. Хитров полностью принимал то, что считал “главной идеей” романа, - пафос смирения, любви и всепрощения: “… по этой живости идеи, по тому благотворному влиянию, какое она может иметь на общество, мы и ставим высоко новое произведение г. Достоевского, мы ставим его <…> выше всех других его произведений. Там не так ясна была эта идея, не так понятна, здесь она прямей и откровенней <…>. В “Бедных людях” только лишь затрагивались те вопросы, которые здесь раскрылись вполне”. Также А. Хитров обратил внимание на представленную в романе новую манеру повествования: “Рассказ ведется так, что вы не можете заподозрить автора в какой-нибудь выдумке или сказать, что этого быть не может; напротив, вы видите как будто перед вашими глазами совершающееся, в котором как будто и сами принимаете участие <…> и судьба действующих лиц вас заинтересовывает до того, что вам непременно хочется проследить все дело до конца <…>. В этом отношении “Униженные и оскорбленные” также далеко оставляют за собой все предыдущие произведения того же автора”.

В отличие от рецензента “Сына отечества” ряд критиков либерального и демократического лагеря посчитали композицию романа “неестественной”. Но, тем не менее, Г. А. Кушелев-Безбородко, не обнаружив в романе “развития важной социальной идеи”, которую, по его мнению, обещало “само название”, писал: “…несмотря на все <…> неестественные положения, несмотря на то что тотчас же читатель видит ясно, как все это натянуто, придумано, продолжает читать этот роман и читает, может быть, с увлечением: причина тому единственная - самый способ рассказа”. Далее критик указывает на отличие особенностей художественной манеры Достоевского от большинства его современников: “Ф. Достоевский еще раз нам в этом романе доказал свое несомненное и, можно сказать, неподражаемое искусство рассказывать; у него свой оригинальный рассказ, свой оборот фраз, совершенно своеобразный и полный художественности. Фразы его не так отделаны, не так копотно и тщательно выглажены, как у Гончарова; описания его не так поэтичны, не так полны художественных мелочей, подробностей, которые воскрешают целый мир, целый образ картины, как у Тургенева; обрисовка лиц его не так резко и рельефно очерчена, как у Писемского; но своеобразный слог Ф. Достоевского никак не уступит этим трем писателям. Его рассказ - не описание, а именно рассказ, заманчивый донельзя”.

Увлекательность сюжета “Униженных и оскорбленных”, несмотря на “недостатки” построения романа, отметила и Евгения Тур: “… “Униженные и оскорбленные” не выдерживают ни малейшей художественной критики; это произведение преисполнено недостатков, несообразностей, запутанности в содержании и завязке и, несмотря на то, читается с большим удовольствием. Многие страницы написаны с изумительным знанием человеческого сердца, другие с неподдельным чувством, вызывающим еще более сильное чувство из души читателя. Внешний интерес не падает до самой последней строки <…> заманчивой, волшебной сказки г-на Достоевского”. Однако, герои романа, по мнению Е. Тур, обрисованы “недовольно ярко”. Единственным удачным исключением является князь Валковский - “самый выпуклый, самый цельный, самый верный жизни и действительности характер”.

Пожалуй, одна из самых глубоких оценок роману Ф. М. Достоевского в критике 1860-х годов дана в статье Н. А. Добролюбова “Забитые люди”, опубликованной в сентябрьской книжке “Современника” за 1861 г. Добролюбов подытожил все сделанное Достоевским к этому времени, проследил его творческий путь и попытался определить, в какой мере сбылось предсказание В. Г. Белинского, сделанное в 1846 г., о том, что Достоевский достигнет “апогея своей славы” тогда, когда забудутся многие таланты, “которых будут противопоставлять ему”.

Статья Н. А. Добролюбова была первым в русской критике полным и обстоятельным обзором идейно-художественного развития Достоевского. В статье Добролюбова есть свидетельство о том, что “Современник”, несмотря на намечающиеся разногласия с журналом “Время”, считает Достоевского одним из лучших деятелей русской литературы.

