Книжный каталог

Бегляров Д., Набокова О. и др. (ред.) Лазурный берег

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Lucky Child Комбинезон Lucky Child Комбинезон "Лазурный берег" (бело-синий) 1040 р. kinderly.ru В магазин >>
"Лазурный берег" "Лазурный берег" 9490 р. sendflowers.ru В магазин >>
Кисть плоская ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ КФ 120х35 С7 кп-120х35 с7 смешанная щетина для антисептиков Кисть плоская ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ КФ 120х35 С7 кп-120х35 с7 смешанная щетина для антисептиков 345 р. 123.ru В магазин >>
Кисть плоская ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ КФ 120х35 С7 кп-120х35 с7 смешанная щетина для антисептиков Кисть плоская ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ КФ 120х35 С7 кп-120х35 с7 смешанная щетина для антисептиков 335 р. just.ru В магазин >>
ведро д/краски ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ 12л ведро д/краски ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ 12л 149 р. maxidom.ru В магазин >>
ванночка д/краски ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ 330х160х55мм ванночка д/краски ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ 330х160х55мм 53 р. maxidom.ru В магазин >>
ванночка д/краски ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ 300х470х110мм ванночка д/краски ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ 300х470х110мм 318 р. maxidom.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Последняя книга Набокова

Последняя книга Набокова

Оставшаяся в карточках «Лаура», не позволяя восстановить архитектуру романа, дает возможность насладиться строительным материалом — самой плотью набоковской прозы

Набоков не хотел, чтобы эта книга увидела свет, потому что ее, в сущности, нет и не было. Вместо романа нам досталась груда каталожных карточек — 138 штук. Писать на них Набоков начал в Америке, когда готовился к чтению своих.

Набоков не хотел, чтобы эта книга увидела свет, потому что ее, в сущности, нет и не было. Вместо романа нам досталась груда каталожных карточек — 138 штук. Писать на них Набоков начал в Америке, когда готовился к чтению своих университетских лекций. «Манускрипт в виде карточек, — объяснил уже за два года до смерти в интервью Бернару Пиво, — показался мне идеальным способом иметь перед глазами свою мысль».

Смысл этого приема будет более понятным, если вспомнить, что Набоков, в отличие от многих других писателей, шел не за музыкой, а за живописью. Как художник он работал сразу со всех концов, постоянно оглядывая и меняя свой труд — визуальную версию книги. При этом, разбивая текст на фрагменты, Набоков не собирался, как Мандельштам, оставить читателю только гениальные черепки. Он писал роман, а не «прозу». Письмо на карточках было предварительным этапом. Оно взрывало линейность текста, разрушая естественную, а на самом деле — условную последовательность письма, навязывающую нам свою волю. Восстанавливая права автора, Набоков сочинял фрагментами, чтобы держать книгу «жидкой» как можно дольше. Чем позже она выльется в застывшую форму, тем больше возможностей предоставляет материал писателю.

Беда в том, что Набоков умер, не склеив книги. И мы никогда не узнаем, какой она должна была стать, потому что этого, не закончив работы, не знал и сам писатель. Поняв, что он не успеет создать роман, Набоков велел уничтожить незавершенную рукопись, но жена, как это было и с «Лолитой», не послушалась. И вот, 30 лет спустя, «последний опус Набокова — «Лаура и ее оригинал» — опубликован в том виде, в каком книгу застала смерть автора: колода карточек, любовно воспроизведенных издательством «Кнопф».

По тому, что получилось, мы можем лишь смутно догадываться о намерениях автора. Возможно, если судить на основании подзаголовка «Умирать забавно», он хотел растворить смерть, переведя ее в литературу. Этим занимается герой романа — писатель Филипп, который постепенно, начиная с пальцев ног, стирает самого себя из жизни. Попутно он пишет книгу, которую мы читаем. «Это не роман какой-нибудь — тяп-ляп и готово, чтобы, знаете, кучу денег заработать, это показания сумасброда-невролога». Но это только начало. Набокова, как он всегда настаивал, интересовали «искажения в зеркале бытия», поэтому отражения смотрят другу в друга, образы дрожат, толкования множатся, и мы не знаем, чем все кончится.

