Книжный каталог

Егор Шевелёв Жизнь, как она есть. Повести и рассказы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Перед нами судьба человека, героя нашего времени. Жизнь сурова и жестока. Тем не менее наше молодое поколение находит в себе мужество и выдержку доказать, что является носителем достоинства и правды, способно определить своё место в истории. Ирония и юмор помогают взглянуть на мир глазами «наших людей» и увидеть судьбы обыкновенных людей в чрезвычайных ситуациях.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Егор Шевелёв Жизнь, как она есть. Повести и рассказы Егор Шевелёв Жизнь, как она есть. Повести и рассказы 400 р. litres.ru В магазин >>
Виктор Андреевич Старовойтов Повести, рассказы, миниатюры. Повести и рассказы разных лет Виктор Андреевич Старовойтов Повести, рассказы, миниатюры. Повести и рассказы разных лет 200 р. litres.ru В магазин >>
Знаменитый Павлюк. Повести и рассказы Знаменитый Павлюк. Повести и рассказы 242 р. ozon.ru В магазин >>
Егор Александрович Киселев Friedrich Егор Александрович Киселев Friedrich 200 р. litres.ru В магазин >>
Егор Шевелёв Узник острова Кос. Греческий дневник Егор Шевелёв Узник острова Кос. Греческий дневник 440 р. litres.ru В магазин >>
Егор Шевелёв Узник острова Райкерс Айленд. Американский дневник Егор Шевелёв Узник острова Райкерс Айленд. Американский дневник 440 р. litres.ru В магазин >>
Ксения Орлова Жизнь как она есть Ксения Орлова Жизнь как она есть 200 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать бесплатно книгу Жизнь, как она есть

Жизнь, как она есть. Повести и рассказы

© Егор Шевелёв, 2017

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Неделя почти подошла к концу. Рашид очень жалеет, что деньги пришли ему только на этой неделе. Он надеется скупиться в последний понедельник этого месяца. В целом никаких жизненных перемен не наблюдается: и Алику, и Рашиду суд постоянно переносят на месяц-другой. Как впрочем, и мне, и другим обитателям этой хаты и всему острову в целом. Так устроена здешняя судебная система.

В весёлой компании время летит незаметно. Алик то и дело вспоминает свою молодость и множество занимательных жизненных курьёзов. Хорошо сохранившись, как для своих 56-ти лет, он, тем не менее, успел повидать чуть ли не весь мир, вырвавшись из Союза на ПМЖ в Израиль. Железный занавес остался позади и мир открылся перед ним, как на ладони: Австрия, Франция, Германия, Канада…. Где он только не был, какие только приключения не выпадали на его долю. Обладая незаурядным даром рассказчика, он нас совершенно покорил, мы с Рашидом просто не можем оторваться от его бесконечных историй. Талантливый музыкант, тамада, выдумщик, еврей и аферист в одном флаконе. С такой компанией невозможно соскучиться. Из его баек можно было бы состряпать целую книгу, но как передать на бумаге эту экспрессивную жестикуляцию, интонацию и энергетику? Придёт вдохновение и попробую что-нибудь записать.

Путешествие Вместо вступления

Неделя почти подошла к концу. Рашид очень жалеет, что деньги пришли ему только на этой неделе. Он надеется скупиться в последний понедельник этого месяца. В целом никаких жизненных перемен не наблюдается: и Алику, и Рашиду суд постоянно переносят на месяц-другой. Как впрочем, и мне, и другим обитателям этой хаты и всему острову в целом. Так устроена здешняя судебная система.

В весёлой компании время летит незаметно. Алик то и дело вспоминает свою молодость и множество занимательных жизненных курьёзов. Хорошо сохранившись, как для своих 56-ти лет, он, тем не менее, успел повидать чуть ли не весь мир, вырвавшись из Союза на ПМЖ в Израиль. Железный занавес остался позади и мир открылся перед ним, как на ладони: Австрия, Франция, Германия, Канада…. Где он только не был, какие только приключения не выпадали на его долю. Обладая незаурядным даром рассказчика, он нас совершенно покорил, мы с Рашидом просто не можем оторваться от его бесконечных историй. Талантливый музыкант, тамада, выдумщик, еврей и аферист в одном флаконе. С такой компанией невозможно соскучиться. Из его баек можно было бы состряпать целую книгу, но как передать на бумаге эту экспрессивную жестикуляцию, интонацию и энергетику? Придёт вдохновение и попробую что-нибудь записать.