Добролюбов, как и Белинский, отводит самое почетное место Достоевскому в “гуманическом” направлении литературы 1840-х годов: “… в забитом, потерянном, обезличенном человеке он отыскивает и показывает нам живые, никогда не заглушимые стремления и потребности человеческой природы, вынимает в самой глубине души запрятанный протест личности против внешнего, насильственного давления и представляет его на наш суд и сочувствие”. Характеры некоторых персонажей, по мнению Добролюбова, разработаны довольно неплохо: “В романе очень много живых, хорошо отделанных частностей, герой романа хотя и метит в мелодраму, но по местам выходит недурен, характер маленькой Нелли обрисован положительно хорошо, очень живо и натурально очеркнут также и характер старика Ихменева”. Образ Ивана Петровича, за исключением некоторых моментов, критик счел художественной неудачей. Самоотверженность героя, по мнению Добролюбова, надуманна, неестественна. Критик считает Ивана Петровича едва ли не самым униженным и оскорбленным из всех героев романа. Если только “… представить, как в его душе отражались эти оскорбления, что он выстрадал, смотря на погибающую любовь свою, с какими мыслями и чувствами принимался он помогать мальчишке - обольстителю своей невесты…”! И чтобы обрисовать все это буйство чувств нужен талант огромный, считал критик. Добролюбов ожидал раскрытия души героя, показа внутренней бури чувств, но не находит и “слабого изображения внутреннего состояния Ивана Петровича”. Автор как будто пренебрег своим главным героем. По мнению Добролюбова, “… перед нами не страстно влюбленный, до самопожертвования любящий человек <…>, перед нами просто автор, неловко взявший известную форму рассказа, не подумав о том, какие она на него налагает обязанности. Оттого тон рассказа решительно фальшивый, сочиненный; и сам рассказчик, который по сущности дела, должен бы быть действующим лицом, является нам чем-то вроде наперсника старинных трагедий”. Все то изливают Ивану Петровичу душу, то выказывают свой непростой характер, то знакомятся с ним с целью разузнать о ком-либо, а он “все слушает и все записывает”.

Образ Алеши также видится Добролюбову нелогичным, исполненным противоречий: “… по описанию это обаятельный, милый ребенок, только очень ветреный, а по ходу дела - это рано развращенный, эгоистический и пустой мальчишка, не имеющий никакого направления, никакого убеждения, поддающийся на минуту постороннему влиянию, но постоянно верный только влечениям своих капризов и чувственности, которых он не умеет даже стыдиться”.

Добролюбову кажется неправдоподобной и психологически не мотивированной любовь Наташи к Алеше. Критик недоумевает: “… как может смрадная козявка, подобная Алеше, внушить к себе любовь порядочной девушке”? Но раз уж автор допускает возможность этой любви, то критик требует от него разъяснения по этому поводу, но не получает его: “Сердце героини от нас скрыто, и автор, по-видимому, смыслит в его тайнах не больше нашего. Мы с доверием обращаемся к нему и спрашиваем: как же это могло случиться? А он отвечает: вот подите же - случилось, да и только.” А Н. Г. Чернышевский, напротив, считает, что такая безрассудная любовь описана Достоевским очень реалистично и встречается в жизни довольно-таки часто: “Те из мужчин, которым не случалось всматриваться в драмы, происходящие около них, или которые слишком рано загрубели, назовут такую историю невозможной <…>. К несчастию, слишком многие из благороднейших женщин могут припомнить в собственной жизни подобные случаи…”