И все же нам досталось немало. Дело в том, что будучи классиком постмодернизма, Набоков считал, что в романе главное — композиция: что за чем идет. Но как классик модернизма он же исповедовал автономную прелесть словесной ткани, ибо «только глаголом измеряется реальная ценность шедевра». Оставшаяся в карточках «Лаура», не позволяя восстановить архитектуру романа, дает возможность насладиться строительным материалом — самой плотью набоковской прозы.

Первая и самая внятная глава книги описывает любовный эпизод, ненадолго соединивший героиню книги Флору-Лауру с ее любовником в чужом доме на одолженной постели. Эту, казалось бы, пошлую сцену Набоков насыщает теургической энергией. Входя в силовое поле акта, материальный мир наделяется жизненной — животной — силой. Автор постепенно, незаметно и сладострастно одушевляет вещи, дотрагивающиеся до женщины. Ее ридикюль становится «слепым черным щенком», в бауле лежат «сафьяновые ночные туфли, свернувшись, как в утробе», «все полотенца в ванной были из толстой, сыроватого вида рыхлой материи», у часов на запястье открывается «ониксовое око». Страсти оплодотворяет натюрморт, делая мертвую природу живой, а живую — мертвой. В центральный момент герой (и автор) овеществляет объект своего желания, создавая и тут же разнимая возлюбленную на части, как анатомическую куклу. «Словно накладывал на лицо маску, словно краской покрывал бока, словно передником облегал ее живот поцелуями. Ее худенькое послушное тело, ежели его перевернуть рукой, обнаруживало новые диковины — подвижные лопатки купаемого в ванне ребенка, балериний изгиб спины, узкие ягодицы двусмысленной неотразимой прелести». А чтобы у читателя не осталось сомнений при виде знакомого набоковского фетиша, в ход идет арифметика. «Груди этой двадцатичетырехлетней нетерпеливой красавицы. казались лет на десять моложе ее самой»: 24 — 10 = 14.

Построив книгу вокруг новой нимфетки, Набоков с неожиданной ясностью отвечает на проклятый вопрос. Что бы ни говорили интерпретаторы о символическом характере его эротики, для Набокова она — не средство, а цель. В литературе, объясняет он, не находится «выражение тому, что так редко удается передать современным описаниям соития, потому что они новорожденны и оттого обобщены, являясь как бы первичным организмом искусства».

У секса — не любви! — нет языка, ибо он лишен культурного контекста. Нам нечем описать то, что происходит за порогом (спальни), потому что в ней открывается целостный, нерасчленимый, невоспроизводимый в слове опыт. Пытаясь вновь изобразить его, Набоков выдает сокровенный секрет. Чтобы настоящая страсть стала книжной, чтобы Лаура совместилась со своим оригиналом, ее надо отождествить с «ненаписанной, наполовину написанной, переписанной трудной книгой».

Эту книгу Набоков писал до последнего дня.

P.S. 17 ноября книга появилась на прилавках американских магазинов. Русский перевод выйдет в 20-х числах ноября. На обложке — богиня Флора с картины Боттичелли «Весна».

P.P.S. 4 декабря на аукционе Christie’s будет представлена рукопись «Лауры», выставленная на продажу Дмитрием Набоковым…

Картина дня Андрей Бажутин: «Им даже горцев удалось запугать». На председателя Объединения перевозчиков России завели три дела — он подался в бега и дал интервью «Новой» Умерла обозреватель «Новой газеты» Эльвира Горюхина «Мемориал»: родственников задержанного чеченского правозащитника выгнали на улицу, отобрав ключи от дома Нацфонд Казахстана попал под арест: что дальше? После ареста 22 миллиардов долларов в экономике страны образовалась значительная пробоина От дела историка Дмитриева остались одни руины, но силовики по-прежнему бьются за его посадку. Почему? Мы в соцсетях Рубрики Соцсети Связь с редакцией

101990, Москва, Потаповский переулок, 3

По вопросам рекламы:

Нашли ошибку?