Путешествие

Ничто не предвещало величайшего путешествия в моей жизни. Запланированная недельная поездка в Грецию сулила лишь легкий загар, среднее объедание по системе All-inclusive да отрыв от обыденной суеты.

Утренний подъем, проверка комплектации чемоданов. Меня всегда в это время интересовал только один вопрос – что же нужного я забуду взять и что лишнее потащу с собой? Повторная проверка аптечки, беглый взгляд по вещам и закрытие чемоданчика на маленький декоративный замок. Совсем недавно я нашел парочку с ключами, как раз выпал шанс воспользоваться, в кои веки. Хотя вряд ли такой замочек спасет вещи от перерывания и воровства сотрудниками аэропорта «Борисполь». При нашем (моем и Настином) последнем путешествии на Кубу (январь 2008) Настина сумка по прилету внутри оказалась нещадно распотрошена, а ценности, в виде припасенной гривневой купюры, бесследно пропали. У летевших с нами украинцев тоже изрядно покопались в вещах и извлекли… новый бритвенный станок. Мне повезло гораздо больше – в мою невзрачную старую сумку на колесиках так никто и не залез. К слову, при поездке в Грецию замок на ней и содержимое осталось нетронутым, в отличии от Настиной…

Эх, не буду забегать вперед. Итак, путешествие начинается! Вот уже проезжаем Ленинградскую площадь без пробок, что редкость в такое время. Харьковское шоссе, аэропорт «Борисполь». Нашему взору предстает хаотическое сборище машин, которые стоят на тротуарах, газонах, клумбах и в самых невероятных местах. По-людски припарковаться не получиться при всем желании, приходиться парковаться по-нашенски, как все. Протопав с чемоданами среди машин и людей, наконец-то заходим в аэропорт. Посадка еще не объявлена, топчемся 15 мин. И ожидаем. Настроение – отличное, лететь всего 2,5 часа, что после дневного перелета на Кубу кажется прогулкой на дачу. Сдаем чемоданы, первыми попав в очередь на посадку и получив хорошие места. Идем уже знакомой дорогой к паспортному контролю. Людей уйма. Среди них выделяются господа таможенники, с прыткостью гаишников выискивающие контрабанду. Причем ищут так тщательно, что 15-сантиметровую пилочку для ногтей не замечают на своем рентгене. Персонал крайне вежливый и медлительный. И вот мы вновь чувствуем себя в своей родной стране: автобус, который должен отвезти нас к самолету – сломался. В аэропорту жарко и людно, но толпа соотечественников, привыкшая к подобным выкрутасам – спокойно ждет. Спустя 30 мин. нас по очереди подвозят к самолету, и вот мы наконец-то садимся.

Мандража перед полетом не наблюдается, я на редкость спокоен. Почти. Некое тревожное чувство совсем тихонько подсказывает мне, что что-то таки произойдет. Рука сама произвольно тянется к мобильному телефону, хм, а что если персональная информация с него попадет в чужие руки? А ведь там список с прошлого года – штук 500 накопилось. Начинаю читать, вспоминать события: романтические свидания с моей Настей, поздравления с днем рождения, с Новым годом и др. праздниками и многое другое. А потом, чисто интуитивно, даже не осознавая, зачем именно, начинаю стирать все списки. Я тысячу раз вспоминал это и так до конца и не понял, что тогда на меня нашло. Спустя 5 дней мой телефон, как главная улика попадет в руки местной полиции как главная улика американского Интерпола против меня. Чертовски приятно, когда посторонние так и не залезли в личную жизнь. Хотя какие откровенные фото и видео материалы находятся на карточках мобильного телефона и фотоаппарата…

Наше первое загорание голышом, вначале на балконе, а потом и на безлюдном пляже, отгороженном валунами с одной стороны и горой с другой. И все детально, страстно, вдохновенно задокументировано. Это райское ощущение абсолютной свободы: когда никакие мокрые плавки и ничьи посторонние взгляды не мешают загорать, отдыхать и наслаждаться друг дружкой на все сто! Всего этого на тот момент я еще и вообразить не мог. Мои мысли занимала лишь краткая программка с описанием страны, достопримечательностей и кухня. Легкий ланч в посуде из фольги. На тот момент такую вот незамысловатую еду в фольге я ассоциировал скорее с космонавтами, военными и потом долго еще вспоминал ее, питаясь с аналогичных мисок. А ведь так, оказывается, кормят не только в самолетах, но и полицейских участках республики Греция. В послеобеденное время самолёт рейсом Киев – Родос успешно приземлился на острове.