Осудил критик и то, что “во всем романе действующие лица говорят, как автор; они употребляют его любимые слова, его обороты; у них такой же склад фразы”. То, что Добролюбов считал “невыдержанностью” характеров в “Униженных и оскорбленных”, имело принципиальный характер: вместо привычного уже для реализма Гоголя и писателей натуральной школы 1840-1850-х годов по преимуществу социального обоснования характеров Достоевский применил в “Униженных и оскорбленных” новую для себя и литературы своего времени идеологическую мотивировку психологии героев, поведения персонажей. Именно поэтому образ князя Валковского, в основе которого лежит идея эгоизма, Добролюбов осудил, так как не находил в романе необходимого, с его точки зрения, художественного объяснения: “Как и что сделало князя таким, как он есть? Что его занимает и волнует серьезно? Чего он боится и чему, наконец, верит? А если ничему не верит, если у него душа совсем вынута, то каким образом и при каких посредствах произошел этот любопытный процесс. Мы знаем, например, как Чичиков и Плюшкин дошли до своего настоящего характера, даже знаем отчасти, как обленился Илья Ильич Обломов”. Новая система мотивировок, примененная Достоевским в “Униженных и оскорбленных”, еще не была разработана писателем с достаточной убедительностью. Поэтому критикам “Униженных и оскорбленных” художественное открытие Достоевского могло показаться лишь неоправданным отступлением от его прежней художественной манеры, отходом от принципов “гуманического направления”.

Статья Добролюбова вызвала ответное полемическое выступление. В журнале “Библиотека для чтения” появилась статья Е. Ф. Зарина “Небывалые люди”. Зарин считает, что весь смысл романа сводится к женскому вопросу: “В намерении нашего романиста было - сделаться адвокатом самостоятельности (emancipation) женщин, хотя в действительности он исполнил роль совершенно противоположную”.

Герои романа, а это - эгоистичная, неблагодарная дочь, жестокосердый отец, “мелодраматический злодей” князь Валковский, “идиотик” Алеша, бесхарактерный, дряблый Ваня, в представлении критика, какие-то “небывалые люди”, таких нельзя встретить в реальной жизни. История любви Наташи Ихменевой к Алеше Валковскому, по мнению Зарина, - невозможна в действительности, неестественна по своему литературному выполнению. Е.Ф. Зарин посчитал произведение Достоевского подражательством французским романам. Роман Достоевского, пишет критик, относится к тому легкому жанру, “который вызывает на трудное соперничество с очень известными корифеями легкого рода, столь изобилующими во французской литературе <…> он (Достоевский) только отделал его местными петербургскими колерами, <…> снял на все время своего романа солнышко с нашего горизонта, почастил мелкой, автоматического свойства изморозью, развел по улицам жижу и, в заключение, свел своего героя в казенную больницу”.

Зарин повторяет некоторые суждения Добролюбова о романе. В статье “Забитые люди” содержалось так много верных и обоснованных оценок, метких характеристик “Униженных и оскорбленных”, что вся позднейшая русская критика, когда высказывалась о романе Достоевского, неизбежно вспоминала статью Добролюбова. Само название “Забитые люди” стало нарицательным обозначением персонажей Достоевского вообще.

В фельетонности и книжности упрекали “Униженных и оскорбленных” самые близкие Дoстоевскому критики - сотрудники журнала “Время”. В письме к Н. Н. Страхову от 12 августа 1861 г. Аполлон Григорьев писал: “Что за смесь удивительной силы чувства и детских нелепостей роман Достоевского? Что за безобразие и фальшь - беседа с князем в ресторане (князь - это просто книжка!). Что за детство, т. е. детское сочинение, княжна Катя и Алеша! Сколько резонерства в Наташе и какая глубина создания Нелли! Вообще, что за мощь всего мечтательного и исключительного и что за незнание жизни!”. В этой оценке Григорьева, первоначально приветствовавшего идеологический пафос “Униженных и оскорбленных”, как бы сконцентрировались все те упреки, с которыми обращались к романисту критики самых разных направлений.