Нашли ошибку в тексте — выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl+enter .

Источник:

www.novayagazeta.ru

Просто полюбоваться ( Лазурный берег Франции) - Леди

Просто полюбоваться ( Лазурный берег Франции)

Адамович, Георгий Викторович (1894—1972) — русский поэт и критик

Барк, Пётр Львович (1869—1937) — последний министр финансов Российской империи

Воеводский, Степан Аркадьевич — морской министр, член Государственного Совета

Волжин, Александр Николаевич — обер-прокурор Святейшего Синода

Голенищев, Владимир Семёнович — учёный-египтолог, один из основателей московского Музея Александра III

Екатерина Долгорукова, светлейшая княгиня Юрьевская — морганатическая супруга императора Александра II

Кочубей, Елизавета Васильевна (1821—1897) — княгиня, автор нескольких романсов

Меллер-Закомельский, Александр Николаевич — барон, генерал от инфантерии, член Государственного Совета

Свечин, Михаил Андреевич — генерал, герой русско-японской войны, участник Белого движения.

Сибиряков, Александр Михайлович — золотопромышленник, исследователь Сибири, меценат

Трухачёв, Сергей Михайлович — офицер Русской императорской армии и генерал Русской армии. Первопоходник.

Щербачёв, Дмитрий Григорьевич — генерал от инфантерии Русской императорской армии, деятель Белого движения

Юденич, Николай Николаевич (1862—1933) — генерал от инфантерии Русской императорской армии, деятель Белого движения

На мраморных надгробиях знаменитые исторические фамилии — князей Гагариных, Оболенских, Церетели, Волконских.

Источник:

lady.mail.ru

404 ошибка - страница не найдена

Получите скидку!

Скидка на заказ

Вы готовы к праздникам? Скидка до 30%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 11 марта 2018 г.

Скидка на заказ

Новогодняя распродажа! Скидки 50%!

Акция доступна для всех клиентов интернет-магазина "УчМаг". Акция распространяется на определённую группу товаров.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Одежда и аксессуары на осень - зиму 2017!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 70%!

ТРЕНД КУРС со скидками до 70%!

Ввод промо-кода не требуется!

Используйте фильтр "по скидке" для того, чтобы найти самые выгодные скидки раздела!

Действует до: 28 января 2018 г.

Лучшие акции!

Лучшие акции от Wildberries в одном месте!

Акции могут закончится раньше времени по решению интернет-магазина.

Скидка распространяется только на товары, участвующие в акциях.

Действует до: 28 января 2018 г.

Деньги в подарок

500 рублей на шопинг!

Необходимо подписаться на новости.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 60%!

Выбор стилиста для детей со скидками до 60%!

Выбор стилиста для детей со скидками до 60%!

Без ввода промокода.

Скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 70%!

Выбор стилиста для женщин со скидками до 70%!

Выбор стилиста для женщин со скидками до 70%!

Без ввода промокода.

Скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Скидки до 70%!

Выбор стилиста для мужчин со скидками до 70%!

Выбор стилиста для мужчин со скидками до 60%!

Без ввода промокода. Предложение ограничено. скидка распространяется только на товары из данного раздела.

Действует до: 28 января 2018 г.

Спецпредложение

Новинки книг по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Книжные бестселлеры по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Книга – лучший подарок!

Ввод промокода не требуется.

Детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Аудиокниги – любимые произведения в дороге, на отдыхе и за рулём по супер цене!

Ввод промокода не требуется.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка на заказ

Лучшие из лучших!

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Спецпредложение

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Подарок к заказу

В самом первом письме — две книги в подарок!