Низкие 1—2 этажные дома-хибарки, скудная растительность, выгоревшая трава, камни, валуны вокруг. Парочка старых полицейских машин. Сам аэропорт представляет собой одну маленькую взлетную полосу, небольшой домик с таможенным контролем внутри и минимальным количеством, как обслуживающего персонала, так и людей. Местные служащие работают еще медленнее наших, такое впечатление, что кроме нашего прибывшего лайнера вообще никого нет, не было и не будет в ближайшее время.

Пройдя паспортный контроль, мы очутились наконец-то в Греции! +21С на улице, солнце, хорошая погода, хорошее настроение – что еще нужно для хорошего отдыха. Увы, вновь напомнил о себе нам аэропорт. Замка на Настиной сумке не оказалось, и молния была перекручена совсем не так, как она была застегнута изначально. Ничего ценного в сумке не было, но все равно горький осадок на душе остался. Нас встретили русско-говорящие гиды как обычно, показали к какому автобусу идти. Как оказалось, направили совсем не в тот. Но перечитав и сверив название фирмы на конверте и автобусе, мы сели как раз в нужный. Хотя признаться, тревожное чувство, а туда ли мы едем не покидало нас до конца поездки.

Три автобуса вместили в себя целый чартер украинских туристов и мы двинулись рассредотачиваться по отелям острова Родос. Сейчас я вспоминаю из этой поездки один вещий нюанс: когда сопровождающая нас Афродита-Алена рассказывала в общих чертах о Родосе и упомянула вскользь о преступности, величайшим преступным актом на тот момент было ограбление ювелирного магазина, когда бесследно пропали драгоценности на 5 млн евро. Мне тогда этот рассказ очень понравился, и я еще подумал: интересно б увидеть этих отважных миллионеров – преступников, которые решились пойти на столь крупное дело. И опять я как в воду глядел: мимолетное желание сбылось на все 100. Я таки с ними познакомился, но об этом я изложу позже, в хронологической последовательности.

А сейчас вернемся к туристическому автобусу, развозящему туристов. Улочки Родоса, маленькие, тесные. Водитель с незаурядным мастерством входил в крутые повороты, выезжая на встречную полосу и лишь чудом не цепляя припаркованные и встречные машины. За первые 5 минут у меня полностью отпало желание поехать в Грецию на своей здоровой американской машине, а впоследствии и брать машину-скорлупку в аренду: выцветшие дорожные знаки, непонятная разметка, иррациональное движение, наглые мопеды – нет, определенно местные дороги не созданы для путешествий. Вот автобус постепенно пустеет. Кучки туристов высаживаются у своих отелей. Тем временем автобус удаляется на восток – и вдруг происходит неожиданное: половина оставшихся туристов вдруг дружно высаживается, соответственно мы остаемся одни. Вновь в голову лезет мысль: а туда ли мы сели, куда надо? Как оказалось туда. Мы одни из всего самолета направляемся в отель Atlantica Imperial. Проверив наш багаж, так как его по ошибке чуть не выгрузили у чужого отеля, мы отправились одни в 40 минутное путешествие до нашего отеля. Дорога оказалась на удивление интересной: за окнами маячили то горы, то виллы местных жителей, то отели, то море. Предвкушая хороший отдых мы все гадали: какой же из приближающихся отелей будет наш. Как оказалось впоследствии, наш отель расположился в довольно безлюдном уединенном местечке. По местным меркам занимает здоровенную площадь. Вот уже мы покидаем автобус с замученным уставшим водителем и направляемся на поселение. Отель адоптирован для английских туристов, персонал представлял собой по британскому акценту жителей туманного Альбиона, предположительно студентов, приехавших на подработку. Поэтому наш английский с глубоким украинским акцентом они даже не стали слушать и сразу же пригласили русскоговорящего служащего. Честно говоря, мы были настроены изъясняться на английском: во всяком случае, нас с ним спокойно понимали и в Гаване, и в Париже, и в Польше. Вот тут-то перед нами и предстала бедная старушка Греция-Европа.