Появление в журнале “Эпоха” в тексте “Воспоминаний об Аполлоне Александровиче Григорьева” Н. Н. Страхова выдержки из письма Григорьева Страхову, где говорилось, что редакции “Времени” следовало “не загонять, как почтовую лошадь, высокое дарование Ф. Достоевского, а холить, беречь его и удерживать от фельетонной деятельности”, дало повод писателю через три года после выхода романа высказать свое мнение об “Униженных и оскорбленных”. В специальном примечании к этому месту статьи Н. Н. Страхова Достоевский согласился с оценкой “Униженных и оскорбленных” как романа-фельетона: “В этом письме Григорьева, очевидно, говорится о романе моем “Униженные и оскорбленные” <…>. Если я написал фельетонный роман (в чем сознаюсь совершенно), то виноват в этом я, и один только я. Так я писал всю мою жизнь, так написал всё, что издано мною, кроме повести “Бедные люди” и некоторых глав из “Мертвого дома” <…>. Совершенно сознаюсь, что в моем романе выставлено много кукол, а не людей, что в нем ходячие книжки, а не лица, принявшие художественную форму (на что требовалось действительно время и выноска идей в уме и в душе). В то время, как я писал, я, разумеется, в жару работы этого не осознавал, а только разве предчувствовал <…>. Вышло произведение дикое, но в нем есть с полсотни страниц, которыми я горжусь. Произведение это обратило, впрочем, на себя некоторое внимание публики”.

Из этих слов Достоевского видно, что он не отвергал указания на сходство построения и повествовательной манеры “Униженных и оскорбленных” с “фельетонным романом” 40 - 60-х годов, для которого были характерны яркие контрасты света и тени, добра и зла. Но в отличие от своих критиков, подходивших к оценке “фельетонного романа” с позиций традиционной романтической эстетики и упрекавших его за обращение к этому “низкому”, с их точки зрения, виду романа, Достоевский признавал жанр романа-фельетона закономерным явлением современной реалистической литературы и стремился насытить его глубоким психологическим, нравственным и социальным содержанием.

В критике 80-х годов своеобразная интерпретация "Униженных и оскорбленных" принадлежит Н. К. Михайловскому. Пытаясь противопоставить свой взгляд на роман точке зрения Добролюбова, в итоге H. К. Михайловский сходится с последним в отрицательных оценках. Он пишет об отсутствии чувства меры у художника, о "толкотне событий", "ненужных надстройках, вставках и отступлениях". Помимо этого, находит в романе "присутствие ненужного мучительства", - в чем видит общую тенденцию творчества Достоевского.

В целом критики благосклонно отнеслись к сюжету романа, к истории, которую поведал Достоевский читателю. А вот само исполнение романа - композиция, стиль, по мнению критиков, оставляли желать лучшего. “Униженные и оскорбленные” имели успех, правда, больше у публики, чем у критики, которая в целом восприняла роман довольно-таки сдержанно. Возможно, это объяснялось настороженностью к писателю, который только что вернулся из долголетней ссылки.

Также следует отметить, что роман «Униженные и оскорбленные» относится ко второму периоду творчества Достоевского. Вместе с тем, большинство критиков, в том числе и Добролюбов, продолжают видеть в этом произведении те тенденции «натуральной школы», которые оформились в 1840-ые гг. Закономерно, что негативно оцениваются те черты произведения, которые не укладываются в рамки представлений о гуманистическом начале русской литературы. Не случайно, почти все критики сравнивают «Униженных и оскорбленных» с романами «Бедные люди» и «Белые ночи». Вместе с тем оказалось очень многое не понятым, критики не увидели внутреннего движения Достоевского.

Делись добром ;) Похожие главы из других работ: 1. Мир классической древности в творчестве А.С. Пушкина: особенности осмысления и интерпретации Воспоминания современников А.С. Пушкина о его любимых блюдах

При чтении таких пушкинских вершин, как "Евгений Онегин", "Борис Годунов", "Медный всадник" и др., внимательный глаз часто замедляется над перечислениями разнообразных вин, напитков, закусок и горячих блюд, упоминаемых автором, конечно же.