Детали на странице акции.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 15%

Книжная эволюция! Скидка до 15%!

Чтение из одноклеточного сделало человека. Каждый пользователь получает скидку 5% сразу после регистрации. Скидка эволюционирует вместе с вами и зависит от суммы, потраченной в нашем магазине. Максимальная личная скидка 15%. Промо-коды на странице.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 50%

Скидка по книжной эволюции суммируется со скидками по акциям. Общая скидка от 5% до 50%.

Действует до: 31 января 2018 г.

Плюс 5% за большой заказ!

За заказ от 10 000 к сумме скидок по эволюции и акции вы получите еще 5%. Общая скидка не больше 50%.

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидки до 50%

Акции недели! Скидки до 50%!

Действует до: 31 января 2018 г.

Скидка до 35%!

Праздничными скидки до 35%!

Детали на странице акции.

Действует до: 14 января 2018 г.

Спецпредложение

Лучшие книги 2017 года!

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 20 января 2018 г.

Бонусы в подарок

Дарим бонусы за рекомендацию

Дополнительные детали на странице акции.

Действует до: 28 февраля 2018 г.

Скидка -50% на все!

Ввод промокода не требуется

Действует до: 15 января 2018 г.

Скидка до 40%!

Скидка до 40% на лучшие аудиокниги МИФа!

Аудиокнига «Будь лучшей версией себя» в подарок за подписку.

Источник:

biblioteka.net.ru

Знакомая вся Ницца

ТОП 10 лучших статей российской прессы за Авг. 31, 2016 Знакомая вся Ницца

Автор: ДАНИЛА АНТОНОВСКИЙ. GQ

Какой была Ницца времен Бунина и Дягилева

Лазурный Берег – место для русского человека очень важное. Здесь сходятся две России: та, в которой мы живем, и та, кото­рую мы потеряли.

Говоря о Лазурном Береге, хочется взять тон Саши Соколова – со всеми этими лучами солнца, застрявшими в кроне деревьев, секретными тропинками, примятыми травинками, открытыми верандами и следами от купальника на родном и любимом бедре.

Место это – а точнее то настроение, то слад­кое и размеренное ощущение жизни, что разлиты здесь в воздухе, – действительно напоминает стародачный поселок. Здесь не только ходят на пляж, но и ездят в гости в соседний город. Не только ужинают в ресторане, но и накрывают столы на балконах, украшенных резными решетками. Здесь встречают знакомых на улицах, работают, покупают овощи, растят детей, спят после обеда, читают великие романы, или фантастику, или детективы – в общем, что под руку попадется.

Но самое главное, здесь ощущается связь ­времен, и знающие люди – равно как в Переделкине или Комарове – указывают по сторонам. В этом доме останавливался Чехов. А в этом – дописывал «Дар» Набоков. Здесь был отель, в котором то ли застрелился, то ли был застрелен Савва Морозов. Этот пляж – мы сейчас туда спустимся – назван по имени русской балерины, да-да, той самой. А вот там, наверху, отсюда не видно, находится вилла Belvedere, которую снимала чета Буниных на протяжении два­дцати, что ли, лет.

C тех пор как русские открыли для себя этот берег, их здесь побывало множество. Писатели, художники, поэты, великие князья, промышленники, игроки, революционеры – следы их пребывания разбросаны по всему Лазурному Берегу, словно драгоценные камни среди пляжной гальки. Достаточно просто посмотреть под ноги.

Первые крупные поселения на этом побережье были основаны ионийскими греками, этими неугомонными и любознательными людьми. Сначала, на стыке VII–VI веков до н. э., появилась Массалия, превратившаяся в Марсель, а затем, чуть позже, в IV веке до н. э., Никея-Ницца. Интересно бывает сидеть в марсельском ресторане и представлять, что кто-то из первых переселенцев мог быть знаком с греческими философами вроде Анаксимена или Анаксимандра. Впрочем, это упражнение чуть более специфическое, чем марсельский буйабес.