В местном All-inclusive надо платить практически за все: за пользование сейфом, холодильником в номере, за напитки в ресторане, за лежаки на пляже. Все смотрится довольно бедненько. Да, до королевского сервиса и ассортимента приятных мелочей вроде халатов, зонтика, утюга, кофеварки, бутылочки воды и пива, как на Кубе тут не предвидится. Напор воды в кране слабенький, кое-как сполоснувшись, идем разведывать территорию. Один небольшой бассейн с ледяной водой, газон с сотней лежаков, тропинка к морю с еще более страшными лежаками по несколько евро в сутки, которые так никто и не занимал. Полотенца выдают в магазине, ресторан по своей сути является транзитной дорогой от главного корпуса до пляжа. В этом милом бардаке мы чувствовали себя как дома. Русскоговорящих соотечественников нигде не наблюдалось. Контингент являл собой английских бойких старушек а-ля мисс Марпл и не менее пожилых кавалеров. Ритм жизни неспешный, отель заселен от силы наполовину. Ужин, после которого сразу же уснули.

Всем привет! Долго собирался что-нибудь написать по заявкам трудящихся. С началом сентября погода изменилась. Похолодало. Воздух стал свежим и бодрящим. Прошла сонливость, появилось хоть какое-то вдохновение. Настало время развеять опасения относительно моего времяпровождения здесь. Курдало, Альфа. Секция с некриминальными европейскими заключёнными. Самая спокойная из всех 10-ти. Численность около 400 человек, но сейчас меньше. Ни драк, ни волнений, ни наркотиков здесь нет. Контингент разнообразный: 15% греков; албанцы, поляки, сербы, чилиец, мексиканец, бразилец, пара американцев (Техас, Флорида).

Коридоры, душевые, стадион убирают 2 раза в день. С 8 утра до 7 вечера открыта улица с перерывом на обед и послеобеденный сон. На улице есть сад (лавр, оливковое дерево, не понятно какие деревья, розы и пальмы, и трава), футбольное и волейбольные поля, спортивный уголок. По утрам гуляю по стадиону. Днём сижу на лавке в саду и болтаю с Оскаром. Народу стало значительно меньше, чем было в январе.

Хата рассчитана на 4-х. Две двух ярусные кровати. В хате сейчас три человека: я, украинский капитан и россиянин-питерец. Около 20-ти русскоязычных: греки-эллинцы, грузины, молдаванин и т. п. С ними практически не пересекаемся, так как общих интересов нет. В хате есть стол с клеёнкой, 2 стула, полки с книгами (советская энциклопедия, словарь Вебстера и пр.). Книг очень много, весь книжный фонд собрали в нашей хате. Телевизор 14» на 32 канала, из них 2 музыкальных и СNN. Ни один из фильмов не дублируется на греческий язык, всё на английском с греческими субтитрами. Также в хате есть туалет-душевая и умывальник с холодной водой. Окно большое. С него видна церковь и горы, до которых тянется город. На лето раздали по вентилятору.

На каждом из 3-х этажей есть кухня на 8 электроплит. Там завариваем чай, кофе в джазвах. Вода не жесткая, питьевая. В Киеве такой воды в кране не встретишь. Стирать приходится вручную, порошком и хлоркой. За пару месяцев уже привык. Кормить стали лучше. Каждую неделю мясо, курица, рис, макароны, йогурт, фрукты (груши, дыни, персики). 2 раза в день салат из помидоров, перца, огурцов в оливковом масле. По утрам дают молоко (литров 6—8 берём, делаем из него творог), сухарики, маргарин и мармелад в порционных упаковках, как в самолёте.