2. "Гэм". Основные образы романа. Роман-поиск; роман-исследование; "роман-женщина"

Молодая героиня романа по имени Гэм, возраст которой мы, к сожалению, так и не узнаем, превращает свою жизнь в увлекательное путешествие, посещая за время действия романа четыре континента - Африку, Азию, Южную Америку и Европу.

2.1 Роман "Униженные и оскорбленные"

"Униженные и оскорбленные" впервые был опубликован в 1861 г. в журнале братьев Достоевских "Время". Критиками произведение было принято сдержанно, а публике эта книга пришлась по душе. На протяжении нескольких номеров.

II. ИЗУЧЕНИЕ РОМАНА Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО “УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ” В XX ВЕКЕ

литературоведческий достоевский роман интерпретация Во второй главе нашего исследования мы обратились к работам критиков XX века. При подборе материала для данной работы мы убедились в том.

2.2 Дон Жуан в интерпретации Мольера

«Дон Жуан, или каменный гость» написан в 1665 году в период гонений на «Тартюфа». Ища выход, Мольер взял тему, которая неоднократно разрабатывалась во французском, итальянском и испанском театрах. Впервые в литературе появился образ.

Глава I. Проблема интерпретации художественного текста

В самом начале мы должны дать определение понятия интерпретация. Интерпретация - это метод литературоведения, истолкование смысла произведений в определенной культурно-исторической ситуации его прочтения.

1.2 "Чёрный монах" в оценке современников и интерпретации потомков

Повесть "Черный монах" - одно из самых сложных и неоднозначно трактуемых произведений А.П. Чехова. Современники писателя видели в ней разоблачение избраннических идей Д. Мережковского, теорий вырождения Макса Нордау.

Реминисценция на роман Ф.М. Достоевского «Подросток» в «Безотцовщине» и «Скучной истории» А.П. Чехова

Цитаты, парафразы и книжные ассоциации пронизывают чеховский текст, в нем звучит отчетливое эхо «старых, но еще не допетых песен» и часто возникает коллизия, о которой в «Рассказе неизвестного человека» говорит Орлов: «Да, душа моя.

2. Константин Бальмонт в воспоминаниях современников

Жена Бальмонта Е. А. Андреева писала о поэте: «Он жил мгновеньем и довольствовался им, не смущаясь пестрой сменой мигов, лишь бы только полнее и красивее выразить их. Он то воспевал Зло, то Добро, то склонялся к язычеству.

3. Семантика стихотворения «Лиличка! Вместо письма» в индивидуальной интерпретации 3 Воспоминание современников А.П. Чехова

Чехова упрекали в беспринципности, ибо он не принадлежал ни к какой партии и превыше всего ставил творческую свободу. «Главное, невидимо действующее лицо в чеховских пьесах, как и во многих других его произведениях, - беспощадно уходящее время».

4.1 Традиции современников в творчестве А. Ахматовой

Не был оставлен без внимания опыт ахматовских современников. «У Блока, в "Стихах о Прекрасной Даме" (1904), счет произведений, непосредственно восходящих к заглавию.

1.1.2 Романы "Униженные и оскорбленные", "Преступление и наказание", "Идиот" в критическом восприятии

В 1850-е годы критика по вполне понятным причинам молчит о Ф. М. Достоевском. Еще немного, и это имя совсем ушло бы в случайный курьез минувших 40-х годов; Ф. М. Достоевский был на грани уничтожения. Однако так не случилось.

Пространство и Время в интерпретации Бродского

В пространственно-временном строе лирики Бродского проявляется характерная для постмодернизма проекция нескольких временных пластов на пространственную ось координат. События.