Дальнейшая история побережья была историей всей западной цивилизации, то есть чередой войн, нашествий, эпидемий и переходов через империи, герцогства, королевства и государства. Окончательные границы сформировались здесь в начале 60-х годов XIX века, когда Франция получила Ниццу, принадлежавшую до этого Сардинскому королевству, и купила у Княжества Монако города Рокбрюн и Ментона.

Название же свое Лазурный Берег получил благодаря малоизвестному французскому писателю Стефану Лежару, который выпустил в 1881 году одноименный роман. Он представлял собой путевые заметки и, как все не очень хорошие романы, состоял из множества эпитетов – просто один из них оказался удачным.

Русские появились на Лазурном Берегу в XIX ве­­­ке. То была своего рода климатическая миграци­я, поскольку здешний воздух много способствовал излечению разного рода забо­леваний вроде астмы или туберкулеза.

Были, впрочем, и другие обстоятельства. В 1850 году политически неблагонадежного Герцена выслали из Франции, и он был вынужден уехать в Ниццу, которая в то время не входила в состав страны. Здесь он поселился на Promenade des Anglais, в двухэтажном доме с садом, и почти сразу же отправил приятелю письмо такого содержания: «Ни разу в жизни я еще не испытывал такого климатического ­блаженства, как здесь, даже жара. не помеха».

В Ницце на Герцена одно за одним обрушились несчастья. Сначала вскрылась связь его жены с приятелем (тем самым, которому он писал про климатическое блаженство). Затем пришло известие о крушении парохода, на котором плыли в Ниццу мать публициста и его сын. И наконец, умерла сама жена.

Она была похоронена в Ницце, на Cimetiere du Chateau. Сюда же спустя 16 лет перевезли из Парижа тело самого Герцена и поставили внушительный памятник, который стоит до сих пор.

Ниццу посещал и Гоголь. Он провел здесь зиму 1843–1844 годов, пытаясь работать над вторым томом «Мертвых душ», однако не слишком в этом преуспел. Да и как тут преуспеешь, когда «Ницца – рай; солнце, как масло, ложится на всем; мотыльки, мухи в огромном количестве, и воздух летний. Спокойствие ­совершенное».

Несколько иначе увидел Ниццу Александр ­Куприн, бывавший здесь в начале XX века: «Ницца – это сплошное человеческое недора­зумение. И Юлий Цезарь, и Август, и, кажется, Петроний избегали этого болотистого, зараженного малярией места. В Ницце они держали только рабов, гладиаторов и вольноотпущенников. Сами же они жили в Cimiez или Frejus, где, как памятники своего величия, они создали прекрасные цирки, такие прочные, что до сих пор время не может их изглодать. Потом произошла довольно глупая история. Покойной английской королеве Виктории почему-то приглянулось это болото, и тотчас же английский снобизм, русское обезьянство, шальные деньги американцев и вечная лакейская услужливость французов сделали из Ниццы модный курорт».

На самом деле Куприн все напутал. Королева Виктория появилась здесь только в конце XIX века, когда эти места были уже прочно обжиты и англичанами, и русскими. Массовое паломничество наших соотечественников было вызвано другими причинами, а именно при­ездом в Ниццу в 1856 году вдовствующей императрицы Александры Федоровны.

Визит был обставлен весьма пышно, особенно по меркам небольшого курортного городка. Александру Федоровну сопровождала свита из 400 человек, которая смела подчистую все мало-мальски приличное жилье в городе. Русские предлагали за квартиры цены, которые вдвое или втрое превышали те, что привыкли платить старожилы курорта, англичане, – в результате те вовсе не смогли отдохнуть в Ницце в том сезоне. Таким образом русские взяли небольшой, но все-таки реванш за недавнее поражение в ­Крымской войне.