С утра по 2—3 чашки горячего молока выпиваю. В супермаркете есть всё то из чего нельзя сделать алкоголь: морковь, лук, чеснок, перец, картошка. Я беру морковь (натираю себе на тёрке и мешаю с сахаром), лимоны к чаю, чеснок. С голоду не помираю, витаминов хватает. Цены на лимоны, морковь и пр. в 2—3 раза дешевле Косовских: 60 центов килограмм. Мороженое по 50 центов.

Время летит быстро. Кризис в Греции не ощущается – кормят всё также. Сегодня, например, по арбузу на хату раздали. Горячая вода 2 раза в день. Чтоб попариться выработал в себе привычку вставать по утрам. В 8:00 иду за молоком, сухарями с мармеладом и маргарином. Часок на стадионе. Иногда, если ветер удачно дует, воздух пахнет солёным морем. Душ, учебники. Общение с Гондурасцем, испытание правильного произношения выученных слов. В 11:00 начинается раздача обеда. 2—5 минут приходится стоять в очереди. В 12:00 закрытие. Читаю, смотрю новости по СNN. Испаноязычные журналы способствуют скорейшему засыпанию. В 3 часа открытие. Полдничаем сухарями с молоком и мармеладом, шоколадом, мороженым. До 6 часов вечера я в саду на стадионе, дышу свежим воздухом в тени деревьев. Снова душ. В 7 часов ужин, к 9:00 закрывают хаты на ночь. Вновь книги, телек. Дни пролетают очень быстро. Компания хорошая, есть с кем поговорить, никто не напрягает. Особого смысла возвращаться на Кос нет, разве что перезимовать. Да и тут зимы не холодные: +10С, +18С. Ни снега, ни морозов. Сколько времени осталось ждать и что там дальше – неизвестно. Так что набирайтесь терпения. Поживём, увидим. Кризис набирает обороты, так что вам там должно быть не скучно. У нас же всё абсолютно спокойно.

Тут у меня возникла кое-какая идея. Мысль о коте в доме невообразимо порадовала Настю. Может, чтоб ей не скучно было, подкинуть какого-нибудь маленького котёнка? Думаю она будет в восторге. И на Фастов пусть почаще ездит, свежим воздухом дышит. Заодно с вами и нервную систему более-менее укрепит.

Леся уже научилась пользоваться компьютером? А водить машину? Свободное время можно также потратить и на изучение английского языка. Так что не скучайте, поменьше думайте о плохом и побольше о будущем (светлом будущем, как когда-то учили), берегите здоровье и почаще отдыхайте, развеивайтесь!

Греческое Рождество

Греческое Рождество. Что делают люди по праздникам? Отдыхают! Отдыхать я начал с самого утра, проспав на полтора часа молоко. Вдруг в постели вспомнилось: туркам и бедным перед самыми холодами роздали бесплатные ботинки. Коричневые из дерматина. Смотрятся довольно смешно и нелепо, но это гораздо лучше босых ног в шлёпанцах зимой. За время ведения дневника исписал целых 4 ручки! Вчера одолжил у Предрига его ручку и продолжаю вести записи ей. Третий серб в шутку называет меня Солженицыным за моё конспектирование бытия. Перед самым обедом поговорили с ним о писателях: Цветаева, Достоевский, Сэлинджер, Ильф и Петров. Начитанный 40-летний мужик. Предрига поразило, во-первых, что он так много читал и столько знает, а во-вторых, поразили мои познания. Вот так неожиданно для себя вспомнил Сэлинджера «Над пропастью во ржи», и что он писал «в стол», разрешая опубликовать его творения лишь после его смерти. Много чего помню, даже сам себе удивляюсь.