Источник:

litra.bobrodobro.ru

Достоевский «Униженные и оскорблённые» – анализ - Русская историческая библиотека

Достоевский Ф.М. Белые ночи. Униженные и оскорбенные: романы

Поскольку главные сюжетные линии «Униженных и оскорблённых» вертятся около князя Валковского, то можно полагать, что этот персонаж составляет основу романа.

В образе Валковского Достоевский стремился запечатлеть все зло современного мира и создал фигуру страшную, почти демоническую. Большое внимание уделяет писатель «философии» Валковского, его проповеди свободы личности от моральных самоограничений, тесно связанной с атеистическими, материалистическими идеями («Не вздор – это личность, это я сам», «Я наверно знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм» и т. д.). Хотя в романе нет еще прямых выпадов против материализма шестидесятников, можно предположить, что в скрытой форме здесь содержатся нападки на появившийся за год до «Униженных и оскорбленных» «Антропологический принцип в философии» Чернышевского – сочинение, посвященное проблемам этики.

Достоевский. Униженные и оскорблённые. Художественный фильм 1991 г.

В романе выведен и образ младшего Валковского – Алеши, глупого, ветреного и абсолютно безнравственного барчука. Однако Достоевский стремится представить его милым, чистосердечным и даже благородным юношей, которого дурное влияние коснулось лишь поверхностно. Не только о проступках, но даже о прямых подлостях Алеши говорится в удивительно мягком, всепрощающем тоне. У Алеши нет ни своих взглядов, ни собственной воли, он беспрерывно поддается чужому влиянию и главным образом дурному влиянию отца, так как зло в этом обществе гораздо активнее добра. В своих попытках оправдывать низкие поступки отца «новейшими идеями» Алеша напоминает самого Валковского. Любопытно, что свои убогие идеи об отношениях человека с обществом он принес из некоего кружка Левиньки и Бориньки, которые называют себя «утопистами». Совершенно ясен сатирический смысл этих имен: они взяты Достоевским из «Горя от ума» Грибоедова как символ бездельников, опошляющих своей глупой болтовней большое дело прогресса. В «Горе от ума» Репетилов с восхищением рассказывает:

Еще у нас два брата.

Левон и Боринька, чудесные ребята!

Алеша в дружбе с репетиловыми 1840-х годов. Подобно Репетилову, который восторгается гением Ипполита Маркелыча Удушьева, Алеша превозносит Безмыгина и цитирует его «гениальные выражения». Однако в этом произведении Достоевский не распространяет свою критику на Белинского и его учеников, как это делал он впоследствии. Уважением и симпатией проникнуто отношение рассказчика к критику Б., под которым подразумевается Белинский, и тому направлению, которое он возглавляет.

Столкновение аристократа Валковского с его жертвами, униженными и оскорбленными, составляет основное содержание романа. Главным идейным антагонистом князя выступает писатель-разночинец Иван Петрович, скромный труженик, человек гуманный и великодушный. Но Иван Петрович – не борец. Борется он только против одного человека – князя Валковского, поскольку причиною всех несчастий в романе является лично Валковский, а Иван Петрович страстно хочет помочь обездоленным.

Образ Ивана Петровича как писателя несомненно автобиографичен. Содержание его первого романа, который взволновал Ихменевых, понравился Нелли, пробудил человеческое чувство в душе Маслобоева, во многом напоминает «Бедных людей» Достоевского. Все, что сказано о литературном успехе Ивана Петровича, особенно о похвалах критика Б., с полной достоверностью передает замечательный эпизод творческой биографии самого Достоевского (о восторженном отношении Белинского к роману «Бедные люди»). Нетрудно узнать Достоевского и в диалоге рассказчика с Наташей о труде писателя. Взаимоотношения Ивана Петровича со своим антрепренером отражают отношения Достоевского с издателем «Отечественных записок» А. А. Краевским.