Впрочем, одним сезоном дело не ограничилось. «Англичане утверждают, – писало местное издание, – что русские принесли сюда свойственные им суету и суматоху». Под этим, очевидно, подразумевалось масштабное строительство, которое было развернуто здесь во второй половине века.

Некоторые из русских курортников скупали местные виллы (и немножечко расширяли их). Другие приобретали землю и затевали собственное строительство. Одним из самых масштабных проектов стал замок Вальроз, выполненный по заказу барона фон Дервиза (несмотря на фамилию, он был русским и носил имя Павел Георгиевич).

Барон, разбогатевший на строительстве железных дорог, приобрел десять гектаров земли в квартале Valrose и приступил к возведению огромного, в готическом стиле, замка. К работам было привлечено более 800 человек со всей округи, что, с одной стороны, позволило закончить проект в рекордные три года, но, с другой – почти полностью парализовало все прочее строительство в городе, потому как совершен­но исчерпало местный рабочий ресурс. Замок этот стоит до сих пор, в нем располагается один из факультетов местного университета.

В 1858 году было закончено возведение церкви Святителя и Чудотворца Николая и Мученицы Царицы Александры на rue de Longchamp. Это был первый православный храм на Лазурном Берегу, впоследствии их появится больше – еще один в Ницце, на улице с потрясающим названием boulevard du Tzarewitch, а также в Каннах, Антибе и Ментоне.

К концу XIX века рекламные проспекты отелей завлекали клиентов волнующими слоганами вроде «У нас останавливается русская аристократия». Обывателю предлагалось вообразить себе картины невиданной роскоши и столь же невиданного разгула, которому предаются velikie knyazya в огромных залах, огороженных бархатными портьерами, – и, вообразив, забронировать номер.

Русской аристократии здесь было действительно много. Мопассан так описывал свои впечатления от Канн образца 1888 года: «Принцы, принцы, всюду принцы! Здесь можно встретить высочества, большие и малые, богатые и бедные, веселые и грустные, на все вкусы». Стоит отметить, что французское prince соответствует русскому «великий князь», а поезд, который приходил в Канны из Петербурга, так и называли: «великокняжеский».

Центром местной светской жизни была вилла «Казбек», принадлежавшая великому князю Михаилу Михайловичу. Женившись моргана­тическим браком (на внучке Пушкина, между прочим), он попал в немилость к Александру III, не имел возможности вернуться в Россию и ­проживал между Англией, Швейцарией и Францией.

Вот как описывает свой визит в Канны его брат, Александр Михайлович: «Моя сестра Анастасья и «ссыльный» Михаил Михайлович встретили нас в Каннах. Как всегда сияющая красотой Анастасья пользовалась поклонением всего ривьерского света. Михаил жил со своей супругой на вилле «Казбек», служившей местом сбора для их бесчисленных друзей. Каких-нибуд­ь два года назад их упорядоченное ничегонеделание меня бы коробило. Теперь я влился в их ряды».

Чуть позже, когда, по выражению Набокова, революция «пошла переставлять мебель», вилла служила пристанищем для беженцев из России, а затем, после смерти владельцев, была преобразована в многоквартирный жилой дом. Предложения о продаже появляются здесь крайне редко, но все же появляются.

К слову, сам Набоков (с женою Верой и трехлетним сыном Дмитрием) провел в Каннах лето 1937 года. Семья снимала квартиру по адресу 81 rue George Clemenceau. Дом этот до сих пор стоит, и даже вывешиваются на его балконах предложения об аренде жилья, впрочем, ­узнать, в какой именно квартире жил писатель, не представляется возможным.

В Каннах между Набоковыми разыгралась настоящая драма. Писатель признался жене, что влюблен в другую женщину, и после этого, по собcтвенному признанию, провел худшую ночь в жизни, за исключением той, когда умер его отец. Ситуация усугубилась неожиданным приездом набоковской пассии, которая подкараулила семью на пляже (они ходили на Plage du Midi) и расположилась неподалеку, бросая в их сторону многозначительные взгляды. В этот момент Набоков понял, что прочная и глубокая связь с Верой дороже любого увлечения. Набоковы ушли, девушка осталась на пляже, – конфликт между супругами был исчерпан. Впереди у них было 40 лет безоблачной ­семейной жизни.