А за час до этого, я встал с тёплой уютной постели, умылся, почистил зубы, одел тёплую куртку с шарфом и пошёл за кофе. Хлопья не ел, да и не хотелось: нагуливал аппетит перед самым торжественным обедом года. Прогулялся немного и сел, в конце концов, на пенёк рядом с сербом попивать кофе да о писателях болтать. Отбой, стадион закрывают. Мигрируем во дворик. Сажусь на солнце, греюсь и ожидаю. Последние предприниматели выменивают 10 евро в виде карты или жетонов на банку пива. Тихо, незаметно и неожиданно входит Самурай. В руках у него народный местный инструмент, названия которого я не знаю. Состоит из 3-х частей: трубка в которую он дует, от этого воздухом наполняется ёмкость – импровизированный воздушный шар, сделанный то ли из овцы, то ли из быка. В нём прорезаны два ряда отверстий, перебирая по ним пальцами и сжимая подмышкой ёмкость с воздухом, получается музыка. Нечто вроде волынки, но в более упрощённом виде. Из-за запаса воздуха музыка звучит без запинок в отличии от флейты, дудки и им подобным. Поиграл сначала несколько минут, стоя в углу. Аплодисменты его подбодрили, и он залез играть на бетонную скамейку, оказавшись прямо надо мной. Музыка писклявая, звучание в довольно неприятных уху децибелах-мегагерцах, но весело, позитивно и интересно из-за своей необычности. С такими инструментами ходят колядовать, деньги собирать. Самурай вошёл в раж, обошёл сначала свою хату, потом две других. Во время обеда зашёл даже в столовую. Лицо директора от созерцания и слушания озарилось умилительной улыбкой, которая так и не сошла с его лица. А уж игра в микрофон, когда мелодия полилась из всех громкоговорителей, вызвала смешок абсолютно у всех.

Звонок на обед. Все так ждут пива, что даже не знают, что там дадут кроме него. Вилка в руке, фанфары в виде ожидаемого писка магнитного замка. Двухъярусная тележка, полностью забитая едой, движется в столовую. Рассаживаемся по местам. Размер порции фантастически огромен: пол-индюка (кило мяса минимум), кутя с разными орешками, жареный картофель, салат «оливье», 2 разных печенья и апельсин. Съесть порцию всю целиком однозначно невозможно. Сербы смекнули и пошли принесли дополнительные тарелки. Много людей брали всё с собой, чтоб ничего не оставлять и доесть позже. Выдача пива строго контролировалась самим начальником. Банка 0,33 светлого подавалась открытой дабы избежать сохранения пенного напитка на потом. Объявили добавку! Сербы пошли набрать печенья, индюка и оливье. Майк сказал, что это традиционный русский салат и подсыпал мне ещё. Соскучился я по оливье! Наелся так, как не наедался давно, не ожидал, что столько в меня влезет.

После обеда взял кресло и решил посидеть погреться на солнце. Примостился лицом к солнцу и задремал ровно на два часа. Свежий воздух, тепло, в крови алкоголь. Разморило. Проснулся оттого, что солнце начало садиться, ноги оказались в тени и им стало холодно. Подумав, пошёл валять в кровати. Сначала хотел позвонить домой, но к телефонам большая очередь. В честь праздника сегодня днём нас не закрывали, поэтому все так и сидели на улице. Некоторые обедали прямо на улице под солнцем, усевшись группами вокруг круглых пластиковых столов.

При использовании книги "Жизнь, как она есть. Повести и рассказы" автора Егор Шевелёв активная ссылка вида: читать книгу Жизнь, как она есть. Повести и рассказы обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Читать В городе Ю

Егор Шевелёв Жизнь, как она есть. Повести и рассказы

Все мы не красавцы

Жил я с бабушкой на даче. Днем купание, езда на велосипеде. Вечером — сон. Расписание. Режим.

И вдруг в субботу глубокой ночью является мой друг Слава. Застучал, загремел. Открываю — вбегает.

— Вообще да. А у тебя?

— У меня тоже. Ну хорошо. А то я что-то волновался,— говорит.

Прошли мы с ним на кухню, сели.

— О,— говорит,— капуста! Прекрасно.

Захрустел той капустой, наверно, весь поселок разбудил.

— Представляешь,— говорит,— совершенно сейчас не сплю.

— Да,— говорю,— интересно.

А сам чуть с табуретки не валюсь, так спать хочется.

Вдруг бабушка появляется в халате. Спрашивает:

— Как же,— говорю,— бабушка, это же мой друг, Слава, неужели не помнишь?

Слава повернулся к ней и говорит:

Так прямо и говорит — привет! Он такой.

— Нет, не помню,— отвечает бабушка. И ушла.

— О,— говорит Слава,— котлеты! Прекрасно!

— Ты что,— спрашиваю,— так поздно? Твои-то где?

— Да за грибами. Еще с пятницы.