Самая сильная сторона романа – реалистическое изображение горькой судьбы людей, достоинство которых унижено. Впервые после каторги Достоевский вновь возвращается к теме Петербурга и пишет роман «со страстным элементом» из жизни бедных людей. Петербург, административный центр России, превращается в романе Достоевского в гигантский символ жестоких противоречий жизни. В этом «фантастическом» городе, где великолепные дворцы соседствуют с нищими кварталами, под сумрачным холодным небом ежечасно и неприметно совершаются трагедии. Показать эти трагедии, заставить читателя содрогаться от ужаса и глубоко сострадать несчастным – такова гуманистическая задача, которую ставил перед собой Достоевский. Недаром еще в сороковые годы, после первого литературного выступления писателя, Угрюмый Петербург – это реальная почва, на которой возникают и сюжет и характеры героев романа. На первый взгляд многое здесь может показаться исключительным, почти невероятным, начиная с внезапной смерти таинственного старика Смита и кончая гибелью маленькой Нелли, которая, как выясняется, была законной дочерью князя Валковского.

Авантюрный сюжет, цепь невероятных, таинственных происшествий – все это отражало у Достоевского саму действительность буржуазного мира, и в этом отношении «Униженные и оскорбленные» предвосхищают будущие романы Достоевского. Впоследствии писатель не раз утверждал, что в жизни столько необычного, исключительного, что никакая фантазия не в состоянии соперничать с действительностью: «Что может быть фантастичнее и неожиданнее действительности? Что может быть даже невероятнее иногда действительности? Никогда романисту не представить таких невозможностей, как те, которые действительность представляет нам каждый день тысячами, в виде самых обыкновенных вещей». И в другом месте: «То, что большинство называет почти фантастическим и исключительным, то для меня иногда составляет самую сущность действительного».

Пристрастие Достоевского к явлениям не совсем обычным сказалось в полной мере и в изображении характеров. Писатель создал целую галерею людей, искалеченных буржуазным городом: больной и нищий Иван Петрович, несчастная сирота Нелли, к тому же страдающая эпилептическими припадками, оскорбленная и измученная Наташа и т. д. Недаром сам рассказчик называет Петербург городом «полусумасшедших». Характерно, что Достоевского интересовало не постепенное развитие человеческой психологии, а ее наиболее яркое проявление в острые, переломные моменты жизни. Именно так изображены в романе все «униженные и оскорбленные». Психологический анализ в этом произведении Достоевского не всегда достаточно глубок и достоверен. Но если душевный мир Ивана Петровича раскрыт очень скупо, если Наташа несколько удивляет своей неестественной склонностью к резонерским речам, то образы Нелли и Ихменева представляют высокое достижение реализма Достоевского. В характере Нелли, не по-детски серьезном, гордом и благородном, отчасти продолжена линия Неточки Незвановой. Но судьба Нелли трагичнее. Тема маленькой Нелли еще раз возникнет в творчестве Достоевского через шестнадцать лет в образе несчастной девочки, встреча с которой послужила началом душевного переворота «смешного человека» («Сон смешного человека»).

Хронология романа неточна и сбивчива. Действие длится около полутора лет, хотя исторические факты, упоминаемые в начале и в конце романа, разделены более чем двенадцатью годами. Сначала жив еще Белинский (критик Б.), то есть речь идет о времени до 1848 года, а позже упоминается роман Тургенева «Накануне», напечатанный в 1860 году. Разговоры о подготовке правительственных реформ, которые ведутся в гостиной графини, также относятся к концу пятидесятых – началу шестидесятых годов.

  • Статьи по литературе
  • / Достоевский «Униженные и оскорблённые» – анализ

© Русская историческая библиотека 2018

Источник:

rushist.com

Достоевский Ф.М. Белые ночи. Униженные и оскорбенные: романы в городе Калининград

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Достоевский Ф.М. Белые ночи. Униженные и оскорбенные: романы по доступной цене, сравнить цены, а также найти другие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт России, например: Калининград, Липецк, Волгоград.