Осенью Набоковы переехали в Ментону и поселились в гостинице Les Hesperides по адресу 11 rue Partoneux (дом этот тоже сохранился, сейчас в нем находится какой-то азиатский ресторан). Здесь Набоков заканчивал «Дар» и переписывался с одним из главных своих конкурентов на место в вечности, Иваном Буниным.

В отличие от своего респондента, который в то время был писателем начинающим и мотался по Лазурному Берегу в поисках более дешевого жилья, Бунин вел жизнь оседлую. На протяжении многих лет они с супругой (а также свитой приживальщиков) снимали виллы в Грассе, городке, расположенном неподалеку от Канн, на отроге Приморских Альп. Дольше всего они прожили на вилле Belvedere, где Бунин написал «Темные аллеи» и узнал о присуждении ему Нобелевской премии. Один из его приятелей, писатель и переводчик Борис Зайцев, писал: «Встречались постоянно и в Париже, но особенно остался в душе Грасс, милая вилла «Бельведер», скромная, с поразительным видом на Канн».

Из Грасса Бунин часто ездил в Ниццу – пропустить по стаканчику со своим приятелем и местным жителем Марком Алдановым. Тот к тому времени окончательно укрепился в статусе одного из самых заметных писателей своего времени, и Бунин неоднократно писал в Нобелевский комитет, выдвигая его кандидатом на премию по литературе.

«Алданов любил Ниццу чрезвычайно, – вспоминал поэт Григорий Адамович. – Мы встречались в маленьком кафе на площади Моцарта с квадратным парком напротив и высокими пальмами в парке соседнего дорогого отеля. Ничего особенного привлекательного на площади этой не было. Но Марк Александрович повторял: «Где же еще можно найти такой вид?»

Жил в Ницце и Чехов. В первый свой приезд он останавливался в отеле Beau Rivage, который сохранился и по сей день, а затем, освоившись в городе, снимал номер в скромном Pension Russe по адресу 23 rue de Gounod. Этот отель тоже сохранился, но сменил вывеску – теперь он называется «Оазис». Здесь были написаны последние акты «Трех сестер».

Русское присутствие на Лазурном Берегу подробно запротоколировано и отлито в бронзе. Памятн­ик Бунину в Грассе, Александре Федоровне­ в Вильфранше, Дягилеву в Монте-Карло. Мемориальные доски – две чеховские в Ницце, бунинская в Грассе, табличка в Вильфранше, повествующая о создании местной биологической станции неким Professeur Alexis Korotneff (не говоря уж о великом множестве подобных табличек на русском кладбище Кокад в Ницце).

Однако особая прелесть Лазурного Берега ­заключается в том, что местный благословенный климат сглаживает тот надрыв, который обычно заключен в подобных памятниках. Здесь они так естественны, так безмятежны, так органично вплетены в пейзаж, что не вызывают мыслей о «России, которую мы потеряли». Напротив, они служат связующим звеном, заключают в себе тихую и спокойную уверенность в том, что нет страны «той» или «этой», а есть только мы, люди с непривычными для иностранного слуха именами вроде Michel Michailoviych или Aleksandra Fedorovna, вся разница между которыми заключается в том, что одни жили раньше, а другие – живут сейчас.

  • Поделиться в

Коментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Источник:

www.ld.pressa.ru

Бегляров Д., Набокова О. и др. (ред.) Лазурный берег в городе Москва

В представленном каталоге вы сможете найти Бегляров Д., Набокова О. и др. (ред.) Лазурный берег по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в группе товаров Книги. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт России, например: Москва, Калининград, Тюмень.