— Ты, что ли, есть хочешь?

— Ага. Они вообще оставили мне рубль, да я его отдал.

— Да одному старику. Подъезжает ко мне на улице старик на велосипеде. Сейчас, говорит, покажу тебе фокус. Разжимает ладонь, там лежит двухкопеечная монета позеленевшая. Решкой. Зажал он кулак и спрашивает: «Ну а сейчас, думаешь, как лежит?» Да решкой, говорю, как и лежала. Тут он захохотал и разжал. А монета действительно лежит решкой. Он как увидел это — оцепенел. А потом так расстроился, заплакал. Что-то мне жалко его стало. Догнал я его и рубль свой в карман сунул. Не расстраивайтесь, говорю, вот вам рубль на всякий случай.

— Да, здорово,— говорю я Славе,— на вот, ешь сметану.

— Нет,— говорит Слава,— сметану ни за что!

— Да ешь, чего там!

— Нет! Я же сказал. За кого ты меня принимаешь?

Странная такая гордость — только на сметану.

— Ну вот. И остался я без денег. Расстроился сначала. А потом думаю — а, не пропаду! И действительно. Не пропал. Хожу я по улице, хожу. Хожу. И вдруг проезжает мимо меня брезентовый газик — знаешь, ГАЗ-шестьдесят девять, на секунду поднимается брезент, и оттуда цепочкой вываливается несколько картофелин. Отнес я их домой, взвесил — ровно килограмм. Представляешь? А потом, уже вечером, какие-то шутники забросили мне в окно селедку. Еще в бумагу завернута промасленную, а на ней на уголке написано карандашом: восемьдесят копеек. Ну что ж. Для них, может быть, это и шутка, а для меня очень кстати! Отварил я картошку, с селедочкой поел — пре-е-красно!

— Тише,— говорю,— не кричи.

И тут действительно бабушкин голос:

— Ну все, я закрылась, буду спать. Теперь пусть забираются воры, бандиты — пожалуйста!

И раздалось такое хихиканье из-под двери.

— Ну вот,— продолжал Слава,— и вдруг вызывают меня в милицию. Сидят там трое ребят наших лет. «Вот,— говорит милиционер,— задержана группа хулиганов. Забрасывали в окна селедки».— «Да это,— говорю,— не хулиганство! Надо различать. Мне так очень понравилось. Сельдь атлантическая, верно?» — «Да»,— хмуро говорит один. И тут появляется участковый, Селиверстов. Задумчивый. «Да,— говорит,— надо им руки понюхать. У кого селедкой пахнут — тот и кидал». Оказалось, только у меня пахнут. Селиверстов тогда и говорит: «Ну ладно, если пострадавший претензий не имеет и руки у вас селедкой не пахнут, тогда с вас только штраф — восемь копеек».— «А кому платить?» — спрашивают. «Вот ему»,— и показывает на меня. Вот так. Пошел домой. А те шутники благодарные под окном моим ходят с гитарами, поют. И вдруг — Селиверстов! «Ты,— говорит,— не обращай на меня внимания. Я просто так. Очень ты мне понравился. Уж очень ты благородный. Я посижу тут и уйду. Сам знаешь: все больше с преступниками дела, а с тобой и посидеть приятно. Посижу тут, отдохну и пойду». Потом жаловаться стал. «Все,— говорит,— видят во мне лишь милиционера, боятся, а иной раз так хочется поговорить просто, по-человечески. И с тобой вот — поговорить бы на неслужебные темы. Не веришь? Я даже без револьвера — вот».— «Знаете что,— говорю я ему,— как раз перед вашим вызовом шел я звонить по важному делу».— «Ну что? — говорит.— Иди звони. На вот тебе две копейки». Дает двухкопеечную монетку позеленевшую. Взял я ее, выбежал на улицу и вдруг остолбенел! Такая мысль: картошки кило — десять копеек, селедка — восемьдесят. В милиции дали — восемь, да сейчас — две. А в сумме — рубль! А отдал-то я как раз рубль! Представляешь?

Слава замолчал. Я тоже молчал, потрясенный. Мы так посидели, неподвижно. Потом Слава вдруг взял белый бидон, заглянул и говорит оттуда гулко:

— Что это там бултыхается в темноте?

— Ну, все,— говорит,— а теперь спать.

Пошли мы в комнату. Легли валетом. Слава сразу заснул, а я лежал, думал. Луна вышла, светло стало. И вдруг Слава, не открывая глаз, встает так странно, вытянув руки, и медленно идет! Я испугался — и за ним. Вышел он из комнаты, прошел по коридору и на кухню! Так же медленно, с закрытыми глазами берет сковороду, масло, ставит на газ, берет кошелку с яйцами, начинает их бить и на сковороду выпускать. Одно, другое, третье… Десять яиц зажарил и съел. Потом вернулся так же, лег и захрапел.

Смотрю я на него и думаю: вот так! Всегда с ним удивительные истории происходят. Это со мной — никогда. Потому что человек я такой — слишком спокойный, размеренный. А Слава — человек необычный, потому и происходит с ним необычное. Хотя, может быть, конкретной этой истории с рублем вовсе и не было. Или, может, было, но давно. Или, может, еще будет. Наверно.

Но, вероятнее всего, он рубль свой кому-нибудь просто одолжил. Попросили — он и дал не раздумывая. Он такой. А историю эту он рассказывал, чтоб под нее непрерывно есть. Видно, очень проголодался. Будто б я и так его не накормил! Ведь он же мой друг, и я его люблю. Мне все говорят: тоже, нашел друга, вон у него сколько недостатков. Это верно. Что есть, то есть. Вот еще и лунатиком оказался. Ну и пусть! А если ждать все какого-то идеального, вообще останешься без друзей!

Все мы не красавцы.

Как-то я разволновался. Сна — ни в одном глазу. Вышел на улицу, сел на велик и поехал. Луна светит, светло. И гляжу я — на шоссе полно народу! Вот так да! Мне все — спи, спи, а сами — ходят! И еще: подъезжаю обратно, вдруг какая-то тень метнулась, я свернул резко и в канаву загремел. Ногу содрал и локоть. Вылезаю и вижу — бабушка!

— Бабушка,— говорю,— ну куда годится: в семьдесят лет в два часа ночи — на улице!

— Ночь,— говорит,— нынче очень теплая. Не хочется упускать. Не так уж много мне осталось.

Вошли мы в дом, и вдруг вижу, опять по коридору Слава бредет — руки вытянуты, глаза закрыты. Я даже испугался: сколько же можно есть?

А он — на кухню, посуду всю перемыл, на полку составил и обратно пошел и лег.

Южнее, чем прежде

Все уже смирились с тем, что лето кончилось. И покорно приняли на себя дождь. Дождь все шел, шел и даже перестал. Газеты на улицах, в своих деревянных рамах, промокли от темной воды, и сквозь сегодняшнюю газету виднелась вчерашняя, а сквозь вчерашнюю — позавчерашняя.

И уже чувствовалась зима, и однажды ночью в прихожей поседела сапожная щетка, а вода в железном ящике под потолком промерзла за эту ночь и лежала брусом, холодным и чистым. Котельщик Николай взял за привычку рано утром, часов в шесть, стучать кувалдой по трубам у себя в котельной, и звон шел по всему дому, и весь он гудел, как орган. Но холодно было по-прежнему.

На работе я заметил за собой опасную тягу к простым занятиям — например, часами резать бумагу. Но чаще всего я уходил вниз, в подвал, где сидел кладовщик Степан Ильич в теплом ватнике и кепке. Тут же на полках лежали листы железа, а из маленькой комнатки позади торчали концы цветных металлических прутьев разной толщины. Мне нравились тусклый свет и тот простой и вроде бы им презираемый порядок, который наводил тут Степан Ильич. Я сидел на деревянном мерном ящике с зарубками, прислонившись спиной к трубе, обмотанной лохматым колючим войлоком. Свет мигал, мигал и разгорался, и в трубе вдруг свежо и обильно начинала литься вода.

Источник:

litlife.club

Егор Шевелёв Жизнь, как она есть. Повести и рассказы в городе Пенза

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Егор Шевелёв Жизнь, как она есть. Повести и рассказы по доступной цене, сравнить цены, а также найти прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Пенза, Магнитогорск, Ижевск.